NovayaGazeta.Ru
Всё о газетеПоиск по архивуНаши акцииНаши расследованияКолумнистыФорум «Открыто.Ру»Сотрудники редакцииТелефоны редакцииРеклама в газете

Президент финского ПЕН-клуба Юкка МАЛЛИНЕН:
ДУМАЛ, ПРИДУТ 200 ЧЕЛОВЕК, А ПРИШЛИ 3000
Так я ошибся, когда подавал заявку на проведение митинга после убийства Анны Политковской
       
       
Фамильные корни приблизительно каждого третьего финна — с Карельского перешейка (для финнов он до сих пор — земля обетованная). До 17-го года обитатели этих мест «жили с Петербурга»: дрова, сено, масло (самое лучшее, чухонское) привозили в Питер с Карельского перешейка. Ныне русская деревня Барышево (в финское время имевшая прелестное название Pllkkl) на берегу реки Вуоксы — родина матери Юкки Маллинена, президента финского ПЕН-клуба.
       Юкка Маллинен называет себя «финном московского разлива», поскольку образование получил на филфаке МГУ, а воспитание — в среде московских литературных диссидентов семидесятых. И даже стал персонажем русской литературы: прототипом героя повести Евгения Попова — «простого финского колхозного парня дяди Юкки».
       Юкка стал, по словам Виктора Кривулина, «одной из ярчайших фигур хельсинкской литературно-художественной богемы, талантливым поэтом и критиком, основным переводчиком литературы русского постмодерна и бескорыстным пропагандистом российского андеграунда». Из последних переводов — «Записки из следственного изолятора» Григория Пасько, «Вторая чеченская война» Анны Политковской и только что вышедшая в Финляндии книга Михаила Берга «Письма президенту»…
       
(Фото Михаила Кузьмина)       — Юкка, в чем основная трудность перевода с русского языка на финский? Каких слов не хватает в финском языке?
       — Бюрократических терминов. Как перевести на финский, например, «инструктор идеологического отдела»?
       Вот как раз эти советские реалии сложны. Тем более что хорошая литература часто обыгрывает такого рода лексику. Одно выручает — Карельская автономная республика, в которой еще живут финны.
       — Как случилось, что вы стали учить русский язык и заниматься русской литературой?
       — Бес попутал. Молодой был. Обычно, когда западные люди влюбляются в русскую литературу, то непременно в классику девятнадцатого века. Но в шестидесятые годы, когда я был школьником, у нас стало выходить много переведенной русской литературы двадцатых годов: Булгаков, Бабель, Замятин, Пильняк… Мне захотелось прочесть Бабеля, Маяковского, Багрицкого, Замятина, Крученых в оригинале. И я поехал учиться в Московский университет.
       — То, о чем писали перечисленные вами писатели, было в контексте социализма. Насколько хорошо известен финнам этот контекст?
       — Мы же всегда жили рядом с «медведем», как говорят у нас. Была война 1939 — 1940 гг., потом был договор о дружбе и взаимопомощи, который позволял Советскому Союзу как-то влиять на финские дела. У нас, конечно, не было политической диктатуры, но все-таки мы жили под советской угрозой. Хотите финский политический анекдот времен «братской помощи Афганистану»? В Финляндии запретили рубить лес на восточной границе. Почему? Потому что, представьте, что будет, если лесоруб случайно ударит по колену топором и закричит: «Помогите!». С той стороны границы тут же прибежит на помощь целый дивизион.
       — Какой из видов искусств ближе финскому менталитету?
       — В Финляндии очень много театров — любительских. В каждой деревне свой театр. Финны действительно тихие, медлительные, стеснительные. В жизни они стесняются проявить свои эмоции. А когда они играют на сцене, то освобождаются. Есть и радикальный театр. Антиэстетический, ориентированный на общественные проблемы.
       — Вы ведь драматургию тоже переводите? Среди ваших переводов «Таня, Таня» Ольги Мухиной, «Терроризм» Пресняковых, «Вальпургиева ночь» Венедикта Ерофеева...
       — Языковая фантазия у Ерофеева северного, лапландского типа. Скажу больше: знаете, кто научил его пить? Когда он лежал в раковом отделении больницы, его посетил писатель Евгений Попов. И он рассказал мне потом, что Веничка вспоминал молодость на станции Чуба, на Кольском полуострове, в деревне, где жили и русские, и карелы (т.е. практически финны), которые и научили его пить. Представьте, как сложилась бы судьба русской литературы, если бы в Ерофееве не было финской любви к водке.
       А вообще русская литература очень повлияла на нашу — понятно, что она окрепла, сопротивляясь «тем отдельным сторонам российской жизни, которые делают ее не вполне удобной».
       — Вы побывали в Москве семидесятых, потом уехали, поэтому сохранили в памяти город и людей в том виде, в котором они существовали тогда, без оглядки на их сегодняшние, порой удивительные трансформации…
       — Лет пятнадцать тому назад в Москве высказывалось мнение, что я должен написать воспоминания. А сейчас у московских и питерских писателей мнение абсолютно противоположное. То есть считают, что, если я напишу воспоминания, их следует спрятать в сейф лет на пятьдесят, потому что я слишком много знаю…
       Кстати, я переводил и Анну Политковскую, которая бывала в Финляндии много раз, выступала по телевидению, печаталась. Ее в Финляндии знают все, она — финский автор.
       — Так можно договориться до того, что и Чечня — финская республика.
       — Вы в курсе, что мы, финны, немножко виноваты в чеченской войне? Я один раз видел по телевидению интервью Дудаева. И он говорил: «Если финны смогли обрести и сохранить независимость, то и мы тоже можем». Потом я видел по телевидению Масхадова. И он говорил то же самое. Потом в «Московских новостях» я читал интервью с Басаевым — он ссылался на финнов и обещал развалить Российскую Федерацию, обещал отдать Курилы японцам, Сибирь — китайцам, а Карелию — финнам.
       — Я знаю, что в «веселые девяностые» вы много помогали питерскому андеграунду, а также многим русским и белорусским диссидентам.
       — Белорусы по характеру очень похожи на финнов, поэтому белорусская эмиграция, уехавшая от диктатуры, стремится устроиться именно в Финляндии. Они говорят, что здесь и менталитет похожий, и ритм жизни. В Финляндии есть белорусская диаспора. И у нас два года жил в эмиграции Василь Быков, которому я, как мог, помогал. Вот как раз Василь Быков — типичный финн. Я несколько раз бывал с ним в финской деревне. Он совсем как финский крестьянин — и по выражению лица, и по разговорам. В финской деревне никто не верил, что он — не финн. Вообще я многому научился у белорусов, особенно у Василя Быкова.
       — Кто все-таки пригласил его в Финляндию? Вы, как президент ПЕН-клуба, или правительство?
       — Он получил государственную стипендию. По представлению ПЕН-клуба. Я с ним был знаком и до его приезда в Финляндию, по ПЕНовским делам. Василь понял Финляндию, как никто. И много писал — наверное, для него это был счастливый период. Рассказы, две повести, дневники… Даже рисовал. Есть такая книга стихов хорошего белорусского поэта Рыгора Бородулина, называется «Листы с Хельсинки», так иллюстрациями к ней служат рисунки Быкова.
       — Чем порадуете финского читателя в ближайшее время?
       — Перевожу книгу Валерия Панюшкина «Михаил Ходорковский — узник тишины».
       Вообще, если любого финского писателя спросить, кто его любимый русский автор, первым будет обязательно Даниил Хармс (у литературной молодежи он стал финским писателем), а молодые поэтессы читают Ахматову. Они приезжают целыми автобусами в Питер, чтобы посетить ее могилу.
       — А мы-то думаем, что финские автобусы приезжают за водкой…
       — Конечно, финских автобусов-экскурсий по местам Ахматовой меньше, но и они есть.
       
       P.S. Девятого декабря Юкка Маллинен с делегацией финских журналистов и парламентариев посетил редакцию «Новой». Из Финляндии они привезли книгу соболезнований детям Анны Степановны Политковской, в которой расписались три тысячи финнов. «Когда я подавал заявку в полицию на проведение митинга, на этот раз объяснять цель его проведения даже не потребовалось: смерть Анны коснулась всех. Моя ошибка была в том, что я заявил об участии двухсот человек, а пришли три тысячи…» — пояснил президент финского ПЕН-клуба.
       
       Светлана ПОЛЯКОВА
       
18.12.2006
       

Обсудить на форуме





Производство и доставка питьевой воды

Translate to...
№ 96
18 декабря 2006 г.

Расследования
Хроника следствия британских спецслужб, расследующих дело Литвиненко, на фоне реакции из России

Фон недоверия губительно воздействует на добрые представления немцев о России

Подробности
Что хотел рассказать Скотленд-Ярду бывший офицер ФСБ, ныне заключенный Михаил Трепашкин

Адвокат Елена Липцер: Суд прописал астматику Трепашкину коксохимиотерапию в колонии

Суд да дело
Главный суд страны будет работать вахтовым методом

Болевая точка
Комиссия по теракту в Беслане хочет что-то сказать…

Свидание
Президент финского ПЕН-клуба: Я ошибся, когда подавал заявку на проведение митинга после убийства Анны Политковской

Митинги.Ру
«Другая Россия» обошла запрет властей и разошлась по камерам и партийным квартирам

Мир и мы
Почему сотрудничество с Россией все чаще перерастает в скандал?

Саммит Евросоюза: нас вспоминали только в связи с мясом и нефтью

Власть и люди
В Омской области возрождается карательная психиатрия

Люди, которых спихивают с земли, переходят к самообороне

Цена закона
Именем президента запрещено делать Жилищный кодекс удобным для людей

Так порешили квартирный вопрос. Репортаж с заседания Комитета Госдумы по законодательству

В поисках пропавшего закона о борьбе с коррупцией…

Создание «резерваций для казино» отложено на полгода

За рулем
Отменить правый руль или Федорова?

Талончик на проезд везде

Думцы нашли новый способ подковерной борьбы с коллегами…

Станционный смотритель
Россия, которую мы не хотим…

Конституция. И кто ею занимается

Волобойские вести

Реакция
Дума нетерпимости. Официально «Единая Россия» не терпит национализма

Возмущение, недоумение и стыд — вот главные эмоции читателей «Новой» в ноябре

Отделение связи
Пенсионерам из Лосиного Острова до Москвы не добраться

Читатели «Новой» — о качестве медицинских услуг населению

Четвертая власть
В Самарской области «Единая Россия» взяла штурмом «Сельскую трибуну»

Обстоятельства
У фонда помощи сиротам «Мурзик.Ру» украли 14 тысяч вилок и ложек с надписью «Не для продажи!»

Отдельный разговор
В результате реформы потребление табака едва ли снизится. Зато налоговые поступления вырастут

Табак нанесут на «Атлас». Кому-то нужен социальный взрыв накануне выборов?

Вместо выборов
У Адыгеи нет больше президента-миллионера

Политические игры
СПС клонирует Никиту Белых

Точка зрения
Откуда растут козьи ноги? Российское чиновничество с точки зрения зоопсихологии

Финансы
Банки требуют от клиентов доказать, что вклад заработан честно. Но не поясняют как

Депутаты встали на защиту банковской тайны

О Банке развития… Место, куда прячут голову премьеры

Сбербанк начал ликбез с молодежи

Новости компаний
«Ренову» попросили в суд по фактам хищения на подконтрольном заводе

АвтоВАЗ: руководство на высоте

Как почта держит марку

Проспект Медиа
«Радио России»: «Абонент временно недоступен»

Театральный бинокль
«Золотая маска» началась с двух опер Мариинки

Сектор глаза
В Московском Доме кино — фотовыставка «Чечня глазами детей»

В Третьяковской галерее проходит выставка Джеймса Уистлера

Московский наблюдатель
Катание красного конька

Специальный репортаж
Иерусалим лежит на полпути к небесам

АРХИВ ЗА 2006 ГОД
98 97 96
95 94 93 92 91 90 89 88
87 86 85 84 83 82 81 80
79 78 77 76 75 74 73 72
71 70 69 68 67 66 65 64
63 62 61 60 59 58 57 56
55 54 53 52 51 50 49 48
47 46 45 44 43 42 41-40
39 38 37 36 35 34 ЧН 33
32-31 30 29 28 27 26 25
24 23 22 21 20 19 18 17
16 15 14 13 12-11 10 09
08 07 06 05 04 03 02 01

RSS

«НОВАЯ ГАЗЕТА»
В ПИТЕРЕ, РЯЗАНИ,
И КРАСНОДАРЕ


МОМЕНТАЛЬНАЯ
ПОДПИСКА
НА «НОВУЮ ГАЗЕТУ»:

ДЛЯ ЧАСТНЫХ ЛИЦ
И ДЛЯ ОРГАНИЗАЦИЙ





   

2006 © АНО РИД «НОВАЯ ГАЗЕТА»
Перепечатка материалов возможна только с разрешения редакции
и с обязательной ссылкой на "Новою газету" и автора публикации.
При использовании материалов в интернете обязателен линк на NovayaGazeta.RuRambler's Top100

   


Rambler's Top100

Яндекс цитирования Rambler's Top100