NovayaGazeta.Ru
Всё о газетеПоиск по архивуНаши акцииНаши расследованияКолумнистыФорум «Открыто.Ру»Сотрудники редакцииТелефоны редакцииРеклама в газете

НАША СТРАНА — ПОДРОСТОК. ПРИТОМ ТРУДНЫЙ
«Берег Утопии» Тома Стоппарда: действующие лица — из наших школьных учебников
       
Обложка книги       
Трилогия написана в 2002 году. Поставлена в Лондоне и в Нью-Йорке. Сейчас девятичасовой спектакль в трех частях готовит в РАМТе Алексей Бородин.
       Том Стоппард, автор «Розенкранц и Гильденстерн мертвы» и «Аркадии», сценарист «Бразилии» Терри Гилльяма и «Влюбленного Шекспира», самый известный ныне драматург Англии, уже дважды приезжал на репетиции в РАМТ.
       Благо герои «Берега Утопии» — Герцен, Огарев, Бакунин, Белинский, Грановский, Тургенев, Чаадаев, Чернышевский.
       Московская премьера будет в 2007-м. Русский перевод вышел на днях в издательстве «Иностранка».
       
       
Действие начинается в имении Премухино, у Бакуниных, в 1833-м. В сюжете — «омнибусы, полные трупов» в Париже 1848-го, встреча безумца Бакунина с Вагнером, Лондон 1850-х и гранки «Колокола», 30-летний Карл Маркс со свежеотпечатанным «Коммунистическим манифестом», смерть Пушкина, реформы Александра II, «Философические письма», письмо Белинского Гоголю, «Отцы и дети».
       В финале, в 1868-м, седой Герцен говорит: «Пока мы не перестанем убивать на пути к утопии, мы никогда не повзрослеем. Смысл не в том, чтобы преодолеть несовершенство данной нам реальности. Смысл в том, как мы живем в своем времени».
       «Повзрослеем» — ключевое слово. По сути, Стоппард пишет о XIX веке как о переходном возрасте России.
       …Да-да: их комплекс «догоняющего развития» (а у Стоппарда на тему «Россия есть Калибан Европы» комплексуют все: от Белинского в замызганной приемной журнала «Телескоп» до Тургенева на Всемирной выставке 1864 года; и почему «у Стоппарда»? — все опирается на статьи и письма его персонажей!) — их комплекс «догоняющего развития» похож на муки подростка среди взрослых.
       И университетское целомудрие платоника Станкевича (за которым явно страх перед полом) есть классический комплекс отрочества. И пылкий социальный идеализм. И почти комическая безответственность Бакунина — ребенка до седых волос, всегда готового занять три рубля, поломать бездуховные браки сестер, выставить на баррикады Дрездена «Сикстинскую Мадонну», поработать прототипом Зигфрида в вагнеровской «Гибели богов», взбунтовать Италию… и вновь одолжить червонец у Тургенева.
       И социальная непримиримость. И апокалиптические тексты молодого Герцена о грядущей гибели «паюсной массы» европейского мещанства (тексты эти еще поработают в 1910-х годах, готовя «лучшие умы» к расстрелу крестных ходов на Невском).
       Все это сейчас прочитывается как гамлетовские муки одаренного, но трудного подростка. Анамнез его невроза. Диагноз известен: попытка суицида в 1917-м.
       Русский идеализм XIX века демонтирован в «Береге Утопии» умно и нежно. Сэр Стоппард много бережнее к нашему театру теней, чем мы сами. Ведь все эти фигуры для реальной России-2006 не столько забронзовели, сколь запылены. Язык их дик и непонятен. Точнее, языки: друг с другом-то они не могли договориться, но судьба их наречий, кодексов чести и способов чувствовать примерно одна.
       От рассуждений Бакунина-отца, отставного тверского губернатора, приятеля Державина и Капниста: «А что Вяземский? Под ним двух лошадей подстрелили при Бородине, за это и поэзию простить можно». До неловкого бормотания Белинского: «Вы можете смеяться надо мной, потому что я не знаю ни немецкого, ни французского. Но я бы понял суть идеализма, даже если бы всадник на полном скаку прокричал мне в окно хоть одно предложение Шеллинга». (Ох, как это по-нашему: все понимать с лета!)
       Хотя труженик Белинский, по словам Стоппарда, — любимый его персонаж.
       Осенью 1917 года в тщетной попытке остановить бурю Бердяев писал: «Пора отказаться от зловредной утопии, от представлений о том, что русским нужно исключительно все конечное и последнее… Пора религиозно смириться перед реализмом, перед правами относительного и среднего».
       Это «религиозное смирение» взрослых перед необходимостью «признать правительство», сидеть за письменным столом каждодневно и проверять руки, уши, манжеты и домашние задания детей витает над театром цветных теней Стоппарда.
       Кажется, пришла пора выучиться этим истинам. Вторая попытка.
       
       Елена ДЬЯКОВА
     
       
Том СТОППАРД:
«С Герценом меня познакомил Исайя Берлин»
       
       — Мне не очень просто анализировать свои пьесы. И я не люблю это делать. Первым толчком к работе для меня является идея, а не герой. Хотя, скорее всего, это неверно: нельзя отделять героя от идеи.
       Конечно, я выбрал реальных персонажей. Но историческое сочинение (если это не сборник документов), с моей точки зрения, — тоже литература. Всегда литература. В любой книге «на историческую тему» автор пытается проникнуть в сознание своих героев.
       В этом смысле историк и писатель близки: ученый, видимо, стремится к тому же.
       Несколько лет назад я бы сказал о Герцене, Белинском, Бакунине, Тургеневе: в первую очередь меня привлекают их идеи. И тот вклад, который все они внесли в движение России от ее XIX века к ее XX.
       Но сегодня, когда «Берег Утопии» написан, я понимаю: интереснее всего было исследовать личности Герцена и Белинского.
       Впервые я познакомился с Герценом через Исайю Берлина (известный британский философ и политолог, адресат стихов Ахматовой. — Ред.). Это было довольно давно: Берлину заказали исследование о Карле Марксе. Он пошел в библиотеку Британского музея, в отдел русской литературы, и там наткнулся на книгу, о которой раньше ничего не слышал. А именно — «Былое и думы». И стоял там, между полок библиотеки, и читал первую главу «Былого и дум». В итоге он действительно написал исследование о Карле Марксе, но Герцен его поразил особенно сильно.
       Исайя Берлин читал «Былое и думы» на русском. Я — на английском (существует замечательный перевод). Но я полностью соглашусь с Берлиным: это гениальная книга.
       Русская литература занимает огромное место в сознании британцев. Не буду говорить о романистах, но и русские драматурги для нас — отдельная область театра: пьесы Чехова были переведены на английский почти сразу же после их выхода в России.
       И первая часть моей трилогии, «Путешествие», демонстрирует, как я провалился в попытке написать чеховскую пьесу.
       
       
07.12.2006
       

Обсудить на форуме





Производство и доставка питьевой воды

Translate to...
№ 93
7 декабря 2006 г.

Цена закона
Куда пропал закон о коррупции?

Госдума придумала закон, оправдывающий действия президента

Кавказский узел
Похищения людей: план президента не выполнен

Арестованный полевой командир может и не успеть сознаться в своих преступлениях

Подробности
Самолет Москва–Тбилиси уходит с «грузом-200»

Пожар в доме священника — не несчастный случай?

Суд да дело
Нацистов обвинили в убийстве, а судить будут за хулиганство

Регионы
Осужденного мэра прикрыл Хлопонин

Народ попросили не портить праздник

Отделение связи
Почтамт отказался принять телеграмму для Путина

Точка зрения
Александр Лебедев — о дураках и небоскребах

Инострания
Как стать пожизненным диктатором в условиях демократии? Репортаж из Венесуэлы

Мир и мы
Брежнев подписывал, а нам выполнять?

Россия перед вступлением в ВТО не знает, сколько у нее нефти и газа

Новости компаний
Действия российских компаний на скандинавском медиарынке признаны сомнительными и нежелательными

ВАЗ переживает производственный кризис и смерть менеджера

За рулем
Защитники правого руля выступают за целостность Российского государства

Отдельный разговор
Кого спасет «обязательное тестирование» и принудительное лечение от наркомании?

Специальный репортаж
«Челюскин» нашла кошка. Дневник участника экспедиции, обнаружившей легендарный затонувший пароход

Спорт
Как сборная России по теннису выиграла Кубок Дэвиса

Если звезды «зажигают», да еще и на Красной площади, значит… это нужно самим звездам

О детях — серьезно
Профессиональные методики помогают определить, левша ли малыш

Уроки «Заботы и любви»

Культурный слой
Французский театр представил московскому зрителю спектакль, посвятив его памяти Анны Политковской

Свидание
Министр культуры США: Россия оказала огромное влияние на Америку

Телеревизор
Евгений Бунимович: Звук еще есть, а слух потерян

Кинобудка
Как Ганс Христиан Андерсен стал королем Дании…

Библиотека
Действующие лица «Берега Утопии» Тома Стоппарда — из наших школьных учебников

Как идеалы становятся идолами…

Театральный бинокль
NET-2006 — Орфей в ермолке и невъездная Соня

Музыкальная жизнь
Музыка декабрьских вечеров…

Сектор глаза
Выставки с Юлией Квасок…

АРХИВ ЗА 2006 ГОД
98 97 96
95 94 93 92 91 90 89 88
87 86 85 84 83 82 81 80
79 78 77 76 75 74 73 72
71 70 69 68 67 66 65 64
63 62 61 60 59 58 57 56
55 54 53 52 51 50 49 48
47 46 45 44 43 42 41-40
39 38 37 36 35 34 ЧН 33
32-31 30 29 28 27 26 25
24 23 22 21 20 19 18 17
16 15 14 13 12-11 10 09
08 07 06 05 04 03 02 01

RSS

«НОВАЯ ГАЗЕТА»
В ПИТЕРЕ, РЯЗАНИ,
И КРАСНОДАРЕ


МОМЕНТАЛЬНАЯ
ПОДПИСКА
НА «НОВУЮ ГАЗЕТУ»:

ДЛЯ ЧАСТНЫХ ЛИЦ
И ДЛЯ ОРГАНИЗАЦИЙ





   

2006 © АНО РИД «НОВАЯ ГАЗЕТА»
Перепечатка материалов возможна только с разрешения редакции
и с обязательной ссылкой на "Новою газету" и автора публикации.
При использовании материалов в интернете обязателен линк на NovayaGazeta.RuRambler's Top100

   


Rambler's Top100

Яндекс цитирования Rambler's Top100