NovayaGazeta.Ru
Всё о газетеПоиск по архивуНаши акцииНаши расследованияКолумнистыФорум «Открыто.Ру»Сотрудники редакцииТелефоны редакцииРеклама в газете

ОТКЛЮЧЕНИЕ АППАРАТА
Больше года врачи спасают девочку Медею. Люди всем миром собирали ей деньги на операцию и лечение. И только чиновники самоустранились
       

    
       
Пятигорской девочке Медее Препелице — год и восемь месяцев. Из них год и семь месяцев она провела в больницах: пятигорской, московской и брюссельской. Видела у своей кроватки только маму и людей в белых халатах.
       
       Наша справка
       У Медеи — очень редкая болезнь: билиарная атрезия.
       Билиарная — буквально: желчная. Атрезия — врожденное отсутствие чего-либо в организме. Причина этой болезни неизвестна. Одна из гипотез: вирусная инфекция, перенесенная плодом в утробе матери. В итоге клетки печени работают плохо, желчь не выделяется, и это приводит к циррозу печени. Цирроз развивается со страшной силой. До двух лет редко кто из таких детей доживает. Быстрой и точной диагностики билиарной атрезии у нас в стране почти нет. Есть только в Москве. Пересадку печени детям, больным билиарной атрезией, в Российском научном центре хирургии делает профессор Сергей Владимирович Готье. Готье — гениальный хирург. Но в России возможна только родственная трансплантация.
       На 12 000 новорожденных один ребенок появляется на свет с билиарной атрезией. Много это или мало? Если твой ребенок — очень много.
       
       «Не смейте отключать!»
       Вначале никто из пятигорских врачей не мог понять, в чем дело. Медея не растет, не прибавляет в весе, желтые глаза, огромный живот…
       Мама Медеи Ира — в отчаянии. Врачи ей говорят: «Все! Уже никаких шансов. Будем отключать аппарат». И тут в Иру впервые «входит» т-а-к-а-я сила… Она говорит врачам очень твердо, очень спокойно и очень решительно: «Не смейте! Я буду бороться до последнего».
       И тут же — почти случайно — находит в интернете сайт Общества помощи детям с билиарной атрезией имени Настеньки Рогалевич, который ведет Виктория Лихтина, журналист «Радио России». (Настеньку Рогалевич из Карелии не успели спасти. Она умерла 5 мая 2005 года. Ей было пять месяцев.)
       Что-то до боли знакомым показалось Ире Препелице, когда она прочитала в интернете о билиарной атрезии. Ира пишет Вике Лихтиной письмо по электронке. Вика сразу же включается в ситуацию. Дочь Вики Аришу прооперировали (родственная трансплантация) за три года до этого в бельгийской клинике. Арише было тогда восемь месяцев.
       
       Как включались люди…
       Медея — в реанимации. Почти что умирает.
       От Вики Лихтиной Ира Препелица узнает, что такими детьми, как Медея, занимается Федеральное агентство по здравоохранению и социальному развитию. Подбирает клинику и оплачивает две трети стоимости операции. Но пройти комиссию этого агентства непросто. Это не путь, а социальный кошмар. Надо собрать целую гору справок.
       А Ира уже ничего не боится. С утра до ночи бегает то по Пятигорску, то по Москве, собирая необходимые справки. В каждом очередном окошке ей говорят: везите к нам ребенка, иначе мы не имеем права давать вам эту бумажку. А что такое взять ребенка из реанимации в Пятигорске и привезти в Москву, в это очередное чертово окошко? Но Ира со скоростью света собирает все справки. Сдает на комиссию. И тут выясняется, что комиссия этого Федерального агентства заседает раз в три месяца, а в какой именно день — никто не знает, страшная военная тайна.
       Врачи говорят, что жить Медее осталось от силы несколько дней.
       1.11.2005. Всеми правдами и неправдами удается узнать, что комиссия в агентстве состоится на следующей неделе.
       2.11.2005. Если решение комиссии будет положительным, Ире Препелице выставят рублевый счет всего на треть суммы. Но операция в Бельгии стоит 85 тысяч евро, в Германии — 75 тысяч. У Медеи действительно билиарная атрезия. Но родственная трансплантация невозможна. По медицинским показаниям ни мама, ни старшая сестра Кристина в качестве доноров не подходят. Папы у Медеи нет. Даже если агентство даст «добро», нужно еще порядка 35 000 евро. А зарплата Иры Препелицы — полторы тысячи рублей в месяц. Ира собирается продать квартиру, взять кредиты. Ее отговаривают. Где она потом будет жить с больным ребенком? Как расплачиваться с кредитами? На сайте общества появляется сообщение: «Пожалуйста! Помогите собрать деньги для Медеи Препелицы!».
       3.11.2005. Сбор денег для Медеи идет вовсю. Уже собрано 240 000 рублей. Когда комиссия — опять неясно.
       7.11.2005. Врачи говорят, что обычным рейсом везти Медею в Бельгию нельзя. Она просто не перенесет такой перелет. Нужен спецрейс. А это еще 24 тысячи евро. Счет жизни Медеи идет уже не на дни, а на часы и минуты. А Федеральное агентство всего лишь обещает «начать обработку документов Медеи».
       И тогда Вика Лихтина идет к коллегам по ВГТРК, в программу «Вести». Просит: «Помогите — девочка умирает». Собкор «Вестей» в Пятигорске срочно снимает сюжет: рассказ о Медее, интервью с ее мамой. Потом едет в больницу, получает разрешение на съемку в реанимации… Сюжет в «Вестях» выходит 9 ноября 2005 года. Назавтра его повторят несколько раз днем.
       
       Деньги для Медеи нашлись. Нет, не у государства. Собрали люди.
       О том, как просто люди из просто жизни собирали деньги для Медеи и как отключился от Медеи госаппарат (Федеральное агентство), я расскажу чуть позже. А пока отмечу: одиннадцать месяцев Медея в брюссельской клинике Сен-Люк ждала операцию. И все это время — первая в экстренном листе ожидания. Нужно, страшно сказать, чтобы умер ребенок и еще с очень редкой для Европы III группой крови. И тогда Медее пересадят его печень.
       26 апреля с.г. в Бельгии Медее исполняется годик. Ей то лучше, то хуже. Температура то 39, то аж 42. Бельгийские врачи не отходят от Медеи. Главное — дотянуть до операции. После трансплантации дети с билиарной атрезией быстро растут, начинают ходить, говорить, смеяться.
       В интернете почти каждый день спрашивают: «Как дела у Медеи?». Вика Лихтина подробно рассказывает. И люди продолжают слать Медее деньги.
       14.06.2006. У Медеи высокая температура, асцит.
       20.07.2006. Состояние девочки требует теперь постоянного внутривенного поддержания антибиотиками.
       07.09.2006. Сегодня на комиссию в Федеральное агентство Ира Препелица подала документы для оплаты задолженности перед клиникой и получения командировочных. Финансовый департамент брюссельской клиники Сен-Люк прислал счет за июнь—июль с.г. на сумму 42 000 евро. Состояние Медеи требует постоянной интенсивной терапии. Это стоит немалых денег. Бельгийские врачи лечат Медею в долг.
       15.09.2006. У девочки вновь высокая температура.
       05.10.2006. Получаю SMS на мобильный: «Сегодня рано утром у Медеи началась операция по трансплантации трупной печени».
       Молюсь, чтобы все было хорошо.
       Того же дня в 20 часов 13 минут — новое SMS: «У Медеи только что закончилась операция. Все прошло хорошо».
       06.10.2006. Боюсь звонить Вике Лихтиной. Почти неотрывно смотрю на свой мобильный. 17 часов 18 минут — SMS: «Медею перевели из реанимации в палату».
       Из письма мамы: «Здравствуйте все! Девять часов ожидания окончания операции. И невероятно долгие два часа — до того момента, когда меня впустили в реанимацию и я увидела мою девочку! Врачи говорят, что операция прошла успешно. Завтра будут известны результаты УЗИ новой печени. Медея, как всегда, держится молодцом. Еще раз хочу поблагодарить всех тех, кто дал возможность дожить моей дочери до сегодняшнего дня, всех, кто помогал, переживал, поддерживал, сочувствовал и молился за мою малышку. Без всех вас у Медеи не было бы шансов! Очень надеюсь, что для Медеи начнется теперь новая жизнь. Скоро мы сможем покинуть больничные стены и вернуться к нормальной жизни. И ВСЕ ЭТО БЛАГОДАРЯ ВАМ!!! Еще раз огромное материнское спасибо!!!».
       9 октября с.г. на телеканале «Россия» в программе «Вести» — очень подробный репортаж о Медее Препелице. Бельгийские врачи, обычно такие сдержанные, не скрывают радости. «Прошло всего несколько дней после трансплантации. Хорошо, что операция завершена и печень работает адекватно, но нам нужно еще немного времени, прежде чем мы сможем сказать, что все закончено и девочка полностью здорова. Некоторые осложнения возможны, но пока все складывается удачно», — говорит, улыбаясь, руководитель отделения трансплантации печени госпиталя Сен-Люк профессор Девиль. А Ира Препелица в телевизоре такая отчетливо-отчетливо счастливая.
       Чуть было всё не сглазили.
       11.10.2006. 22 часа 46 минут. SMS — на мой мобильный: «У Медеи — три остановки дыхания. Сейчас идет операция».
       12.10.2006. Медея по-прежнему в реанимации. Операция не обнаружила инфекции в организме. Печень приживается хорошо. Но организм девочки ослаблен и дает сбой. Состояние нестабильное.
       16.10.2006. Из письма мамы: «За последние сутки Медее были сделаны две экстренные операции. Состояние моей девочки тяжелое. Ей нужна ваша поддержка и вера».
       18.10.2006. Сегодня Медее чуть получше.
       20.10.2006. Федеральное агентство отказывает Ирине Препелице в выделении льготного курса для оплаты счетов клиники и командировочных. Речь идет о счете финансового департамента клиники Сен-Люк за июнь—июль с.г. на сумму 42 000 евро.
       Напомню: Ира подала в агентство документы для оплаты задолженности перед клиникой за июнь—июль с. г. Это было до операции Медеи. С ноября прошлого года девочка лежала в реанимации. Все деньги, собранные людьми для Медеи, — 85 тысяч евро — ушли на интенсивную терапию. И только в мае с. г. кончились эти деньги.
       Вика Лихтина думает, что общая задолженность (включая четыре операции) клинике за Медею будет примерно 100—150 тысяч евро. И где взять такие деньги, раз Федеральное агентство отказало, непонятно.
       21.10.2006. В 9 часов 39 минут SMS на мой мобильный: «Медея дышит сама».
       26.10.2006. Из письма мамы: «Благодарение Господу! Медеечке становится немного лучше. Я не только каждый день с ней рядом, но и по два-три часа держу ее на руках. Проблем еще очень много. Врачи говорят, что мы должны набраться терпения и ждать».
       
       …и как отключался госаппарат
       Итак, Федеральное агентство отказало Ирине Препелице в оплате счетов клиники. Чем мотивируют?
       Цитирую дословно.
       «Федеральное агентство по здравоохранению и социальному развитию рассмотрело Ваше заявление об оплате командировочных расходов, связанных с ожиданием операции трансплантации печени в клинике Сен-Люк (Бельгия) Препелицы Медеи, 2005 года рождения, и сообщает.
       Росздравом в установленном порядке направление в клинику Сен-Люк осуществляется на основании решения Комиссии Росздрава по отбору российских граждан для направления на лечение за рубежом при условии первоочередности в листе ожидания клиники.
       В соответствии с действующим законодательством финансирование расходов граждан, самостоятельно выехавших на лечение за рубеж, Росздравом не проводится.
       Н.Н. Володин».
       Напомню, что когда — год назад — всем миром спасали Медею и счет ее жизни шел на часы и минуты, Федеральное агентство заседало раз в месяц, а интернет работал круглосуточно. И именно через интернет (а еще через телевидение и газеты) люди помогали пятигорской девочке.
       В Питере кто-то заказал службу по Медее во всех храмах. Телефон в пятигорской квартире Иры Препелицы разрывался ежеминутно. Звонила команда летчиков с Дальнего Востока. Звонил водитель «КамАЗа» с Камчатки. Звонила пенсионерка из Воронежа — уточнить цифры банковского счета, чтобы выслать 400 рублей. И 200, и 100, и 300 рублей присылали. Деньги поступали на пятигорские и московские счета каждый час. Иру останавливали абсолютно незнакомые люди на улицах Пятигорска и в московском метро, узнавали в лицо по телесюжету и давали деньги. Ира отказывалась, упиралась: спасибо, но уже не надо, нам хватает; какой-то человек («просто Алексей») дал аж 75 тысяч евро, принес и убежал, даже фамилии не сказал; однако есть другие больные дети, их имена вывешены на сайте, помогите им. Но люди Ире говорили: вы лучше знаете, как распорядиться этими деньгами, сами отдайте, кому нужно.
       И Ира отдала «лишние» деньги ставропольскому трехлетнему мальчику Егору Старостину. У него — опухоль печени. Уже есть вызов из Германии на срочную операцию, и выставлен счет на 20 тысяч евро. Но денег нет. И не предвидится. И Ира дает родителям Егорки эти самые 20 тысяч евро. Наутро следующего дня счет оплачен. А еще через два дня Егорке в Германии сделали операцию.
       А что касается Федерального агентства, то перед самым вылетом в Брюссель оно заставило Иру Препелицу написать письменный отказ от положенной квоты. Мотивировали в тот раз — в ноябре прошлого года — так: мы видели в телевизоре, что деньги вам люди нашли… И вот год спустя агентство делает вид, что никакой «первоочередности» в случае с Медеей не было, и в своем ответе пишет не о задолженности клинике (все счета прилагались к письму Иры Препелицы), а только о командировочных, которые, кстати, тоже входят в бесплатную квоту, причем всего 2/3 оплачиваются агентством, остальные деньги Ира все равно должна искать сама, но ей отказано вообще во всем…
       Итак, целых 11 месяцев Медея лежала в бельгийской клинике, ожидая операции. Потом этих операций было — за одну неделю — четыре подряд. Собранные людьми год назад деньги ушли на лечение. И когда в сентябре с.г. был выставлен счет на 42 тысячи евро, так и этот счет был оплачен опять же благодаря интернету, телевизионной и читательской аудиториям.
       И вот теперь интернет взрывается от возмущения.
       «Молодцы агенты, отмазались! «Мы вас туда не посылали и ничего не обещали, вот ничего и не дадим. Вас лечили в долг, вот и дураки, сами выкручивайтесь!». Из своей зарплаты, что ли, отчисляют? (Вернее, из дохода, да?) Они там деньги распределяют, охраняют или экономят? Положение об этой комиссии и о ФА есть? Почитать бы… Вообще этот отказ законный формально? Ребенок должен был быть направлен на трансплантацию за границу по медицинским и прочим показаниям, но, поскольку соответствующее решение комиссии было недопустимо задержано, мать была вынуждена самостоятельно выехать… для спасения жизни… используя личные и пожертвованные средства… что не лишает ее права на выделение… и т.д. …
       Обязательно надо пожаловаться в вышестоящий орган, но аргументированно, чтобы не могли ответить отпиской. Они там совсем обнаглели, всем подряд отказывают, а сами в облаках… Sasha, Московская область, 10.10.2006 г.»
       
       * * *
       «Нет, ну это неслыханно! Мать, спасая жизнь ребенка, не воспользовалась помощью государства. Просто не успела бы воспользоваться. Так теперь и дальше не надо помогать? Цинизм чиновника просто не имеет границ! Ирина собрала значительно больше, чем нужно было на операцию. Но воспользовалась только суммой, которая нужна была на тот момент для спасения Медеи. Остальное отдала на операцию другому ребенку. И теперь снова должна собирать?! А для чего тогда существует Ф. агентство? Закон не может предусмотреть все частные случаи, но можно ведь этот вопрос как-то решить! Там ведь ЛЮДИ работают, или как? Julia, Пятигорск, 24.10.2006 г.»
       
       * * *
       «Может, как-то использовать то, что 25 октября будет прямая линия с президентом. Конечно, дозвониться в прямой эфир нереально, но ведь можно задать вопрос через net или центр обработки звонков. Julia».
       Письмо о Медее Препелице легло в папку президента, когда была прямая линия. Но, возможно, он его не прочитал.
       Поэтому я решилась вот на какое обращение.
       * * *
       И огромное спасибо всем людям, кто помогал и помогает Медее Препелице выжить. «Просто Алексею». Водителю «КамАЗа» с Камчатки. Летчикам с Дальнего Востока. Пенсионерке из Воронежа. Тому, кто заказал службу по Медее во всех храмах Питера. Всем врачам — Пятигорска, Москвы, Брюсселя. Нашим соотечественникам, живущим ныне в Брюсселе и заботливо опекающим Медею и ее маму, — Дмитрию Алексеевичу Герингу и Марине Кулагиной, Вике Лихтиной и журналистам «Вестей». Всем спасибо и поклон. Особое спасибо — нашим читателям, которые после первых материалов «Новой» внесли свой чрезвычайно весомый вклад.
       Кстати, друзья и коллеги отговаривали меня от этой заметки. Говорили: ничего не выйдет, никто не прочитает и никак не отреагирует. А я верю: прочитают и отреагируют. Не только зло заразительно, но и добро — тоже. И это зло делается само собой. А добро требует усилий. Но добро стоит усилий. Особенно если речь идет о жизни маленькой девочки.
       
       Медея сегодня
       Медею выписали из больницы. Она живет с мамой в гостинице. И лечится в клинике амбулаторно.
       Все дренажи сняты. Медею отключили от аппарата. И на сей раз это хорошая новость. Девочка дышит сама. Улыбается. Сидит. Ходит, когда Ира держит ее за руки. Уже не желтая, а беленькая. На днях сказала первое слово: «Мама». Врачи отмечают медленную положительную динамику. На счет Медеи поступили 25 долларов от Юлии. Спасибо, Юля!
       Вот только уговоры взять в руки погремушку на Медею не действуют. Не любит Медея погремушек. Привыкла играть проводами от капельницы.
       
      
      
Реквизиты расчетного счета для сбора средств Медее Препелице:
       СБ РФ г.Москвы КПП 774403002
       Реквизиты Вернадского отделения:
       ИНН 7707083893
       р/с 30301810638000603818
       к/с 30101810400000000225
       Банк получателя:
       Сбербанк России, г. Москва БИК 044525225
       Получатель: Вернадское ОСБ № 7970/0813
       Рублевый счет: л/с 42307.810.5.3818.0505083
       Счет в долларах: л/с 42307.840.3.3818.0500203
       Счет в евро: л/с 42307.978.1.3818.0500032
       Препелица Ирина Михайловна
       
       
Обращение к двум женщинам, одному мужчине и всем, кто помогал Медее
     
       
Уважаемые Людмила Александровна Путина и Юлия Анатольевна Зурабова! Объясните, пожалуйста, своим мужьям, что надо заплатить Бельгии за операцию и лечение пятигорской девочки Медеи Препелицы. Из государственных денег. Потому что нельзя назвать цивилизованным государство, в котором маленькие дети умирают от излечимых болезней или от отсутствия денег. Людмила Александровна и Юлия Анатольевна! Говорите, пожалуйста, об этом со своими мужьями за утренним кофе, за вечерним чаем и не выпускайте их из дома, пока они не пообещают помочь Медее. Уже спасенной девочке.
       Неужели огромной стране, нефтяной державе не стыдно ходить в должниках у маленькой Бельгии, которая больше года — каждый день и каждый час — боролась за жизнь Медеи Препелицы? Боролась и победила. А теперь мы — вместо благодарности — отвечаем злом на добро? Нет худа без добра. Неужели справедливо и обратное?
       Уважаемые Людмила Александровна и Юлия Анатольевна! Найдите слова, чтобы объяснить это своим мужьям. Просто, доходчиво, внятно и отчетливо скажите им, что не надо бояться потери лица, т.е. «потери неумения или неспособности что-то сделать». И если человек — это пересечение социальных отношений, то пусть «их социальное отношение» будет направлено «в сторону» Медеи.
       Спасибо, если прочитали. Надеюсь на понимание и поддержку.
       
       Теперь обращаюсь к мужчине. А именно: г-ну Добродееву:
       Уважаемый Олег Борисович! Спасибо Вам за прекрасные репортажи Ваших журналистов о Медее Препелице. Они ей очень помогли. Но Вы ведь знаете, что в газетной заметке или в телесюжете важны не только слова сами по себе, но и то, что после слова, что за словом.
       Олег Борисович! Не пускайте «дело Медеи» на самотек. Государственный орган — Федеральное агентство — отказал Медее в квоте, госаппарат отключил ее… Помогите, Олег Борисович, «включить» обратно. Заступитесь за Медею.
       
    
       P.S. А еще на днях в Бельгии сделали операцию — тоже не родственная трансплантация — Саше Костину из Челябинска. Саше — четыре года. А когда ему было 11 месяцев, местные врачи сказали родителям: «Чего привезли?.. Он все равно не жилец. На операцию нужны такие деньги, какие вам вовек не собрать. Так что сдавайте ребенка в детдом».
       И тогда папа Саши Костина решил ограбить инкассатора.
       Теперь папа Саши сидит в тюрьме.
       Через программу «Времечко» опять же просто люди из просто жизни помогли маме Саши Костина найти деньги на операцию. Операция прошла успешно.
       
       P.P.S. Сегодня 25 тысяч детей в стране нуждаются в срочной высокотехнологичной помощи. Неужели 25 тысячам пап надо нападать на инкассаторов? И что делать, когда папы нет?
       
       Зоя ЕРОШОК, обозреватель «Новой»
       
04.12.2006
       

Обсудить на форуме





Производство и доставка питьевой воды

Translate to...
№ 92
4 декабря 2006 г.

Милосердие
Больше года девочку Медею спасали всем миром, а российские чиновники самоустранились

Власть и люди
Хочется знать, кто ответит за смерть Мананы Джабелия?

Кавказский узел
Загадочная болезнь. Идет по дороге, останавливается в школах…

Южная Осетия бьет рекорды по числу референдумов и выборов

Наградной отдел
Анна Политковская — репортер года

Суд да дело
Осужден предполагаемый участник «нападения» на колонию Ходорковского

Армия
Почему застрелился офицер «одной из лучших частей Российской армии»

Расследования
Доказательство закона Омона

Пол сделал дело

Реакция
Дружба народов — это не фонтан

Отдельный разговор
Что должна делать интеллигенция, когда остальные кушают «Твикс». Евгений Ямбург отвечает читателям «Новой»

Отделение связи
Дмитрий Муратов отвечает на вопросы читателей

Станционный смотритель
СНГ станет Содружеством Нефти и Газа

Падение доллара на один пункт. Населенный

Волобойские вести

Политический туризм
Специальный репортаж из третьей столицы «Единой России»

Четвертая власть
За что главному редактору русской версии «Форбс» отрубили заголовок?

Проспект Медиа
Питер станет столицей телевидения

Жертвы СМИ минувшей недели

Инострания
В Риге президенты Буш, Блэр и Ширак встретились, чтобы проститься с НАТО

Мир и мы
Вместо голландских цветов на рынок придут цветы из Эквадора и Колумбии

За рулем
За место на штрафной стоянке с автовладельца могут содрать столько, сколько захотят

О детях — серьезно
Какие развивающие игры стоит дарить ребенку?

Российские специалисты классифицировали все детские травмы

Подробности
«Гриппол» — прививка от Запада

У Любови Слиски остался хвост?

О газе, электроэнергии и рынке на Луне

Санкт-Петербург
Петербург приобретет уродину и потеряет миллиарды

Московский наблюдатель
В Москве нашли место для Мандельштама и Цветаевой

Магазин времени
Любить до герба. Современную геральдику породило раболепие подчиненных

Специальный репортаж
Рыбий глас. Размышления о крае света с высоты 100 метров над уровнем реки

Сюжеты
Ленин угрожает национальной безопасности

Спорт
Самаранч — в Москве, Олимпиада — в Сочи?

Спонсоров интересуют олимпийские титры

Николай Левников: Меня убрали, чтобы снять напряжение

Кинобудка
Прошел (мимо) 3-й фестиваль «Кино без барьеров»

Кино в декабре…

Сектор глаза
Черный квадрат в квадрате

Музыкальная жизнь
Александр Минаев: Лучше бы пираты платили артистам

В спорткомплексе метают диско

АРХИВ ЗА 2006 ГОД
98 97 96
95 94 93 92 91 90 89 88
87 86 85 84 83 82 81 80
79 78 77 76 75 74 73 72
71 70 69 68 67 66 65 64
63 62 61 60 59 58 57 56
55 54 53 52 51 50 49 48
47 46 45 44 43 42 41-40
39 38 37 36 35 34 ЧН 33
32-31 30 29 28 27 26 25
24 23 22 21 20 19 18 17
16 15 14 13 12-11 10 09
08 07 06 05 04 03 02 01

RSS

«НОВАЯ ГАЗЕТА»
В ПИТЕРЕ, РЯЗАНИ,
И КРАСНОДАРЕ


МОМЕНТАЛЬНАЯ
ПОДПИСКА
НА «НОВУЮ ГАЗЕТУ»:

ДЛЯ ЧАСТНЫХ ЛИЦ
И ДЛЯ ОРГАНИЗАЦИЙ





   

2006 © АНО РИД «НОВАЯ ГАЗЕТА»
Перепечатка материалов возможна только с разрешения редакции
и с обязательной ссылкой на "Новою газету" и автора публикации.
При использовании материалов в интернете обязателен линк на NovayaGazeta.RuRambler's Top100

   


Rambler's Top100

Яндекс цитирования Rambler's Top100