NovayaGazeta.Ru
Всё о газетеПоиск по архивуНаши акцииНаши расследованияКолумнистыФорум «Открыто.Ру»Сотрудники редакцииТелефоны редакцииРеклама в газете

«ПРАПОРЩИК, ТЫ 23 ГОДА ДУРАКА ПРОВАЛЯЛ И ЕЩЕ ЧТО-ТО ТРЕБУЕШЬ»
Командование призывает бесквартирных офицеров поиметь совесть
       
Саша и Аня в своей штаб-квартире. (Фото Ольги Бобровой)
     
       
Юрья-2 — закрытый военный поселок в лесу, в семидесяти километрах от Кирова. В тот день, когда я туда приехала, весь поселок стоял на ушах. Хотя это и была суббота. Про меня знали даже в командовании ракетных войск, к которым как раз Юрья приписана.
       — Мы специально командиру рассказали, что к нам газета из Москвы едет, — говорит Саша Бумагин, который меня встречает. — Сходили даже в интернет, распечатали кое-что про газету, отнесли командованию. Вот они и засуетились.
       Александр Бумагин — офицер, прослужил в ракетных войсках 16 лет. В позапрошлом году его и многих других юрьянских офицеров уволили из армии — в связи со штатными мероприятиями. Сократили. Теперь Бумагин — закоперщик протестного движения. То, что в Юрье созрел почти что бунт, военное командование знает и кое-как пытается с этим бороться. Но пока получается не очень.
       С Юрьей вышла вот какая история. Ракетная часть, которая здесь базировалась, попала под сокращение. Ракеты вывезли, офицеров поувольняли. Большинство из них теперь не могут получить жилье. По закону все бывшие военные имеют право самостоятельно выбрать место своего проживания. Раньше квартиры им выдавали власти тех городов, где они хотели жить. Но 1 января 2005 года все заботы по обеспечению военнослужащих жильем легли на плечи Министерства обороны. И Минобороны теперь всеми правдами и неправдами пытается законсервировать военных в закрытых поселках — тех самых, где они служили.
       А остаться в Юрье на всю жизнь невозможно. Она удалена на 70 километров от ближайшего Кирова. Кругом — лес и болота. Кроме как служить родине, делать в этой глуши больше нечего. Ракетную дивизию сокращают. Юрьянцы и так и сяк уж пытались объяснить государству, что если их оставят в лесу, то им даже не на что будет покупать себе продукты. Государство отмахивалось. В Юрье наступило отчаяние. И тогда офицеры ракетных войск, носители стратегических секретов родины, решились на крайние меры.
       — У нас в начале было несколько митингов. Последний в октябре, — рассказывает мне Саша. — Здесь собирались, в поселке, на площади. Дома на принтере сделали листовки и все дома ими обклеили. Людей пришло много, даже телевидение собиралось приехать. Но его все равно не пропустили. В следующий раз мы телевизионщиков уже по-скрытному, как будто знакомых приглашали.
       Наверное, и дальше бы все так продолжалось — митинги, листовки, резолюции… Но в октябре наш президент сделал нехорошее заявление. На конгрессе соотечественников он сказал, что готов выделить почти пять миллиардов рублей на возвращение этих самых соотечественников в Россию. Это было последней каплей. Терпение юрьянцев лопнуло.
       Девятнадцатого октября жители Юрьи подготовили петицию к главам европейских государств. «Уважаемые главы государств! — писали ракетчики. — К Вам с криком отчаяния обращаются уволенные военнослужащие Российской Федерации и члены их семей, проживающие в ЗАТО «Первомайский» Кировской области. Мы готовы отказаться от гражданства страны, которая только декларирует, а не выполняет свои обязанности». Письмо отправили в посольства Англии, Германии, Франции. Так российские офицеры, для того чтобы спасти себя и свои семьи, решили уйти из России.
Прапорщик Татаринов. (Фото Ольги Бобровой)       — Соотечественникам президент пять миллиардов дает! Это же почти предатели! Они уехали отсюда, когда здесь трудно было! — кипятится прапорщик запаса Татаринов. — Мы России по двадцать с гаком лет честно отслужили — и то про нас думать не хотят.
       В Юрье сейчас 512 семей уволенных военных ждут своих квартир. Для того чтобы их всех одним махом вывезти из поселка в нормальные квартиры, нужно 2,6 миллиарда. С их расселением Минобороны, если будет работать теми же темпами, справится за 25 лет.
       — Мне прежний наш командир дивизии знаешь, что сказал, когда я к нему насчет квартиры ходил? — рассказывает Татаринов. — Он сказал: «Прапорщик, ты 23 года дурака провалял, а теперь еще что-то от государства требуешь. Совесть бы поимел». Теперь тот командир дивизии ушел от нас — ему квартиру под Москвой дали. А мы вот тут…
       Конечно, после того как юрьянские военные написали письмо к мировой общественности, руководство зашевелилось. Сильно занервничали в командовании ракетных войск. Руководство части провело воспитательные беседы с организаторами волнений. Также пригрозили, что будет запрещена свобода собраний. Свободу собраний до сих пор юрьянцы реализовывали в библиотеке поселкового Дома культуры, потому что дома у многих ни развернуться, ни повернуться. У других в комнатах на стенах намерзает лед — между панелями щели, и их никто не заделывает. А кому их теперь заделывать, если Минобороны несколько лет назад вообще отказалось от поселка как от «несвойственной функции». Теперь Юрья, по сути, на самообеспечении, и военным с их зарплатами и пенсиями трудно сделать из нее город-сад.
       
       
Наша встреча с командиром дивизии полковником Виталием Головачом была публичной. В клуб набилось, наверное, полпоселка. В общении с командиром никакой субординации здесь уже никто не соблюдал. Головачу высказали все.
       — Виталий Васильевич! Ну что ж мы — совсем уже за людей не считаемся? — наседали на комдива жены офицеров. — Люди из деревни уезжают, кошку — и ту с собой берут. А нас, вроде как получается, и не жалко.
       — Министерство обороны обеспокоено, — как-то невнятно отвечал полковник Головач. — Иванов пишет, а ему правительство денег не дает! Говорят, есть квоты.
       — А как мы здесь жить будем без работы, они не говорят?
       Самой болезненной вышла тема увольнений из армии. Уволенные восстанавливаются через суд. Те, кто еще служит, отчаянно сопротивляются этому увольнению, потому что уже ни у кого нет сомнений: как только человека увольняют из армии, всякая надежда на квартиру у него пропадает.
       Подполковник Александр Тарасов, который всю канитель с восстановлением на службе уже прошел, все равно на лучшее не надеется. А у него ведь больше 20 лет выслуги. Рассказывает:
       — А они что делают? Меня Кировский суд восстановит — а наш командир дивизии напишет надзорную. И меня высшая инстанция снова увольняет.
       — Я не могу не подавать надзорную, — упирается командир Головач. — С меня потом командование спросит. По факту ведь что? По факту эти люди у нас ничего не делают и при этом числятся в дивизии. Но с очереди на жилье мы их через суд никогда, никогда не снимаем.
       Пока полковник Головач продолжает рассказывать про то, какой он отец своей дивизии, меня тихонько дергает за рукав офицер и говорит шепотом:
       — Не верьте командиру. Он неправду говорит. Как только из армии уволят — все, считай, никакой квартиры тебе не будет. Они скажут: потерял связь с армией. И дальше — живи как знаешь.
       Головач насчет квартир действительно что-то не то говорит. Всех офицеров, которых в надзорном порядке признают утратившими связь с армией, увольняют без сохранения права на получение квартиры от Мин-обороны. «Утратил связь с армией» — это есть даже такая специальная формулировка. Так обозначают тех, кого родина не хочет больше видеть в рядах своих защитников и перед кем она не несет никакой ответственности за совместно прожитые годы.
       Когда юрьянские офицеры шли служить, страна была другой. Она еще не была устроена по принципу финансовой пирамиды. Это только теперь так стало. И, конечно, до последнего времени никто не понимал, что в этой игре в плюсе останется только тот, кто вовремя из нее выйдет. Вот новые военные, сегодняшние, они уже другие. Взять хоть молодого майора Татаринцева, начальника эксплуатационной комиссии. Он может часами совершенно спокойно объяснять офицерским женам, почему квартир им не будет. Он говорит:
       — У нас такая страна. Мне вот, например, еще хуже. Программа жилищных сертификатов действует только до 2010 года, а увольняться я буду позже.
       Для Татаринцева наше государство уже не гарантия, а условие. Притом условие неблагоприятное.
       
       
Дома у Саши Бумагина — целый протестный штаб. Хотя в комнатушке на 14 метров у них с женой Аней и столовая, и спальня, и кабинет. Им из-за этого даже ребенка из детдома не дают — потому что селить его негде. Зато Саша собрал у себя целую правовую библиотеку: законы, подшивки публикаций по квартирам для военных, видео с прошедших акций. Юрьянские люди пока еще не очень разобрались, как правильно протестовать, все-таки всю жизнь другим занимались. Но они учатся.
       — К нам даже из какой-то партии уже приходили, — вспоминает Саша. — Говорят: «Бумагин, ты за что бьешься? За квартиру или за счастье для людей?».
       Бумагин в партию не пошел, честно сказав, что бьется за квартиру. В ситуации с Юрьей можно сказать, что вообще за жизнь он бьется. Тут уж не до большой политики.
       Сашины сослуживцы смеются:
       — Вот тебе дадут квартиру, ты уедешь. А мы как тут дальше без тебя будем?
       Саша молчит. Но, скорее всего, даже когда он уедет, если вдруг ему все же дадут жилье, тогда другие юрьянские офицеры с командования живьем не слезут. На прошлой неделе, как раз после моего отъезда, в дивизию приезжали представители ракетных войск из Москвы. Люди уже приготовились, что сейчас опять начнутся обещания. А началось совсем другое. Московские генералы сказали так: зачем вам квартиры где-то еще, если у вас и тут природа замечательная. Родина из-за вас ночами не спит, а вы еще куда-то писать выдумали. Сидите тихо и не рыпайтесь.
       После этого офицеры засобирались в Москву на Горбатый мост. Глава поселка Шалабанова уже обещала дать под это дело автобус.
       
       Ольга БОБРОВА, наш спец. корр.,
       Юрья-2, Кировская область
       
30.11.2006
       

Обсудить на форуме





Производство и доставка питьевой воды

Translate to...
№ 91
30 ноября 2006 г.

Расследования
Яд как средство исполнения внесудебных приговоров

Полоний-210 не продается на рынке

Николай Хохлов. «Встреча с прошлым». Отрывок из книги

Суд да дело
Группу Ульмана будет судить коллегия профессиональных судей

Маленькая победа частного образования

Личное дело
Платон Лебедев: «ЮКОС» может возродиться. При иной политической ситуации в стране

Армия
Командование призывает бесквартирных офицеров поиметь совесть

Подробности
«Местные» прошлись по рынкам Подмосковья

Цена закона
В Совете Федерации состоялось насаждение Лесного кодекса

Депутаты поправили закон и отменили обязательную экологическую экспертизу строительства

Санкт-Петербург
За газоскреб возьмется Генпрокуратура

Московский наблюдатель
Сотрудники ФМС прошли крещение боем

Финансы
Из писем ПФР россияне узнают о том, что они работают, но ничего не зарабатывают

Регионы
Вода с подмоченной репутацией

Вольские воры распилили военный раритет

Мир и мы
Российских журналистов не пустили в библиотеку, белорусских — к самолету

Путин и Саакашвили встретились неконкретно

Инострания
Капиталисты, вы — звери!

За рулем
ГАИ откроет «бар у дороги». Теперь любого водителя можно будет сделать пьяным

Президент ограничил количество мигалок одной тысячей. Корреспонденты «Новой» фотографируют 1001-ю (лишнюю)

В Казахстане владельцы праворульных машин создают общественное движение

Специальный репортаж
Дефлорация киосков. Голландские экспортеры прогнозируют дефицит и рост цен в России

Милосердие
Спасите Маргаритку!

«Детский вопрос» на «Радио России»

Дети, которые не могут плакать

Наши даты
Ушла Любовь Полищук. Она была как бенгальский огонь

Кинобудка
Саша Белый стал Сашей Пушкиным

Театральный бинокль
Продюсер Эдуард Бояков — о современном театре: Нация собирается в партере

Проспект Медиа
Питерские друзья президента вновь хотят телечастоты

Телеревизор
Сергей Никитин: Рейтинг — это бесстыдное лукавство

Культурный слой
Первый международный конкурс пианистов памяти Веры Лотар-Шевченко

Пригласительный билет
Декабрьские вечера в Пушкинском

Спорт
Бывший арбитр Андрей Бутенко: «Отстрел» судей — не панацея

Сюжеты
Наш корреспондент прошла курс стресс-менеджмента. И успокоилась на время…

АРХИВ ЗА 2006 ГОД
98 97 96
95 94 93 92 91 90 89 88
87 86 85 84 83 82 81 80
79 78 77 76 75 74 73 72
71 70 69 68 67 66 65 64
63 62 61 60 59 58 57 56
55 54 53 52 51 50 49 48
47 46 45 44 43 42 41-40
39 38 37 36 35 34 ЧН 33
32-31 30 29 28 27 26 25
24 23 22 21 20 19 18 17
16 15 14 13 12-11 10 09
08 07 06 05 04 03 02 01

RSS

«НОВАЯ ГАЗЕТА»
В ПИТЕРЕ, РЯЗАНИ,
И КРАСНОДАРЕ


МОМЕНТАЛЬНАЯ
ПОДПИСКА
НА «НОВУЮ ГАЗЕТУ»:

ДЛЯ ЧАСТНЫХ ЛИЦ
И ДЛЯ ОРГАНИЗАЦИЙ





   

2006 © АНО РИД «НОВАЯ ГАЗЕТА»
Перепечатка материалов возможна только с разрешения редакции
и с обязательной ссылкой на "Новою газету" и автора публикации.
При использовании материалов в интернете обязателен линк на NovayaGazeta.RuRambler's Top100

   


Rambler's Top100

Яндекс цитирования Rambler's Top100