NovayaGazeta.Ru
Всё о газетеПоиск по архивуНаши акцииНаши расследованияКолумнистыФорум «Открыто.Ру»Сотрудники редакцииТелефоны редакцииРеклама в газете

В БАРЕНЦЕВОМ МОРЕ ДЕЙСТВУЕТ ВСЕМИРНАЯ СЕТЬ БРАКОНЬЕРОВ
Российские рыбаки работают в норвежских территориальных водах «под прикрытием» Камбоджи, Марокко и Намибии
       
"Йохан Йорт" следит за порядком в норвежских водах. (Фото Николая Донскова)
    
       
В норвежском городе Тромсё открылась 35-я сессия Смешанной норвежско-российской комиссии по рыболовству (СНРК). Событие почти рутинное: комиссия собирается регулярно, чтобы договориться о размерах допустимого улова рыбы в Баренцевом и Норвежском морях. Только вот в последние годы эти встречи неизменно сопровождаются громкими скандалами.
       
       
Кто не помнит прошлогоднюю октябрьскую эпопею с задержанием норвежской береговой охраной российского траулера «Электрон», который обвинили в нарушениях правил лова, и как видавшее виды судно, словно в лихом боевике, уходило от погони? Российская сторона тогда ответила асимметрично: санитарные службы запретили с 1 января 2006-го ввоз в Россию норвежского лосося.
       Это было накануне прошлогоднего осеннего заседания СНРК. И вот — очередная, 35-я сессия. И — очередные залпы «рыбной войны».
       В конце сентября норвежская береговая охрана задержала очередные российские суда. А Россельхознадзор ввел с 1 октября очередные ограничения на поставки в Россию норвежской рыбы.
       Конечно, россияне уверяют, что никакой связи между этими событиями нет. Мол, отечественные санитарные службы неусыпно следят за чистотой всех поступающих в страну продуктов и, как только находят «грязные», тут же ставят перед ними заслон (ну, скажем, как в отношении грузинского вина).
       И норвежцы, в свою очередь, говорят, что никакой «рыбной войны» не ведут, а просто следят за порядком в океане и задерживают не только российские суда.
       Чтобы разобраться в ситуации, мы отправились на место событий — к берегам Норвегии, в небольшой по российским меркам городок Кристиансунд (население — 18 тысяч человек).
       На набережной (а это центр любого прибрежного города) — символическая скульптура. Женщина держит в руках сушеную треску. Соленую треску здесь укладывали сушиться на окрестные скалы, создавая причудливый пейзаж. Казалось, так будет всегда. Но в двадцатом веке дедовскому промыслу был нанесен сильнейший удар. Нефть! Кристиансунд стремительно стал терять былую славу тресковой столицы, обретая в то же время славу центра нефтедобычи.
       Впрочем, как и во всей Норвегии. Ведь в экономике страны 74% приходится на нефтегазовую отрасль и лишь 5% — на морепродукты. Но отношение к рыболовству в Норвегии, как и прежде, трепетное. Достаточно посмотреть, как живут рыбаки, хотя бы однажды побывав на норвежском промысловом судне, увидеть нашпигованную новейшей электронной аппаратурой кают-компанию, тренажерный зал, сауну, солярий; пообедать с моряками…
       После этого становится понятно, почему они дорожат своей работой, попав в команду, не уходят практически до пенсии — ведь и условия работы, и зарплата даже по благополучным норвежским меркам очень даже… Какое там сравнение с нелегкой долей российских рыбаков!
       Норвежцы это знают и рассуждают примерно так: «Конечно, мы понимаем, что русским рыбакам надо как-то жить, кормить свои семьи. Мы понимаем, что в тех тяжелых условиях, какие существуют у них в России, они готовы на все. Но поймите и нас. Мы хотим, чтобы в море был порядок. Ведь если не остановить пиратский вылов рыбы, скоро не останется ни рыбы, ни рыбаков. И это касается всех. Не только норвежцев».
       
       
Одна из глобальных проблем Севера — неопределенность юридических вопросов. К примеру, еще после Первой мировой войны было принято международное соглашение о передаче острова Шпицберген под юрисдикцию Норвегии. Но морские границы так и не были обозначены. С тех далеких пор идет затяжная юридическая тяжба — где эти границы и кто имеет право устанавливать в этой зоне свои порядки. Основные фигуранты тяжбы — Норвегия и Россия. И Осло, и Москва считают себя вправе претендовать на исключительность правоустанавливающих полномочий вокруг северного архипелага.
       И не только. Уже больше трех десятков лет идут российско-норвежские переговоры об определении национальных границ в Баренцевом море вообще.
       Сегодня эти переговоры имеют ярко выраженный привкус нефти и газа арктического шельфа. В первую очередь — Штокмановского месторождения в Баренцевом море.
       Но вернемся к рыбе. И Норвегия, и Россия претендуют на то, чтобы определять правила игры по промышленному лову рыбы во всем Баренцевом море, а не только в отдельных его зонах. В хоре голосов звучит мнение и третьей стороны — Евросоюза. Мол, это вообще международные воды, а вовсе не зона ответственности какой-то одной страны — Норвегии или России. Словом, вопрос непростой и исключительно политизированный.
       Ну а что в итоге? Помните русскую поговорку о семи няньках? В условиях неопределенности вольготно чувствует себя многонациональная рыбная мафия. Браконьеры всех мастей — от представителей Европы до выходцев из стран Юго-Восточной Азии и Африки — пиратствуют на Севере. По норвежским данным, на каждую тонну официально выловленной рыбы может приходиться столько же неучтенной. Где уж тут до естественного воспроизводства рыбных запасов! Запасы истощаются, не успевая пополняться. Норвежцы бьют тревогу: если так будет продолжаться дальше, скоро рыбы на Севере не останется. Нужно неукоснительно соблюдать правила разумного лова — по научно обоснованным квотам.
       
(Фото Николая Донскова)       
– Мы должны бороться с пиратским промыслом! — убежденно говорит Петер Гюллестад, директор департамента рыбной ловли Норвегии. — Если мы не будем этого делать, мы распрощаемся и с рыбой, и с рыболовством.
       Петер Гюллестад жестко отстаивает идею контроля над рыболовным промыслом в северо-западной Атлантике и на Севере вообще. За два года, что он возглавляет департамент рыболовства Норвегии, он посвятил большую часть сил именно этому.
       Петер показывает мне пухлые папки отчетов по проблеме. Сегодня браконьерством в северных и атлантических водах занимаются многие. Не только Россия, но и такие, в общем, далекие от норвежских берегов страны, как Испания, Португалия, и даже совсем уж экзотические, в данном случае — Марокко, Намибия… Правда, чаще все же речь идет о том, что суда (в том числе российские) выходят в море под флагами экзотических государств. Таких государств, где местное законодательство смотрит на браконьерство в далеких морях сквозь пальцы. Так что судовладельцам легче уйти от ответственности.
       Норвежские контролеры составили список российских «иноплеменных» рыбопромысловых судов. Из этого списка следует, что 6 судов под флагами развивающихся стран принимают в море улов примерно с 40 российских траулеров (данные 2005 года). Технология проста. Каждое судно имеет свою разрешенную квоту на вылов рыбы. Рыбу перегружают прямо в море — и, считай, можно начинать лов с нуля. Впрочем, это не единственная уловка браконьеров. Некоторые суда вообще выходят в море без каких-либо опознавательных знаков — вот и ищи потом виновных.
       Ну а что с русскими? По мнению Петера Гюллестада, прогресс все же есть. Российская сторона инициирует судебные процессы в отношении нарушителей. Пример: суд над капитаном траулера «Электрон», судебные процессы по делу других капитанов, судовладельцев, рыбопромысловых фирм, которые проходят в Мурманске. Материалы по многим таким делам поступают от норвежских контролеров. Так что определенное взаимодействие с Россией налаживается.
       Правда, норвежцы отлично понимают специфику проблем восточного соседа. Сегодня Россия не в состоянии проконтролировать собственный рыболовецкий флот и навести порядок в море. Плюс могущественная российская рыбная мафия. И всеобъемлющая отечественная коррупция.
(Фото Николая Донскова)       И еще — упорное нежелание российских официальных лиц слышать чьи-то доводы, кроме собственных. Помню, как искренне недоумевала Хельга Педерсен, министр рыболовства Норвегии, когда в августе этого года в норвежском Трондхейме состоялось совещание по вопросам нелегального лова рыбы с участием многих стран, включая все государства Северной Европы, Великобританию, Германию, Польшу, Португалию…
       — Мы приглашали Россию, но российских представителей по неизвестным нам причинам не было, — ответила на мой вопрос Хельга Педерсен. — Сегодня проблема стоит очень остро. До окончания войны с нелегальным промыслом далеко. Рыбные пираты еще очень сильны. Но мы будем продолжать с ними бороться! Другого выхода просто нет.
       
       Николай ДОНСКОВ, наш спец. корр.,
       Берген — Кристиансунд — Трондхейм — Санкт-Петербург
       
       
Комментарий
       
       Юрий МЕДВЕДЕВ, первый заместитель председателя Комитета ГД по экономической политике, предпринимательству и туризму:
       — Ситуация на рыболовном рынке катастрофически тяжелая — это видят и наши, и зарубежные специалисты. В принципе то, что происходит в рыбном промысле, можно сравнить с алкогольным рынком. Мы с Валерием Драгановым в начале года выступили с инициативой законопроекта «О государственном регулировании оборота продукции из ценных видов рыб». Потому что именно здесь сейчас ситуация самая серьезная, например, осетровые скоро вообще исчезнут. Однако судьба законопроекта печальная, правительство дало отрицательное заключение, и даже Минсельхоз, профильное ведомство, не одобрило нашу инициативу.
       Что касается Норвегии, насколько мне известно, дело здесь не в том, много рыбы мы ловим или мало, собственно, вообще не важно, мы ли ловим. Просто российские суда — серьезная конкуренция норвежским, и они боятся, что потеряют свою прибыль. И если пойдет речь о каких-то квотах, норвежцы будут говорить об экологии, требовать, чтобы мы ловили меньше, а сами продолжат работать так же, как работали. Но именно для того, чтобы такие конфликты не возникали, нужно хорошее законодательство.
       
       Записала Екатерина КВАШЕНКИНА
       
06.11.2006
       

Обсудить на форуме





Производство и доставка питьевой воды

Translate to...
№ 84
6 ноября 2006 г.

Власть и деньги
Квартирный не вопрос: питерские чиновники сразу после переезда в Москву получают в собственность благоустроенные квартиры

Высшие должностные лица Красноярского края, прикрываясь именем Путина, «осваивают» на бюджетные деньги государственную загородную резиденцию

Митинги.Ру
Праздник «народного единства» прошел под присмотром людей с милицейскими дубинками

А с кем была власть?

Как отличить фашиста от антифашиста? Почти никак

В Казани пытались организовать «Татарский марш»

Станционный смотритель
Фашизм не пройдет — пробки помешают

Судя по печени

Волобойские вести

Обстоятельства
Министры трезво оценили алкогольную реформу

Компьютерная игра ЕГАИС

Плата за жульё
Жилищный кодекс: как под лозунгами ипотеки защищают интересы риелторов

Финансы
Кому достанутся 20 млрд пенсионных рублей

Власть и люди
Государство и нефтяные компании приступили к сокращению населения в нефтедобывающих регионах

Отделение связи
Письмо в «Новую»: «Сказали, что записывают на январь. Не доживу»

«Проблемы Сходни нужно решать на уровне района и области»

Суд да дело
Закон переписали под «ЮКОС»

Дарить нельзя сидеть

Болевая точка
В Беслане пройдет очередная экспертиза

Специальный репортаж
Дети Лужкова. Московские чиновники вынуждены считаться с молодежным правительством

Точка зрения
Андрей Рябов: На повестке дня политической борьбы — банальный передел ресурсов

Расследования
В Баренцевом море действует всемирная сеть браконьеров

Мир и мы
Четыреста фур застряли на российско-финской границе

Россия пытается оправдаться за депортацию Муминова

Министра обороны обвиняют в миротворчестве

Тупики СНГ
Теперь представителей белорусской оппозиции обвиняют в изнасилованиях и убийствах

Новейшая история
«СССР: продукт после распада». Часть VIII. Молдавия: страна одиноких детей

Люди
Дело в чести. Один эпизод Крымской войны длиной в полтора века

Подробности
Легендарный 83-летний советский разведчик Блейк в Страсбурге отсудил у Англии компенсацию

За рулем
«Вокруг света — за 80 дней». Юрий Гейко держит курс на север — домой

Регионы
Студенты вступились за своего декана

Спорт
Ставка больше, чем матч. «Чистый» футбол никому из официальных структур пока не нужен

Медицина
Театр фармацевтических действий

Четвертая власть
На НТВ учредили новый журналистский конкурс

Телеревизор
«Веселая карусель» на желтом экране телевизора

Свидание
Отар Иоселиани: Наш зритель устал

Театральный бинокль
Кого привезли? Не Чехов ли?

В какие глубины физиологии пытливый ум заводит современных театральных режиссеров

О детях — серьезно
Без рекламы читать — скучно

На распродаже и вправду много хороших книг

Библиотека
«Перерождение авторов». Из верстки книги «Экономика символического обмена»

Олег Богаев. «Мы вас вылечим»

Сектор глаза
Что разные категории россиян находят лично для себя на выставке «Дары вождям» в Новом Манеже

Пригласительный билет
В Московской консерватории выступит «Гарлем Госпел Хор»

АРХИВ ЗА 2006 ГОД
98 97 96
95 94 93 92 91 90 89 88
87 86 85 84 83 82 81 80
79 78 77 76 75 74 73 72
71 70 69 68 67 66 65 64
63 62 61 60 59 58 57 56
55 54 53 52 51 50 49 48
47 46 45 44 43 42 41-40
39 38 37 36 35 34 ЧН 33
32-31 30 29 28 27 26 25
24 23 22 21 20 19 18 17
16 15 14 13 12-11 10 09
08 07 06 05 04 03 02 01

RSS

«НОВАЯ ГАЗЕТА»
В ПИТЕРЕ, РЯЗАНИ,
И КРАСНОДАРЕ


МОМЕНТАЛЬНАЯ
ПОДПИСКА
НА «НОВУЮ ГАЗЕТУ»:

ДЛЯ ЧАСТНЫХ ЛИЦ
И ДЛЯ ОРГАНИЗАЦИЙ





   

2006 © АНО РИД «НОВАЯ ГАЗЕТА»
Перепечатка материалов возможна только с разрешения редакции
и с обязательной ссылкой на "Новою газету" и автора публикации.
При использовании материалов в интернете обязателен линк на NovayaGazeta.RuRambler's Top100

   


Rambler's Top100

Яндекс цитирования Rambler's Top100