NovayaGazeta.Ru
Всё о газетеПоиск по архивуНаши акцииНаши расследованияКолумнистыФорум «Открыто.Ру»Сотрудники редакцииТелефоны редакцииРеклама в газете

СИБИРЯКИ ОСВОБОЖДАЮТ ГОРОДА
Государство и нефтяные компании приступили к сокращению населения в нефтедобывающих регионах
       
Митинг мегионских нефтяников. (Фото Ольги Бобровой)
      
       «Для нефтяных магнатов вахтовый метод — самый дешевый и самый экономный способ добычи. Вахтовики практически не защищены трудовым законодательством. Им не приходит в голову затевать какие-то профсоюзы, поскольку зачастую они не граждане России. Для их детей не нужно строить садики, и больниц для вахтовиков тоже не надо. Переход на такую форму работы полностью освобождает государство от необходимости содержать целые города. Теперь загвоздка только в том, как заставить коренных жителей уехать с Севера. Но, кажется, ключ к решению этой проблемы уже найден». («Новая газета» № 81)
       
       
Многие наши государственные деятели, даже и те, которые к нефтянке никакого отношения не имеют, все чаще замечают в последнее время, что полномасштабное освоение Севера было стратегической ошибкой. Оказывается, с самого начала надо было работать там вахтами, а не строить города. Алексей Миллер, глава правления «Газпрома», который держит в руках здоровенный кусок сибирской нефтянки, в этом вопросе горячо солидарен с чиновниками. Местные власти пока пытаются как-то предотвратить большой исход нефтяников с Севера, но силы неравны: профессиональных нефтяников планомерно выдавливают. Переселять их на Большую землю слишком дорого, поэтому делается все, чтобы людям самим не захотелось жить на Севере. Понятно, куда движется ситуация: если исчезнут нефтяники, вслед за ними уйдут целые города — жить им будет не на что и не для кого.
       У предпринимателя Андрея в Нижневартовске собственный небольшой бизнес: несколько продуктовых палаток. К нефтедобыче он никакого отношения не имеет. Но он тоже пришел на недавний митинг нефтяников и держал плакат с дерзкими лозунгами, кричал вместе с остальными так, словно руководство нефтедобывающих компаний притесняет лично его.
       — У нас в городе даже тем, кто не работает в нефтянке, все равно нет никакой жизни, — говорит он. — Если у рабочего зарплата десять тысяч и половину от нее надо отдать компании за квартиру, то с чем он ко мне в магазин придет?
       
       
Конечно, отнять у людей деньги — это лучший способ заставить их уехать. Руководство нефтяных компаний в этом вопросе уже сильно поднаторело, придумав множество способов, как не платить рабочим.
       Проще всего — лишить премии. Заработок рабочих практически на всех нефтедобывающих предприятиях состоит из зарплаты и премии. Премия — больше половины всего заработанного. Но это необязательная выплата, одолжение со стороны компании. Если рабочий позволяет себе лишнее — участвует в профсоюзах, допустим, или просто возмущается, — его лишают премии. Голая зарплата — это пять-восемь тысяч.
       Или еще есть другой способ, официальный. Какое-то время назад одна из дочерних транспортных компаний «Мегионнефтегаза» надумала сократить шоферам из автоколонны зарплату на 1100 рублей. Была подготовлена бумага, в которой говорилось: «В целях оптимизации производства со следующего месяца вы будете получать 4000 рублей вместо 5100, которые были раньше». Вся автоколонна — 83 водителя — эту бумагу подписала. И одному только шоферу Виталию Жукову остался непонятен смысл оптимизации, и приказ он подписывать отказался.
Водитель Жуков. (Фото Ольги Бобровой)       С Жуковым начали воспитательную работу.
       — Такую клоунаду они мне устраивали, — рассказывает он. — К себе вызывали, страшные слова говорили. Ну вот оно так и вышло: с «Крузера» меня сняли, посадили на плохую машину: возить жопы помельче.
       Теперь за Жуковым, словно на веревочке, постоянно ездит корпоративная машина «Безопасность движения». Эта машина приставлена к нему, чтобы поймать на нарушении и за это выгнать с работы. Несколько раз контролерам казалось, что они Жукова поймали. Было уже несколько судов, и сейчас грядет следующий. На листе ватмана шофер Жуков собирается рисовать доказательства, что правил он не нарушал. Книжку «ПДД» он уже знает почти наизусть.
       Все эти суды, конечно, неприятны, занимают много времени и сил. Но факт остается фактом: когда все остальные водители получают зарплату в четыре тысячи рублей, у Жукова она по-прежнему 5100.
       Жуков неудобен и потому, что он связался с профсоюзами, которые стоят в оппозиции к «Мегионнефтегазу». Эти профсоюзы без конца будоражат рабочих, рассказывая им, что в стране есть Трудовой кодекс. Хоть и плохонький, но есть. Рабочие из-за этого становятся неспокойные, непослушные и выходят на митинги. От Мегиона, где зародились альтернативные профсоюзы взамен традиционных ФНПРовских, эту моду переняли другие города. Вот на прошлой неделе сразу триста рабочих в Нижневартовске заявили о своем выходе из профсоюза ФНПР и присоединились к мегионцам. С отщепенцами уже проводили беседу, но они не внемлют.
       Справедливости ради надо сказать, что те, которые в профсоюзах не участвуют, они тоже ни от чего не застрахованы.
       
Саша Чернушкин. (Фото Ольги Бобровой)       
Саша Чернушкин — молодой водитель из «Автотранссервиса». Это тоже «дочка» «Мегионнефтегаза». Он в профсоюзе не состоит. До сих пор, видно, побаивался, а может, и не видел в этом особой необходимости: вел себя тихо, и увольнять его никто не собирался.
       Однажды в августе Чернушкин, как обычно, поехал на добычу. Он работает на длинной «Ниве» — возит инженеров. Была плохая погода, скользко, и где-то в тайге «Нива» перевернулась. Сашу подобрали встречные машины, здесь же ему сделали несколько обезболивающих уколов. У него было шоковое состояние, и он почти не мог двигаться. Отзвонил руководству предприятия. Руководство приказало ему мухой лететь в офис и писать объяснительную, как так получилось, что машина сошла с линии. Но Саша сказал, что поедет не в офис, а в больницу, потому что ему очень плохо. Так Чернушкин, возможно, впервые в жизни ослушался начальников.
       Уже в больнице его взяли в оборот специальные люди. Теперь, когда Чернушкину уже, в общем-то, нечего терять, он говорит об этом открыто:
       — Ко мне подошли несколько человек (я их потом узнал даже) и потребовали написать две объяснительные. Одна объяснительная — про то, что было на самом деле. А вторая — как будто я упал и очнулся уже с травмой. Сказали, если не напишу, то будут проблемы. Я написал.
       А проблемы все равно начались, хоть Чернушкин и написал, как просили. На следующее утро он вообще не смог встать. Врачи констатировали, что у парня случился перелом позвоночника. Его отвезли в Нижневартовск — на операцию и вытяжку. Несколько недель он пробыл в больнице, и ему еще повезло, потому что спинной мозг не пострадал. Сейчас Саша носит специальную шину на шее, чтобы у него все правильно срасталось. Не работает, поэтому наступили материальные затруднения. Компания, понятно, никак в его судьбе не участвует. Чернушкину кое-как помогают ребята из профсоюза — из личных заработков. Также профсоюзные инициировали разбирательство по делу водителя Чернушкина.
       — Мы всех подключили: и комиссию по труду, и прокуратуру, — рассказывает Петр Федчук, председатель профсоюза «Автотранссервиса». — Устраивали даже очную ставку, и Чернушкин опознал тех, которые на него давили. Сначала говорили, что как минимум пятерых из-за этого случая уволят. А теперь понятно, что даже выговора никому не будет. Так, пожурят немного — и все на этом кончится.
       Сейчас Федчук добивается, чтобы Саше Чернушкину выплатили десять тысяч рублей на житье. Небольшие, в общем-то, деньги, но таких, как Чернушкин, у компании много. Поэтому минимизация количества производственных травм — четкая политика «Мегионнефтегаза». Работники калечатся хоть и часто, но преимущественно в бытовых условиях.
       Главный козырь, который используют инженеры для того, чтобы доказать работнику, что травму надо регистрировать как бытовую, — это техника безопасности. Технику безопасности не соблюдает никто. Соблюдение всех предписаний противоречит самой сути работы в современной нефтянке. Где рабочему найти время на технику безопасности, если ему даже спать некогда? А кому такое положение дел не нравится — так тех компания с легкостью готова отпустить на все четыре стороны. Замена себя ждать не заставит.
       — У нас на добычах сейчас гастролеры месяцами живут в балках* , а то и прямо в кабинах машин, — рассказывает Сергей, который работает на месторождении. — Хотя там есть маленькие финские домики. Но это им дорого выходит. Еще ведь и за столовую платить надо, и за дорогу.
       Для нефтедобывающих компаний вахтовики — спасение от головной боли с профсоюзами. Ни одному приезжему рабочему не придет в голову жужжать насчет бесчеловечных условий труда, если за эти действия его могут лишить премии. Тогда и дорога не окупится, и деньги, потраченные на харчи. Люди ведь едут из совсем нищих городов и деревень — со всего бывшего Союза.
       
       
На далеких месторождениях вахтовым методом работают даже местные нефтяники, потому что ехать туда долго, несколько часов. Раньше, когда в «Мегионнефтегазе» было другое руководство, когда еще и времена другие были, рабочих туда доставляли вертолетом. Это было сравнительно быстро и экономило людское время. Вертолеты летали над городом, словно мухи. А сейчас, когда летит вертолет, все удивляются и поднимают головы. Наступили времена экономии денег, и нефтяники даже в самые далекие дали ездят на автобусе.
       По всей Югре, и не только по Мегиону, ходят страшные рассказы про рабочих, которые замерзли в автобусах по пути на добычу. Автобусы, опять-таки из соображений экономии, заправляют обычной соляркой, а не специальным топливом «Арктика». Оно стоит дорого. Зато солярка замерзает уже при минус сорок. А зимой иногда за пятьдесят бывает, и автобусы встают. В прошлом году по разным правозащитным интернет-сайтам разошлась информация о том, как замерзли люди в одном из таких автобусов. Замерзли они насмерть, а не так, что им просто холодно было. Но руководство «Мегионнефтегаза» эту информацию опровергает и говорит, что все рассказы про замерзшие автобусы — это местный фольклор, выдумки скучающих нефтяников. И Саша Чернушкин с его сломанным позвоночником — это тоже выдумка и напраслина. На прошлой неделе комиссия по труду подтвердила, что у него была бытовая травма, а теперь Чернушкину собираются вчинить иск за клевету.
       
       
– Мы плюем в колодец и ждем оттуда эха, — говорит мегионский профсоюзник Федчук.
       Они уже устраивали митинги, рассылали сообщения журналистам. Было даже письмо наверх, чуть ли не в президентскую администрацию. Но никто не ответил и вряд ли ответит в будущем.
       Через неделю, 14 ноября, в Москве будет съезд профсоюзов ФНПР. Туда наверняка пригласят и профсоюзных деятелей из Мегиона. Но не тех, которые выходят на митинги, а других — «сторонников конструктивного диалога с работодателем». Рабочие, которых на съезд не позовут, тоже собираются в Москву. Они хотят дождаться, когда на мероприятие приедет Путин, и хотя бы в двух словах рассказать ему, как плохо стало им жить. А то ведь президент тоже, наверное, думает, что нефтяники у себя на Севере как сыр в масле катаются.
       
       *
Балками в Югре называют нечто среднее между землянкой и бараком. В Мегионе балочный фонд составляет 60% всего городского жилья.
       
       Ольга БОБРОВА, наш спец. корр., Югра
       
06.11.2006
       

Обсудить на форуме





Производство и доставка питьевой воды

Translate to...
№ 84
6 ноября 2006 г.

Власть и деньги
Квартирный не вопрос: питерские чиновники сразу после переезда в Москву получают в собственность благоустроенные квартиры

Высшие должностные лица Красноярского края, прикрываясь именем Путина, «осваивают» на бюджетные деньги государственную загородную резиденцию

Митинги.Ру
Праздник «народного единства» прошел под присмотром людей с милицейскими дубинками

А с кем была власть?

Как отличить фашиста от антифашиста? Почти никак

В Казани пытались организовать «Татарский марш»

Станционный смотритель
Фашизм не пройдет — пробки помешают

Судя по печени

Волобойские вести

Обстоятельства
Министры трезво оценили алкогольную реформу

Компьютерная игра ЕГАИС

Плата за жульё
Жилищный кодекс: как под лозунгами ипотеки защищают интересы риелторов

Финансы
Кому достанутся 20 млрд пенсионных рублей

Власть и люди
Государство и нефтяные компании приступили к сокращению населения в нефтедобывающих регионах

Отделение связи
Письмо в «Новую»: «Сказали, что записывают на январь. Не доживу»

«Проблемы Сходни нужно решать на уровне района и области»

Суд да дело
Закон переписали под «ЮКОС»

Дарить нельзя сидеть

Болевая точка
В Беслане пройдет очередная экспертиза

Специальный репортаж
Дети Лужкова. Московские чиновники вынуждены считаться с молодежным правительством

Точка зрения
Андрей Рябов: На повестке дня политической борьбы — банальный передел ресурсов

Расследования
В Баренцевом море действует всемирная сеть браконьеров

Мир и мы
Четыреста фур застряли на российско-финской границе

Россия пытается оправдаться за депортацию Муминова

Министра обороны обвиняют в миротворчестве

Тупики СНГ
Теперь представителей белорусской оппозиции обвиняют в изнасилованиях и убийствах

Новейшая история
«СССР: продукт после распада». Часть VIII. Молдавия: страна одиноких детей

Люди
Дело в чести. Один эпизод Крымской войны длиной в полтора века

Подробности
Легендарный 83-летний советский разведчик Блейк в Страсбурге отсудил у Англии компенсацию

За рулем
«Вокруг света — за 80 дней». Юрий Гейко держит курс на север — домой

Регионы
Студенты вступились за своего декана

Спорт
Ставка больше, чем матч. «Чистый» футбол никому из официальных структур пока не нужен

Медицина
Театр фармацевтических действий

Четвертая власть
На НТВ учредили новый журналистский конкурс

Телеревизор
«Веселая карусель» на желтом экране телевизора

Свидание
Отар Иоселиани: Наш зритель устал

Театральный бинокль
Кого привезли? Не Чехов ли?

В какие глубины физиологии пытливый ум заводит современных театральных режиссеров

О детях — серьезно
Без рекламы читать — скучно

На распродаже и вправду много хороших книг

Библиотека
«Перерождение авторов». Из верстки книги «Экономика символического обмена»

Олег Богаев. «Мы вас вылечим»

Сектор глаза
Что разные категории россиян находят лично для себя на выставке «Дары вождям» в Новом Манеже

Пригласительный билет
В Московской консерватории выступит «Гарлем Госпел Хор»

АРХИВ ЗА 2006 ГОД
98 97 96
95 94 93 92 91 90 89 88
87 86 85 84 83 82 81 80
79 78 77 76 75 74 73 72
71 70 69 68 67 66 65 64
63 62 61 60 59 58 57 56
55 54 53 52 51 50 49 48
47 46 45 44 43 42 41-40
39 38 37 36 35 34 ЧН 33
32-31 30 29 28 27 26 25
24 23 22 21 20 19 18 17
16 15 14 13 12-11 10 09
08 07 06 05 04 03 02 01

RSS

«НОВАЯ ГАЗЕТА»
В ПИТЕРЕ, РЯЗАНИ,
И КРАСНОДАРЕ


МОМЕНТАЛЬНАЯ
ПОДПИСКА
НА «НОВУЮ ГАЗЕТУ»:

ДЛЯ ЧАСТНЫХ ЛИЦ
И ДЛЯ ОРГАНИЗАЦИЙ





   

2006 © АНО РИД «НОВАЯ ГАЗЕТА»
Перепечатка материалов возможна только с разрешения редакции
и с обязательной ссылкой на "Новою газету" и автора публикации.
При использовании материалов в интернете обязателен линк на NovayaGazeta.RuRambler's Top100

   


Rambler's Top100

Яндекс цитирования Rambler's Top100