NovayaGazeta.Ru
Всё о газетеПоиск по архивуНаши акцииНаши расследованияКолумнистыФорум «Открыто.Ру»Сотрудники редакцииТелефоны редакцииРеклама в газете

ИНТЕЛЛИГЕНТ — ИМЯ ПРИЛАГАТЕЛЬНОЕ
Те, кто когда-то составлял средний класс, сейчас даже не элита
       
Станислав РАССАДИН, автор       
Расхожее суждение: интеллигенция прогнулась под властью… В самом деле? Ах, боже мой! Интеллигенция — и вдруг прогнулась?
       Говоря чуть серьезнее, что ж это: худо-бедно выдержали испытание застоем, в значительной своей части сохраняя достоинство, и растерялись перед «рынком» и «регулируемой демократией»? Или не в этом дело? Просто — выдохлись? Наедине со «свободой» затосковали о пресловутой кухне, о резервации, что ни говори, уютно ограничивавшей сами по себе притязания?.. И т. д.
       Подумаем. Повспоминаем.
       …Само слово «интеллигент», как уверяют (я лично не проверял), спроста пустил беллетрист Боборыкин в шестидесятые годы позапрошлого века. Это — слово, понятие, а когда возникло явление?
       Николай Бердяев говорил, что Пушкин и декабристы, сами еще не являясь интеллигентами, не образуя интеллигенцию, предваряли ее появление, имели в зачатке ее черты, обозначившиеся в Толстом и Достоевском (добавлю: идеально воплотившиеся в Чехове). «Великие русские писатели XIX века будут творить не от радостного творческого избытка (как, мол, творил Пушкин, «ренессанская», согласно Бердяеву, так он писал это слово, фигура. — Ст. Р.), а от жажды спасения мира, от печалования и сострадания…».
       Хотя я-то думаю: именно в Пушкине запечатлелся этот процесс, случилось преображение, чудо: на протяжении одной творческой судьбы пройден путь от «избытка», от «ренессанскости», от Парни и Вольтера, от эпикуреизма и «Гавриилиады» — к «Борису Годунову», к «Каменному гостю», к «Пиру во время чумы». И вот умный и сильный царь раздавлен сознанием своего греха; беспечный соблазнитель, истинный герой Ренессанса, вдруг ощущает неведомую прежде зависимость от любви; «чумный председатель», опять-таки словно выходец из возрожденческого «Декамерона», перестает упиваться своей цинической свободой, сражен и пленен состраданием…
       Впрочем, и до Пушкина — разве Державин, певший не на пространстве свободы, а в золотой клетке, не лелеял по-своему свойство, без коего немыслим традиционный интеллигент: личное достоинство?
       
(Рисунок Петра Саруханова, "Новая газета")
    
       
Увы. Как печальный каламбур это славное имя не могло не всплыть из глубин памяти, когда недавно Державин, Михаил Михайлович, хороший артист и, насколько знаю, милый человек, получая из рук президента награду, попросил его от имени народа (и как это я проморгал всенародный референдум?) остаться на третий срок.
       Вот ведь, казалось бы, странность: сам заявил и, наверное, искренне (ну устал человек, надобно отдохнуть или хоть малость передохнуть), что уступит свои полномочия в 2008-м, а эти… Виноват, но и тут вспоминается Пушкин: «Сам государь такого доброхотства /Не захотел улыбкой наградить: /Льстецы, льстецы! старайтесь сохранить/ И в подлости осанку благородства».
       А Державин — нет, на сей раз уже не наш, а тот, льстивший, казалось, безудержно, как почти все сочинители восемнадцатого столетия, вдруг — да не вдруг, в том-то и дело! — ответит решительным отказом бывшему статс-секретарю покойной Екатерины Храповицкому, который посоветует ему отречься от былых восхвалений, например, Потемкина: «…Днесь скрывать мне тех бесчестно, раз кого я похвалял». И раньше, при жизни императрицы, когда все тот же статс-секретарь призовет Гаврилу Романовича бросить писание сатир и вернуться к воспеванию власти: «…Воспой еще, воспой Фелицу, хвалы к хвалам ее прибавь», откажет и тут. Понимай: вдохновение на сей счет иссякло.
       Даром что и сама «Фелица», по слову Державина, «прашивала» его о новых хвалах…
       
       
Итак, Пушкин — начало, а знаменитый сборник «Вехи», этот акт интеллигентского самообличения (как сверхинтеллигент Чехов мог, имел право — именно по зову безупречной интеллигентности, понимаемой как «печалование и сострадание», свойства, в сущности, христианские, — честить собратьев по, как скажут потом, «прослойке» слизняками и мокрицами), «Вехи», словом, — конец. Надгробное слово, вернее, вопль.
       Разумеется, понимая «Вехи» широко, вкупе с общественной атмосферой, породившей сборник. Напомню, 1909 года.
       
       
Что делать, уже проходила эпоха земских врачей и учителей, подвижников, которых всегда меньше, чем хочется и чем кажется, но которые и образуют стержень эпохи или хотя бы явления, эпоху характеризующего…
       Да и в подвижничестве ли дело, в том, что не способно претендовать на множественность, что слишком идеалистически-экзальтированно? Наблюдательный Евгений Шварц писал, что «в начале века (естественно, двадцатого, в эпоху позднего Чехова и «Вех». — Ст. Р.) врачи, адвокаты, инженеры стояли примерно на одной ступени развития. Какой — это второстепенно».
       Именно так! Второстепенно! (Добавлю, сознавая даже не второстепенность, но третьестепенность, что и выглядели, и одевались, и брились, точнее, не брились, сохраняя обязательные бородки, однотипно. И мода, значит, была определенной, если не «классовой», то «прослоечной»?)
       А Сергей Дягилев, отвечая журналисту, берущему у него интервью, на какую публику он рассчитывает со своими «экспериментами», говорит нечто на нынешний взгляд престранное:
       «— Думаю, что мне надо рассчитывать на средний (! — Ст. Р.) класс, то есть на интеллигенцию, ту самую, которая создала успех Московскому Художественному театру».
       Не сказал ведь: на духовную, дескать, элиту. На средний класс.
       
       
Так или иначе, полагаю, даже Октябрь 1917-го, который грубо приблизил финал, начав и продолжив расправу над интеллигентами, под интеллигенцией как под чем-то соборным всего лишь подвел черту.
       «Социальная база» уже истощалась, была обречена — не революцией, а эволюцией, бесповоротно начавшейся в быстро капитализирующейся России. Идеализм уступал место уверенному прагматизму: в общем, история, еще сохраняя интеллигентов, интеллигенцию хоронила.
       «Интеллигенция»… Да уже одно то, что возникли — пусть демагогически продиктованные новой властью — оттенки: «техническая» или «гуманитарная», наконец, «советская», «рабочая», «колхозная», одним словом, «трудовая» (плюс политически-эмоциональные: «размагниченная», «гнилая», «паршивая»), то есть само слово «интеллигент» как бы перестало быть существительным, воплощающим существо, стало прилагательным, уступив смысловую значимость оценке, — одно это, говорю, свидетельствует: целого — нет. Оно — фикция.
       Хотя совсем не фиктивна была и антиинтеллигентская политика молодых Советов, включая расстрелы тех, кого Ленин списал в «г…», и «философский пароход», верней, пароходы, увозившие — как надеялись ленинцы, в никуда, в забвенье — гордость русской науки и мысли…
       В общем, думаю, по правде, не слишком боясь ошибиться, в нынешнем нашем обществе — тянет добавить: тем более — интеллигенции попросту нет; притом все же не в распространенном уничижительном смысле, что, мол, куда уж нам, недотягиваем, рылом не вышли. Нет, дотягивающие особи, полноценные интеллигенты — есть, их даже немало. Но интеллигенция — кончилась, и давно, как кончилось в свое время дворянство, так неуклюже ныне реанимируемое.
       
       
Стоит ли, однако, самоуничижаться? Или спешить отрекаться, как многие и порою не худшие: «Я не интеллигент!.. Не хочу быть интеллигентом!», теряя нравственное чутье, как у битой по носу собаки. (Либо, что, в сущности, разновидность подобного, являя высокомерие. Помню, как, выступая по ТВ, Никита Михалков заявил: я не интеллигент, я — аристократ. После добавив, что считает истинным аристократом и своего отца. Ну-ну.)
       Снова и снова: интеллигенции как соборного понятия нет, она отыграла свою роль, на пороге умирания была подтолкнута к гибели, вытеснена, уничтожена, оставив нам — вот самое главное! — интеллигентность. Подобно тому как дворянство, также уйдя, оставило понятие духовного аристократизма — не в михалковском, понятно, духе.
       Интеллигентность не как принадлежность, а как свойство, вернее, как систему запретов: интеллигент не может себе позволить того-то, того-то, того-то.
       Интеллигентность как то, что сегодня трудней взрастить в себе и, взрастив, сохранить, чем в былую и канувшую эпоху, — опять же в точности так, как сохранившихся (то есть сохранивших себя) аристократов духа уже не поднимает на свои сплоченные плечи сословие: и помянутый аристократизм, и интеллигентность приходится добывать только собственными усилиями.
       А то и те, с чего и с кого я начал статью, которые то есть «прогнулись»… Что ж, попробуем их не обидеть. У нас ведь сейчас поветрие — объявлять, что хватит нам (им?) быть старорусскими интеллигентами, надо скорей становиться — по-европейски — интеллектуалами. Разумными то есть прагматиками.
       На этом и остановимся. Будем считать, что они европеизировались. Правда, как-то уж очень знакомо, как раз по-российски. Зато звучит не обидно.
       
       Станислав РАССАДИН, обозреватель «Новой»
      
       
       От редакции
       Статьей Евг. Ямбурга «ВРИО интеллигенции» («Новая» № 80) и этой статьей Ст. Рассадина начинаем дискуссию «Что такое интеллигенция и элита в России? Кто и как исполняет их обязанности?».
       Присылайте свои мнения на электронный адрес: ng007@novgaz.ru с пометкой «Элита».
       
       
30.10.2006
       

Обсудить на форуме





Производство и доставка питьевой воды

Translate to...
№ 82
30 октября 2006 г.

Обстоятельства
Это не водка. Диверсия? Теракт? Или передел бизнеса?

Линия фронта

Вина водочная

Старушки подпалили Псков

ФСБ взялась за алкогольный рынок

Первые лица
Не слишком ли дорого обходятся капризы главного врача народа?

Реакция
Европарламент принял резолюцию «Об отношениях Европейского союза с Россией после убийства Анны Политковской»

Болевая точка
В Москве отметили четвертую годовщину «Норд-Оста»

Врач-анестезиолог выдвинул версию о «газе», примененном при освобождении заложников «Норд-Оста»

Расследования
«Новая газета» настаивает на возобновлении официального расследования обстоятельств гибели Юрия Щекочихина

Кто угнал «Моторолы»?

Почему в Выборге рухнул дом? «Ничего внезапного в этих разрушениях нет»

Подробности
Затонувший теплоход «Синегорье» давно пора было списать

После общения президента с народом министры узнали, что делать

Краiна Мрiй
«Прямую линию» с президентом РФ не дотянули до Киева

Санкт-Петербург
В Питере умалчивают информацию о тифе

Московский наблюдатель
В Москве на улице Бажова установили памятник дворнику

Регионы
На родине Калашникова хотят построить гостиницу-автомат

Омские власти сносят Ленина с рукой и возносят Достоевского в рясе

Страна уголков
Свинарник. Каким ему быть? Два подхода к будущему деревни

После выборов
В Самаре медведю предпочли кота в мешке

В Адыгее единороссы отрепетировали сценарий окончательного взятия власти в регионах

Отдельный разговор
Региональные выборы 8 октября. Анализ основных итогов и уроков прошедшей кампании. Часть II

Армия
Не болит «Булава» у дятла

Телефонизация призывников продолжается: появился тариф «ДМБ»

Кавказский узел
Юлия Латынина. Чем отличаются друг от друга три президента: Путин, Саакашвили и Кокойты

Экономика
Евгений Ясин: Лучше бы Саакашвили привлекал в Грузию российский капитал

Личное дело
Будучи академиком, Юрий Рыжов не счел себя достаточно компетентным для руководства правительством

Суд да дело
Решения Европейского суда обязательны для всех стран – членов Совета Европы. Но у России свой, особый путь

Конституционный суд перестал быть ограничителем произвола власти

Митинги.Ру
В прошлые выходные по всей Западной Сибири прокатилась волна протестных выступлений

Цена закона
Независимый депутат Владимир Рыжков — о том, чем ознаменовалось начало осенней парламентской сессии

Точка зрения
Князь Владимир Трубецкой — о реституции

«Стародум» Станислава Рассадина
Те, кто когда-то составлял средний класс, сейчас даже не элита…

Четвертая власть
В рейтинге свободы прессы Россия на 147-м месте

Телевизионная цензура добралась до спутников

Проспект Медиа
Тысячи СМИ из всех регионов России примут участие в Международной профессиональной выставке «Пресса-2007»

За рулем
«Вокруг света за 80 дней». Юрий Гейко добрался до Европы

Спорт
С коррупцией в нашем футболе борются только англичане

Кто решил, что ярославский клуб не должен играть в высшей лиге?

Футбол и хоккей нечаянно ощутили на себе президентскую заботу…

Милосердие
Театр Гоголя играет для детей из детского дома для слепоглухих

Театральный бинокль
Грузинский акцент российских актеров

Кинобудка
«Кино, которое мы потеряли». Подводим итоги многолетнего проекта «Новой»

«Сады осенью». Новый фильм мудрого бражника Отара Иоселиани

Музыкальная жизнь
Алексей Айги: Если ты выбрал путь композитора, будь готов умереть на улице

Сектор глаза
Выставки с Юлией Квасок

АРХИВ ЗА 2006 ГОД
98 97 96
95 94 93 92 91 90 89 88
87 86 85 84 83 82 81 80
79 78 77 76 75 74 73 72
71 70 69 68 67 66 65 64
63 62 61 60 59 58 57 56
55 54 53 52 51 50 49 48
47 46 45 44 43 42 41-40
39 38 37 36 35 34 ЧН 33
32-31 30 29 28 27 26 25
24 23 22 21 20 19 18 17
16 15 14 13 12-11 10 09
08 07 06 05 04 03 02 01

RSS

«НОВАЯ ГАЗЕТА»
В ПИТЕРЕ, РЯЗАНИ,
И КРАСНОДАРЕ


МОМЕНТАЛЬНАЯ
ПОДПИСКА
НА «НОВУЮ ГАЗЕТУ»:

ДЛЯ ЧАСТНЫХ ЛИЦ
И ДЛЯ ОРГАНИЗАЦИЙ





   

2006 © АНО РИД «НОВАЯ ГАЗЕТА»
Перепечатка материалов возможна только с разрешения редакции
и с обязательной ссылкой на "Новою газету" и автора публикации.
При использовании материалов в интернете обязателен линк на NovayaGazeta.RuRambler's Top100

   


Rambler's Top100

Яндекс цитирования Rambler's Top100