NovayaGazeta.Ru
Всё о газетеПоиск по архивуНаши акцииНаши расследованияКолумнистыФорум «Открыто.Ру»Сотрудники редакцииТелефоны редакцииРеклама в газете

ДИАГНОЗ: ДЕФИЦИТ ДАЛЬНОВИДЕНИЯ
Академик Михаил ДАВЫДОВ — о болевых точках и точках роста в здравоохранении и медицинской науке
       
(Рисунок Петра Саруханова, "Новая газета")
   
       
С выдающимся отечественным хирургом, академиком РАН и РАМН Михаилом ДАВЫДОВЫМ мы беседовали о судьбах здравоохранения и медицинской науки в сегодняшней и завтрашней России. Он, в частности, сказал: «Трагедия нашего общества в том, что у нас не только упал ценностный ценз в культуре и науке, но и сменились оценщики. Раньше это были мастера культуры, крупные ученые. Теперь их сменили финансисты, продюсеры, менеджеры». Начало диалога в «Новой газете» № 77. Сегодня — окончание.
       
(Фото Юрия Кима)       — Михаил Иванович! Предыдущий мой вопрос (мешает или помогает вам то, что, став президентом РАМН, вы остались директором Онкоцентра им. Н.Н. Блохина и оперирующим хирургом) вызван тем, что в СМИ последнее время появляются серьезные критические упреки в адрес РОНЦ…
       — Упреки эти появились еще до того, как меня избрали президентом РАМН. И все они вращаются вокруг закрытия нашего детского реабилитационного отделения в здании усадьбы «Липки», построенном около 100 лет назад. Оно было закрыто по причине аварийного состояния, недопустимого для пребывания там детей.
       В связи с жалобами по этому поводу и подключившимися к ним публикациям в СМИ проблема неоднократно обсуждалась в разных инстанциях, породила целый ряд депутатских, прокурорских, академических проверок и расследований, все они каждый раз подтверждали правомерность и законность действий руководства РОНЦ. Представляю, каких обвинений удостоились бы мы от тех же СМИ, случись в «Липках» нечто подобное трагедии в «Трансвааль-парке» (и тогда это были бы справедливые обвинения)!
       Наивно было бы полагать, что в таком большом и сложном коллективе, каким является РОНЦ, все бело и пушисто. У нас есть и очень острые проблемы, и просчеты, и ошибки. И мы открыты для разговора об этом. Но это должна быть честная критика, предлагающая достоверную исходную базу фактов и проблем.
       В данном же случае неправда начинается буквально от порога. Подумайте, что пишут: «Бесплатное лечение смертельно больных детей — нонсенс. Ведь с родителей, готовых на все ради спасения детей, можно выколачивать деньги. Раз так — бесплатному отделению не бывать…». Все это дается под кричащими заголовками и аншлагами типа: «SOS. Умирайте на здоровье. Здание единственного в России реабилитационного центра для детей с онкологическими заболеваниями к уничтожению готово!». И это при том, что мы твердо, железно стоим на позиции бесплатной медицинской помощи, считаем, что в нашей стране другого быть не может! И «Липки» видим в перспективе мощным современным центром реабилитационного восстановления детей и взрослых после онкологических болезней. Бесплатным для пациентов!
       Происходит безнравственная подмена понятий. Сейчас в НИИ детской онкологии и гематологии РОНЦ рак излечивается в среднем у 80 детей из 100. Реабилитацию проходят уже вылеченные дети. Или, во всяком случае, такие, у которых болезнь остановлена, законсервирована. А тут им и их родителям вдруг вещают, что они, оказывается, «смертельно больны».
       Реальные сложности с ремонтом усадьбы в «Липках», а они существуют, вызваны тем, что сейчас основные усилия Онкоцентра, в условиях крайнего дефицита бюджетных средств, сосредоточены в первую очередь на ремонте 23-этажного здания НИИ клинической онкологии, также пребывающего в аварийном состоянии, и здания НИИ детской онкологии и гематологии. Здесь в 2005 году отремонтировано 34,4 тысячи лечебных квадратных метров. Именно здесь, кстати, на этих квадратных метрах, в этих зданиях, проходит основная борьба за здоровье, жизнь, спасение наших пациентов — взрослых и детей.
       Но это критики почему-то предпочитают не замечать. Как и то, что комплекс новых зданий НИИ детской онкологии и гематологии, предназначенный в том числе и для реабилитации детей, был построен 10 лет назад, но так и не введен в строй из-за прекращения бюджетного финансирования. Вместо этого они занимаются лукавой спекуляцией на очень серьезной, запутанной ситуации не только в медицине, но и во многих других бюджетных областях — от государственных предприятий до учреждений культуры. Когда дистрофического бюджетного «пайка» не хватает на элементарное выживание, средства, к сожалению, приходится добывать и сдавая в аренду свои помещения.
       Но у нас ни рубля из вырученных за аренду не потрачено на иные цели, кроме лечебных. И среди сдаваемых в аренду помещений нет ни одного квадратного метра лечебных площадей. Отчетность абсолютно прозрачная.
       А при этом чего только нам не приписывают! Утверждают, будто у Онконцентра есть правительственные дачи на Рублево-Успенском шоссе. Нет там у нас никаких правительственных дач! Говорят, что мы открыли казино, чтобы больные оставляли там свои последние рубли. Нет никакого казино!
       Ну и так далее. И в том же духе. Невольно задумываешься: «Липки» пишут, а что в уме? Если бы ученые и врачи нашего центра так активно не противостояли попыткам некоторых влиятельных кругов взять курс в России на тотальную платную медицину, стали бы обвинять нас тогда как раз в том, чему мы пытаемся воспрепятствовать? Как сделать современную медицину, весьма недешевую, так сказать, по себестоимости, бесплатной для основной массы населения? Вот главная задача. Не решим ее — народы России будут обречены на дальнейшее вымирание.
       Посмотрите. Средняя стоимость лечения одного онкологического больного — не та, которая у нас в тарифах (80—90 тысяч рублей), а реальная — 70—150 тысяч долларов. И это только за курс лечения. Единичные препараты стоят 1,5 тысячи долларов. А они нужны массово. Не говоря уже о реальной стоимости операций, реанимации.
       Никто в России, за исключением разве что очень узкого олигархического круга, не способен оплатить такие счета. И, значит, сохранение бесплатной медицины в стране (что, конечно, не исключает решения другой острейшей проблемы — качества бесплатного лечения) есть вопрос жизни и смерти нации!
       Во всем мире государство усиливает свою роль именно в социальном обеспечении и здравоохранении. В Норвегии в 2001 году закрыли последнюю частную клинику, и на весь мир было объявлено: с частным здравоохранением покончено, государство полностью берет здоровье народа под свой контроль.
       Другое дело — право на дополнительные частные медицинские услуги. Если вы сверхбогатый человек, вы за свои миллионы можете выбирать любое лечение — это ваши проблемы. Такие услуги в ограниченном объеме оказываются и в нашем центре. Вырученные от этого деньги идут на бесплатное лечение для всех. Но недопустимо и опасно для судеб страны, когда дополнения, допущения, исключения пожирают главное, основное. Вот почему, пока я директор РОНЦ, он останется абсолютно бесплатным для граждан Российской Федерации.
       — Как бы самоотверженно ни отстаивали вы бесплатную медицину, в России она все больше сползает в платную…
       — И так будет до тех пор, пока по-настоящему не заработает государственное медицинское страхование. В чем его суть? Больной не мечется по бюрократическим инстанциям, выпрашивая какую-то квоту. У него есть карточка, в которой полностью заложены деньги, необходимые для лечения. Вы приходите в больницу, лечебный центр, и с вашей карточки снимается нужная сумма. Ясный и простой механизм. А как сейчас? Кто-то там, наверху, решает, что на лечение в столичном центре этой области выделяется столько-то квот, а той — столько-то. Вот и мечутся бедные больные по чиновничьим коридорам…
       — Только ли в системе страхования дело? Столичные центры просто не в силах принять всех стремящихся в них больных. Почему они стремятся именно в Москву и Питер — понятно. Многовековая российская боль: в деревне или уездном городке люди умирают от болезни, которую в столицах уже лечат. Как утолить эту боль?
       — Приблизить столичный уровень лечения к человеку, как бы далеко он ни жил.
       — Это реально?
       — Реально. Сейчас разработана и действует программа «Равное право на жизнь» (подробнее об этом читайте в «Новой газете» № 70, 14—17.09.2006 г. — К.С.). Мне предложили возглавить ее наблюдательный совет, и я согласился. Почему? Что, мне высоких должностей не хватает? Да именно потому, что это конкретный ответ на ваш вопрос.
       Ведущие онкологи страны, бизнесмены, общественность, духовенство, региональные власти объединили силы и средства, чтобы реально продвинуть передовые лечебные методы и технологии, новую медицинскую технику, новейшие лекарства в глубь страны, создав там форпосты, действующие по единым правилам и методическим разработкам, принятым в РОНЦ, в других московских и петербургских центрах. И подготовить конкретно для этих опорных пунктов высококвалифицированные медицинские кадры.
       Это, между прочим, инициатива ученых, врачей, а не чиновников. Почему же приходится такую инициативу проявлять? Потому что, как ни стыдно мне это говорить, мы чуть ли не единственная страна в мире, у которой онкология не вошла в число приоритетных национальных проектов. 300 тысяч человек умирают ежегодно, полтора миллиона больных на учете состоят (а сколько еще неучтенных!), но нам говорят: онкологией мы займемся потом. Вот уровень понимания стратегических задач нашим чиновничеством!
       Как видите, программа «Равное право на жизнь» построена на тех же принципах, которые и я исповедую. Она нацелена на современное образование врачей, на оснащение лечения новейшими лекарствами и техникой, на мониторинг эффекта. То есть на то, что должна осуществлять предлагаемая нами структура организации здравоохранения в стране. И выполняется эта программа с помощью региональных властей — у нас сейчас немало прогрессивных, талантливых губернаторов, которые идут нам навстречу, понимая, как это важно для перспектив их территорий. Произошла концентрация и средств, и усилий исполнительной власти на проблемах здравоохранения. Но не на заоблачных московских или питерских уровнях, а на местах. Осязаемо, зримо.
       Мы подтянули к решению поставленной задачи и крупные фармацевтические фирмы. Вы используете этот рынок? Так извольте вкладывать деньги и в его развитие, в лекарственное обеспечение, в образование, в оснащение медицинской техникой российских регионов.
       Ждать, пока регионы сами купят, что им необходимо для медицины, — пустой номер. Это надо инициировать сверху, единой волей, единой организацией. Мы это начали, так сказать, в порядке общественной инициативы и теперь ждем серьезной поддержки не только от региональных (здесь как раз поддержка активная!), но и федеральных властей.
       Вот вы говорили о «болевых точках». В стране на сегодня, может быть, самая чувствительная из них — отсутствие единой идеи (не в смысле той «национальной идеи», которую усиленно «все ищут»), чтобы действовать по-государственному, на перспективу, долгосрочно. Мы поспешно реформируемся и реформируемся, но… в результате становимся почему-то слабее и слабее. Почему? Надеюсь, я ответил на этот главный вопрос.
       
       Беседовал Ким СМИРНОВ
       
23.10.2006
       

Обсудить на форуме





Производство и доставка питьевой воды

Translate to...
№ 81
23 октября 2006 г.

Первые лица
Госсекретарь США Кондолиза Райс в интервью «Новой»: Политика — это не бизнес, а сервис

Четвертая власть
Основатель одного из крупнейших издательских домов в России считает, что здесь нет условий для политической журналистики

Анонс
26 октября выйдет специальный выпуск Союза журналистов, посвященный Анне Политковской

Кавказский узел
«Люди исчезающие». Мы продолжаем расследование Анны Политковской

Суд да дело
Суд Нижегородской области принял решение о ликвидации Общества российско-чеченской дружбы

Разбирая дела «экстремистов», суд использует удивительные формулировки

Вольная тема
Ефим Бершин. Почему нельзя упорядочить миграцию

Станционный смотритель
Идет война инородная. Священная война?

Ну, какой русский тут хочет быстрой езды?

Волобойские вести

Общество
Жители Петербурга меняют свои фамилии на грузинские

В прошедшую субботу было совершено нападение на Галерею Марата Гельмана

Митинги.Ру
У националистов остаются два пути…

Массовые акции протеста в нефтяных регионах опровергают миф о длинном сибирском рубле

Плата за жульё
Министры не хотят отвечать за провал реформы

Власть и люди
Йошкар-олинским детсадовцам накинули по два рубля

Экономика
Экспортные аппетиты «Газпрома» могут привести к возврату страны к углю

Точка зрения
Георгий Сатаров: Президент просто руководит хаосом

Мир и мы
С демократией в России покончили до подачи закусок

Путин шутил, Европа кушала

Краiна Мрiй
Украинская оппозиция опасается больших уступок России

Новейшая история
«СССР: продукт после распада». Часть VII. Армения: страна разбросанных камней

Расследования
В Омской области успешно действует группа по захвату предприятий

Задержан один из подозреваемых в убийстве Дмитрия Фотьянова

Отдельный разговор
Региональные выборы 8 октября. Анализ основных итогов и уроков прошедшей кампании

После выборов
На выборах может заработать каждый

Власть и деньги
Суд решил, что вице-спикер Володин не получал откаты из средств на дорожное строительство

Цена закона
Госдума усилила ответственность за использование нацистской символики

В Татарстане закрылись все игровые салоны

К чему приведут новые поправки к закону «О безопасности дорожного движения»

Права и обязанности бюджетных учреждений. Почему возникла потребность в новом законе?

Финансы
О чем молчит «горячая линия» МГТС

Подробности
Студентам предложено подыскать работу

Сюжеты
Где из секретарш делают секретарей?

Московский наблюдатель
Москва, которую мы обрели. Продолжаем дискуссию о судьбе памятников архитектуры

Наши даты
20 лет назад погибла подлодка «К-219»

Личное дело
Лев Яшин — человек №1

Спорт
Наставник железнодорожников Славолюб Муслин ушел из-за конфликта с президентом клуба Валерием Филатовым?

Медицина
Академик Михаил Давыдов — о болевых точках и точках роста в здравоохранении и медицинской науке

За рулем
«Вокруг света за 80 дней». Очередной репортаж наших специальных корреспондентов

Интернет
Основатель ЖЖ Брэд Фицпатрик: Я рад, что теперь реально делаю что-то, связанное с Россией

Акция «Я — грузин» в российском интернете набирает сторонников

Музыкальная жизнь
Карл Хламкин — человек с огнеопасным оркестром

Свидание
Борис Акунин: Фандорин уедет в Тибет и доживет до перестройки

Наградной отдел
Наши держат марку Аврелия

Кинобудка
Наша мистика: без пол-литра крови не разобраться

Театральный бинокль
В театре Анатолия Васильева — два новых «Демона»

Сектор глаза
Некоторые московские артвыставки имеют больше медицинско-прикладной характер, чем художественный

Следующий номер
«Новой» выйдет
30 октября

АРХИВ ЗА 2006 ГОД
98 97 96
95 94 93 92 91 90 89 88
87 86 85 84 83 82 81 80
79 78 77 76 75 74 73 72
71 70 69 68 67 66 65 64
63 62 61 60 59 58 57 56
55 54 53 52 51 50 49 48
47 46 45 44 43 42 41-40
39 38 37 36 35 34 ЧН 33
32-31 30 29 28 27 26 25
24 23 22 21 20 19 18 17
16 15 14 13 12-11 10 09
08 07 06 05 04 03 02 01

RSS

«НОВАЯ ГАЗЕТА»
В ПИТЕРЕ, РЯЗАНИ,
И КРАСНОДАРЕ


МОМЕНТАЛЬНАЯ
ПОДПИСКА
НА «НОВУЮ ГАЗЕТУ»:

ДЛЯ ЧАСТНЫХ ЛИЦ
И ДЛЯ ОРГАНИЗАЦИЙ





   

2006 © АНО РИД «НОВАЯ ГАЗЕТА»
Перепечатка материалов возможна только с разрешения редакции
и с обязательной ссылкой на "Новою газету" и автора публикации.
При использовании материалов в интернете обязателен линк на NovayaGazeta.RuRambler's Top100

   


Rambler's Top100

Яндекс цитирования Rambler's Top100