NovayaGazeta.Ru
Всё о газетеПоиск по архивуНаши акцииНаши расследованияКолумнистыФорум «Открыто.Ру»Сотрудники редакцииТелефоны редакцииРеклама в газете

НОС СНЯТ КРУПНО
«Парфюмер» Тома Тыквера идет в Москве
       
Кадр из фильма «Парфюмер. История одного убийцы».
     
       
На российских экранах — «Парфюмер. История одного убийцы», экранизация романа Патрика Зюскинда. За 20 лет бестселлер, переведенный на 45 языков, разошелся 15-миллионным тиражом по всему миру. Снять кино с запахом (о гении и злодее в одном флаконе, ради создания уникального аромата убивающем девушек) в разное время мечтали Стенли Кубрик, Тим Бертон, Ридли Скотт, Мартин Скорсезе и Милош Форман. Зюскинд был неумолим. Продюсер Бернд Айхингер (в его фильмографии — «Имя розы») не сдавался и в итоге уломал неуступчивого автора.
       
Кадр из фильма «Парфюмер. История одного убийцы».
      
       
Один из самых амбициозных европейских проектов ценой в 40 миллионов долларов (кто теперь скажет, что деньги не пахнут?) осуществил Том Тыквер (автор «Беги, Лола, беги!»).
       Режиссер рассказывает, что ради визуализации запахов командовал многотысячной массовкой, стоя по щиколотку в рыбной требухе. Но еще важнее была задача воссоздать на экране образ человека из небытия.
       Раз Жан-Батист Гренуй не пахнет, вроде бы он и не существует? Безликое чудовище, рожденное в чешуе и густой вони парижского рыбного рынка, доказывает, что наличествует в природе вещей, сея вокруг себя смерть. Обладатель лучшего носа в Европе прозван напуганными горожанами некромантом, сатанистом, вероотступником и еретиком. Но Гренуй не кровожадный Лектор, в нем нет сладострастного злодейства. Он лишь неукоснительно, последовательно добивается цели: составить уникальный аромат, эссенцию из запахов убитых девушек.
       Зюскинд сочинил нонконформистскую пряную притчу, метафору творчества. Как могут быть несовместимы гений со злодейством, если для художника (знаем тому множество примеров) весь мир, включая близких, — уголь в топку творчества? В книге понятия «запах», «дух», «дыхание» смешиваются в притягательную таинственную взвесь, а история Гренуя становится сюжетом об исключительной личности, бесстрастно следующей по пути бескрайнего перфекционизма… прямо в ад. Впрочем, может статься, Гренуй хочет выяснить: в самом ли деле там пахнет серой?
       На экране Жан-Батист (Бен Уишоу) выглядит примерно так, как описал его автор: неправдоподобно нормально. От прочих его отличает лишь нос, точно фиксирующий добычу. Нос снят крупно, мы различаем поры на нем и в какой-то момент внезапно устремляемся вместе с камерой прямо в него, летим в бескрайнюю темноту… Кажется, это нас… втягивает, вынюхивает до дна ублюдок без запаха. Впрочем, в отличие от книги Гренуй Уишоу не вызывает отвращения. По Тыкверу, это скромный, обаятельный юноша с изъяном (ну не дал Господь ему запаха!).
       У Зюскинда он уже криком новорожденного голосует против любви. У Тыквера свою первую жертву убивает случайно. В книге «он даже не посмотрел на нее. Пока душил, не раскрывал глаз, боясь потерять хоть каплю аромата». Какая там любовь! Цель — присвоить чужой запах, овладеть, познать его «до нежнейшего оттенка».
       У Зюскинда главный порок героя не в отсутствии запаха — в абсолютной, пугающей аморальности. У Тыквера юноша с романтической внешностью страдает от отсутствия любви. И создает ауру, чтобы его полюбили. Он заставит полюбить себя до безумия. До самозабвения. Толпа, собравшись на казнь, закричит от восторга. А он будет дирижировать с эшафота белым надушенным платком. У беспредельной власти есть запах. Но это не запах любви.
       Экранная версия не лишена магнетизма. Том Тыквер один из немногих режиссеров, способных сочетать любовь к историческому костюмному кино с современным визуальным способом изложения. Это неспешное кино не покажется скучным ни интеллектуалу, ни тинейджеру. Мазки исторической достоверности Тыквер обрамляет современным монтажом, покрывает лессировкой компьютерной обработки. Запахи передаются с помощью выцветшего от времени, покрытого стальной патиной цвета. С помощью продуманной, точечной, как на полотнах Рембрандта или Караваджо, светописи.
       Безупречна работа художников и одного из лучших немецких операторов Фрэнка Грибе. Актеры в рамках поставленных режиссером задач достойны всяческих похвал. Гренуя играет дебютант в большом кино Бен Уишоу. Движениями крыльев носа и безмятежностью, с которой он творит свои злодеяния, он запомнится зрителю надолго. Дастин Хоффман артистичен и нетривиален в образе парфюмера Бальдини. Напудренный парик, румяна, сурьма на бровях — всего перебор, как в нелепо молодящейся старости. (Хоффман говорит: «Если кто-то спрашивает меня, похожи ли мы с ним, я говорю: да, я воровал всю жизнь, потому что искусство — это род воровства».)
       В общем, все в этом фильме качественно и культурно. Но тайна ауры романа (пленительного, живого и омерзительного, как и тайна его героя) осталась непостижимой. В английском есть слово odour, у которого много значений — не только «запах», «одуряющий», но еще и «слава», «репутация». Похоже, Тыквера с продюсером Айхингером вопросы репутации, кассы и славы волновали больше, чем перфекционистская идея постичь тайну анфлеража — превращения живой плоти романа в каплю аромата изображения.
       Роман Зюскинда сохранил тайну терпкого дурмана. Экраны мира будут довольствоваться приятными во всех отношениях благовониями тысяч копий киноблокбастера, напоминающего запахом популярную у населения Грасса туалетную воду «Амур и Психея», которую высокомерно презирал мерзкий гений Гренуй.
       
       Лариса МАЛЮКОВА, обозреватель «Новой»
       
18.09.2006
       

Обсудить на форуме





Производство и доставка питьевой воды

Translate to...
№ 71
18 сентября 2006 г.

Первые лица
У Путина появились понятия более фундаментальные, чем политические успехи или неудачи

Отдельный разговор
Дело Козлова. Что известно всем

Зачем убивать Алана Гринспена?

Ожидается наступление на фонды «ветеранов» спецслужб

На оперов оказывали чудовищное давление

Путин перестал быть крышей для бизнеса силовиков?

Обзор версий ФСБ, аналитиков рынка, криминальных кругов

Бандит и Чекист про убийство Козлова

Хроника публичных расстрелов людей на улицах Москвы

Вернулась ли эпоха малиновых пиджаков?

Точка зрения
Дети чиновников идут в крупные корпорации. Чем это грозит России?

Экономика
Прямое государственное регулирование цен на бензин. «За» и «против»

Общество
Почему националисты слишком часто стали появляться «в нужное время в нужном месте»?

Цена закона
Депутаты против гастарбайтеров

Власть и люди
Грузин замучен в культурных связях

Четвертая власть
Самые продвинутые люди страны совершенно бесплатно выступили на медиафоруме «Единой России»

Телеревизор
Почему Светлана Сорокина и Алексей Венедиктов не стали «Домашними» любимцами?

Спорт
Российские олигархи научились выводить деньги в офсайды

Краiна Мрiй
У Януковича отняли европейские игрушки

Леонид Кучма по «делу Гонгадзе» не сядет

Обстоятельства
Оправданные узники американской тюрьмы не ушли от российского правосудия

Кавказский узел
Мэр столицы Дагестана интуитивно нащупывает путь сицилийских отцов

Реакция
После публикации в «Новой» Артема Лушкина зачислили в университет

«Лицензия на убийство»

Новейшая история
«СССР: продукт после распада». Часть III. Таджикистан работает от Нурекской ГЭС

Исторический факт
Созерко Мальсагов. Человек, совершивший первый и единственный побег из Соловецкого концлагеря

Специальный репортаж
Изоляция сектора Газа может привести к появлению экстремистов

Инострания
В Германии разразился «мясной» скандал

Сюжеты
Репортаж из поселка Ерсеке, мировой столицы мидий

Регионы
Саратовцы выбирают бренд губернии

В Саратове закрывают уникальный приют для животных

После выборов
Дело тверских депутатов передается в суд

Подробности
Кто напугал трех астраханских ректоров?

Наградной отдел
Познер к награде не представлен

Личное дело
Юрий Лужков. Ехидный и решительный

Наши даты
Год назад ушел Егор Яковлев

Образование
Вечно опальные инновационные школы вдруг стали победителями нацпроекта

Как заговорить на иностранном языке

За рулем
В конце «федералки» Юрий Гейко увидел начало Российской Федерации

Интернет
Сетевые игры как образ жизни

Кассовыми становятся те ленты, которые получают отклик в «Живом журнале»

Кинобудка
«Парфюмер» Тома Тыквера: нос снят крупно

Театральный бинокль
«Новая драма» – 2006: правда жизни нон-стоп

Сектор глаза
Провокационный поп-арт — суровые будни московского бомонда

Культурный слой
Сто пять способов встать со стула

Свидание
Сергей Дрейден. Лабораторная работа с ангелом

Библиотека
Дмитрий Быков замыкает русский круг. И размыкает его…

АРХИВ ЗА 2006 ГОД
98 97 96
95 94 93 92 91 90 89 88
87 86 85 84 83 82 81 80
79 78 77 76 75 74 73 72
71 70 69 68 67 66 65 64
63 62 61 60 59 58 57 56
55 54 53 52 51 50 49 48
47 46 45 44 43 42 41-40
39 38 37 36 35 34 ЧН 33
32-31 30 29 28 27 26 25
24 23 22 21 20 19 18 17
16 15 14 13 12-11 10 09
08 07 06 05 04 03 02 01

RSS

«НОВАЯ ГАЗЕТА»
В ПИТЕРЕ, РЯЗАНИ,
И КРАСНОДАРЕ


МОМЕНТАЛЬНАЯ
ПОДПИСКА
НА «НОВУЮ ГАЗЕТУ»:

ДЛЯ ЧАСТНЫХ ЛИЦ
И ДЛЯ ОРГАНИЗАЦИЙ





   

2006 © АНО РИД «НОВАЯ ГАЗЕТА»
Перепечатка материалов возможна только с разрешения редакции
и с обязательной ссылкой на "Новою газету" и автора публикации.
При использовании материалов в интернете обязателен линк на NovayaGazeta.RuRambler's Top100

   


Rambler's Top100

Яндекс цитирования Rambler's Top100