NovayaGazeta.Ru
Всё о газетеПоиск по архивуНаши акцииНаши расследованияКолумнистыФорум «Открыто.Ру»Сотрудники редакцииТелефоны редакцииРеклама в газете

ИЗ ШКУРЫ ШАРИКОВА — К БОРОДЕ ХОТТАБЫЧА
Актер Владимир ТОЛОКОННИКОВ: «Мы не дико смотримся на фоне виртуальной реальности?»
       
Кадр из фильма «Хотт@бь)ч». (Фото — ctb.ru)
      
       
Нет, он все-таки не стал компьютерной программой из цифр и знаков, как ни старалась анимационная студия «Мельница». У Владимира Толоконникова все тот же специфический «тяжелый» взгляд, притягивающий и на фотографии студента Ярославского театрального училища, и в знаменитой роли Шарикова в «Собачьем сердце» Бортко, и в новом фильме Петра Точилина «Хотт@бь)ч». Только теперь взгляд стал теплее — так смотрит вовремя состарившийся рокер, помудревший хулиган. Аккуратно и удобно, как умеют гармоничные люди, разместившись в пластиковом кресле на балконе мосфильмовской гостиницы, Толоконников разминает красивыми мужскими руками сигарету («Про руки не только вы, и Бортко мне говорил»), а я вспоминаю «смуглые ладошки Хоттабыча» в книге Лагина, читанной в детстве десятки раз. Уставший рассказывать о Шарикове, актер репетирует со мной новые речи от имени джинна Хоттабыча, которые вести ему теперь придется не однажды.
       
(Фото Александра Рюмина)       Справка «Новой»
       Владимир Толоконников родился в Алма-Ате. Окончил Ярославское театральное училище. В 1973 году поступил в драматический театр имени Лермонтова в Алма-Ате и до сих пор там работает. Любимые авторы — Михаил Булгаков, Томас Манн. Женат, двое сыновей, Иннокентий (в честь Смоктуновского) и Родион. Любимая кошка Люська (в честь Гурченко) убежала через восемь лет искать пропавших котят. Любит собак: «Наверное, собаки сгоношились и решили, что я буду от них выступать». Роль Шарикова помнит до сих пор наизусть.
       Переиграл много «существ» — леших, бармалеев, джинна, человека-собаку, всегда убедительно их очеловечивая. Поэтому — лауреат Госпремии РФ. От президента Казахстана Назарбаева в 2005 году получил звание «Алтын Адам» — «Человек года». Страстный садовод.
       
       — Фильм Геннадия Казанского «Старик Хоттабыч» 1957 года был посвящен миру советского человека, еще не до конца освоенному и оптимистически сконструированному. Теперь Хоттабыча как проверенного дегустатора запускают в мир интернета, тоже еще не до конца освоенный и сконструированный как оптимистический мир безграничных возможностей. Верите вы в этот прекрасный новый мир, как верили в старый советский?
       — Верь не верь, время заставляет верить в новое. Время быстрых движений, компьютер стал жизненной необходимостью, он теперь нужен как воздух. Сейчас общаюсь с интернетом с помощью сына, но на этом не остановлюсь — я же вижу, что моих детей от компьютера за уши не оттащишь, значит, и мне туда надо.
       — Жанр «Хотт@бь)ча» определили как «сказка-быль для новых взрослых». Бывают новые взрослые, как новые русские?
       — Я не знаю, кто это определял. На плакатах написано «молодежная интернет-комедия». Определять жанр — удел пишущих. Наше дело — играть, создать такой образ, чтобы он соответствовал времени. А словосочетания — это не мое.
       Вы смотрели картину? Нет «ножниц» между нами реальными и нами в компьютере, видели, нас с Шайтанычем (исполнитель роли Шайтаныча — Марк Гейхман. — Е.В.) компьютерные мастера наприбамбасили? Мы не дико смотримся на фоне виртуальной реальности? Значит, мы чего-то достигли, значит, мы живем.
       — Владимир Алексеевич, что за амплитуда у вас такая сумасшедшая — то недочеловека, Шарикова, то сверхчеловека, джинна, играете?
       — Ну знаете, такого недочеловека раз в жизни выпадает играть. И как ни крути, все равно о нем приходится говорить. Моя сверхзадача всегда — хороший сценарий или плохой, недочеловек или сверхчеловек — чтобы человечно получалось, узнаваемо. Я понятно говорю?
       — Знают вас по булгаковскому «Собачьему сердцу», а вы много играли булгаковского Мольера.
       — Опять же повезло — второй раз с Булгаковым встретиться пришлось. Такая удача! Ведь есть стереотип героя, а я себя к героям не отношу. Маленький, плюгавенький. Какой я Мольер? Мольер — фигура неоднозначная, он и директор театра, и драматург, и актер, и придворный слуга. Много чего в этом образе нужно было накопить. И мы с режиссером Юрием Коненкиным старались показать внутреннюю жизнь артистического мира. Это наше родное. И я подмерил под себя, под наши местные артистические перипетии — и хорошая была «Кабала святош».
       Сейчас герой должен быть красивым, высоким, чтобы его видно было. Но я вот Квазимодо играл — большого, физически сильного звонаря. И зрителей это не шокировало. Почему? Потому что все равно дело не в росте, а во внутренней жизни человека. Когда песня Belle пошла в народ, мы спектакль уже лет пять как не играли.
       — Вы вот на себя наговариваете, а ведь вы в отличной форме!
       — Есть возможность — долго сплю. Такого нет — встал по расписанию, сделал зарядку. Специально на тренажеры не хожу, не накачиваюсь, не бегаю. Если бы курил поменьше — еще бы лучше выглядел. Артисту нельзя курить — голос, дыхание. На съемках ждешь своего кадра, сплошные ожидания — куришь, а что делать? И в театре все курят, молодые и старые.
       — Вы страстный садовод, разводите розы, разговариваете с ними…
       — А откуда вы знаете? Да, разговариваю, я считаю, они живые. Что розы, даже камни передвигаются под землей. Вот у меня участок, я на нем камни по молодости выкорчевывал. Недавно опять копаю — камни снова там. Значит, они двигаются. Я не знаю, может, их природа передвинула или сейсмические движения, но их там не было все эти годы!
       Камень бывает теплый и холодный, на камнях лечатся и на камнях простужаются. Камень обладает энергией, а раз обладает энергией, значит, живой. Ничего неодушевленного нет. Деревья, я уверен, они друг друга любят. Не зря же поется: «Как бы мне, рябине, к дубу перебраться». Они не могут перебраться, но зато деревья — молчаливые свидетели всей нашей жизни.
       А с розами даже и сомневаться нечего. Я когда уезжаю, за ними так никто не ухаживает. Приезжаю — трава поросла, розы заскучали. Я их прополю, полью, они раз — и развернулись, и улыбаться начинают. Тут ничего мистического нет. Утром под яблоню, сигарету в зубы, чашку кофе — и розочкам говорю: «Здравствуйте, мои красавицы!». А когда надо обрезать сухой стебель, уже отдавший энергию красоты, говорю: «Прости меня, родная, ну что делать, всему свое время».
       — Есть проблемы у русскоязычного театра в Казахстане?
       — Нет, живем нормально. В Казахстане есть русский, казахский, немецкий, уйгурский театр. Все живем, все ничего. Были осложнения в перестроечные времена, но театр находил средства.
       Проблема одна — что на культуру мало средств выделяется. Ноль целых. Но не люблю об этом говорить, не в этом дело. Работаем — значит, любим. Но хотелось бы, чтобы было как за границей. В каком плане? У нас самое дорогое — кинопленка, а у них самое дорогое — артист. Тогда и в криминалах за деньги сниматься не придется.
       — А это правда, что вызов на пробы в фильм Бортко вы получили в тот же день, когда вас утвердили в театре на ту же роль?
       — Правда. Это почти мистическое совпадение. Не такой уж я разгениальный, что только я должен был сыграть Шарикова. Когда меня вызвали на первые пробы в Питер, я даже еще не читал повесть, она только-только была напечатана в журнале. А в тот день, когда в театре я получил распределение на роль Шарикова, мне позвонили и сказали, что я утвержден на эту же роль в фильме Бортко.
       В выпуске спектакля я не участвовал, ввелся в готовый спектакль. В театре я могу «отвязаться» и «добавить», там и надо добавлять, но в кино органика должна быть снижена. Когда я озвучивал собаку (чем на самом деле очень горжусь), Бортко меня держал: «Никаких собак, ничего!».
       А какие были статьи после выхода фильма! «Как возможен мат в картине, «итить твою мать» или «сука». Как будто это там самое главное.
       Смотрите, как интересно получается — рукопись «Собачьего сердца» 50 лет под сукном пролежала. Прошло 50 лет — и сняли фильм. И еще одно такое же совпадение — первый «Старик Хоттабыч» был снят 50 лет назад! Разве это не мистика? Видимо, мой творческий цикл — 50 лет.
       В нашем Алма-Атинском театре драмы, где я работаю, спектакль «Собачье сердце» прошел 120 раз, потом его сняли из репертуара. Жаль. Можно было его оставить для истории, играли хотя бы раз в три месяца, и, думаю, зритель бы его смотрел. Идет же «Собачье сердце» Яновской в ТЮЗе!
       — Что про вас написано в Булгаковской энциклопедии?
       — Там фотография из фильма, момент ловли котов. И подпись: «Владимир Толоконников в роли Полиграфа Полиграфовича Шарикова».
       Мне одного жаль — что мама моя не дожила до «Собачьего сердца». Она очень всегда в меня верила. Но, к сожалению, видела меня только в одном, очень хорошем спектакле «Пришел мужчина к женщине». Она женщина была простая, но с большими артистическими задатками. Пела хорошо. Голос у нее такой сильный был, что однажды даже стекло лопнуло, когда она запела... Я бы все отдал, если бы мне сказали, что там, на небе, она знает, что у меня в творчестве все сложилось хорошо.
       — Книжка про старика Хоттабыча — это книжка про «халяву»?
       — Ну, тогда русские народные сказки про Ваньку-дурака тоже про халяву: все ему помогают, только он не трудится. В детстве об этом не думаешь. Почему халява? Добро — вот что главное, а не халява. Хоттабыч делает добро, а не халяву. Он же говорит — я не могу убить, не могу заставить любить или разлюбить. Он джинн-то джинн, а зла не делает. Вот если вам сейчас дадут зонтик, чтобы вы не промокли по пути к остановке — что это, халява или добро? Я думаю, добро.
       Важен вот какой вопрос: нужен фильм или нет? Я думаю — нужен! Раз время такое, молодежь за компьютерами часами портит зрение, не вытащишь их — значит, нужный фильм, про них.
       Ведь как Гена, хакер, поступает? Вы заметьте, Гена — отличный хакер. Он может по Сети взломать любой банк мира. Но взламывает сайт Microsoft и ничего там больше не трогает. Просто рисует задницу и радуется. Почему об этом не говорить?
       — Вы много играете в детских спектаклях — леших, львов, кроликов, бармалеев. Ваш Хоттабыч — в ряду этих… существ?
       — В сказках я играю до сих пор и не гнушаюсь этим. Некоторые наши мастера считают это зазорным, а я нет. Конечно, я был очарован фильмом Казанского — тем, например, как Хоттабыч мороженое ел, объелся им ужасно… И мне важно — очаруются моим Хоттабычем сегодняшние дети, как когда-то я? Я-то им что-то доброе передам? Или они запомнят только, как я палец показываю? Черт его знает. Но пара трогательных моментов в картине есть.
       — По шкале сегодняшних ценностей ваш Хоттабыч круче. Он проходит три уровня компьютерной игры как опытный геймер. Тогда как Хоттабыч Казанского сгодился только на то, чтобы работать в цирке.
       — Время круче, время другое. Мой Хоттабыч выдавил из себя раба, ему надоело много лет исполнять чужую волю. Он, получается, герой… А потом опять попадает в кувшин. И уже оттуда — в интернет. Там, в интернете, он находит свое счастье и наконец обретает свободу. Ну и что, что его любовь по имени Киса оказалась программой-роботом! Хоттабыч уходит к ней, тоже как программа.
       — То есть свободу можно найти и в цивилизации?
       — По крайней мере в Сети можно не исполнять чужую волю.
       
       Екатерина ВАСЕНИНА, наш спец. корр.
    
       
Со съемочной площадки
       
       Как добиться отвращения при виде американской валюты? Надо внушить съемочной группе, что это чистый папирус, десятки дублей заставлять людей вставать на стремянки, разбрасывать деньги под камеры, следить за чистотой карманов и ругаться, что кидают недостаточно выразительно.
       В съемки на Красной площади все время норовили попасть туристы. Больше всего — не понимающие по-русски американские туристы. «Янки, гоу хоум!» — кричал в мегафон режиссер.
       Для съемки полета на линолеуме-самолете были задействованы два вертолета, самый большой в России ветродуй, специально изготовленная конструкция на стальных пружинах. Только полет все-таки не получился, и в фильме он длится несколько секунд.
       Для того чтобы воссоздать жилище хакера Гены, были изучены квартиры настоящих хакеров. Фотографии своих жилищ слали хакеры со всего мира.
       Анимационный блок, рассказывающий о разборке Хоттабыча и Шайтаныча в интернете, создан студией «Мельница», известной по мультфильмам «Карлик Нос» и «Алеша Попович и Тугарин Змей». Благодаря «Мельнице» Хоттабыч обретает вечную жизнь, став компьютерной программой.
       В съемках участвовал единственный аппарат в России, считывающий генетическую информацию, его предоставил Российский государственный научно-исследовательский институт генетики. По волоску из бороды убитого врагами Хоттабыча его оживляют в интернете.
       
       
17.08.2006
       

Обсудить на форуме





Производство и доставка питьевой воды

Translate to...
№ 62
17 августа 2006 г.

Точка зрения
«РФ. Идеология пространства». Неправительственный доклад Дмитрия Орешкина

Армия
Алма Бухурбаева находится при исполнении материнского долга

Военную часть забыли на «холодной войне»

Кавказский узел
«Зонтик, собирающий капли». Знаете, как живут русские дети в Чечне?

Власть и люди
В ходе учений марийская милиция перегнула дубинку

Подробности
Вертикаль запуталась в сети

Финансы
На черном рынке появилась база данных по потребительским кредитам

Что будет, если ФСН начнет проверять «реальные доходы граждан»?

Национальная валюта исполняет послание президента РФ: идет верным курсом

Сбербанк снизил процент по рублевым кредитам

Власть и деньги
Чем отличается губернатор Боос от короля Фридриха II

Навстречу выборам
Наступил сезон слияния политических партий

После выборов
«Единая Россия» предоставила политическое убежище мэру Самары

Краiна Мрiй
В Крыму отказались от Януковича и хотят, чтобы Путин их завоевал

Общество
Почему некоторые россияне боятся благотворительных акций? Анализ психолога

Нацизм, если нужно, может вырасти из чего угодно

Регионы
Бойтесь китайцев, приносящих яйца

Инострания
В Израиле и Ливане считают потери и выбирают виновников

Террор
Немецкий след лондонской операции…

В Красноярске появились футболки с портретом террориста №1

Наши даты
Ушел журналист Игорь Подшивалов

Магазин времени
Число людей, которые «плохо относятся» к Горбачеву, из года в год сокращается

Люди
В нашей стране с ее родовыми травмами психологи еще долго не останутся без работы

Московский наблюдатель
Зачем телевидение снимает страшилки о Москве?

Телеревизор
На ТВ слишком много эротической рекламы

Образование
Акция «Новой» и газеты «Дошкольное образование»: собери первоклассника в школу

Спорт
Зачем Малкин улетел к пингвинам?

«Спартаку» пришлось пройти естественный отбор собственности

Болельщики «Спартака». Члены закрытого клуба

В матче против сборной Бразилии честь РФ защитят девушки

Свидание
Актер Владимир Толоконников. Из шкуры Шарикова — к бороде Хоттабыча

Библиотека
Сергей Довлатов. «Понадобились мне…»

Пригласительный билет
Выставки с Юлией Квасок

АРХИВ ЗА 2006 ГОД
98 97 96
95 94 93 92 91 90 89 88
87 86 85 84 83 82 81 80
79 78 77 76 75 74 73 72
71 70 69 68 67 66 65 64
63 62 61 60 59 58 57 56
55 54 53 52 51 50 49 48
47 46 45 44 43 42 41-40
39 38 37 36 35 34 ЧН 33
32-31 30 29 28 27 26 25
24 23 22 21 20 19 18 17
16 15 14 13 12-11 10 09
08 07 06 05 04 03 02 01

RSS

«НОВАЯ ГАЗЕТА»
В ПИТЕРЕ, РЯЗАНИ,
И КРАСНОДАРЕ


МОМЕНТАЛЬНАЯ
ПОДПИСКА
НА «НОВУЮ ГАЗЕТУ»:

ДЛЯ ЧАСТНЫХ ЛИЦ
И ДЛЯ ОРГАНИЗАЦИЙ





   

2006 © АНО РИД «НОВАЯ ГАЗЕТА»
Перепечатка материалов возможна только с разрешения редакции
и с обязательной ссылкой на "Новою газету" и автора публикации.
При использовании материалов в интернете обязателен линк на NovayaGazeta.RuRambler's Top100

   


Rambler's Top100

Яндекс цитирования Rambler's Top100