NovayaGazeta.Ru
Всё о газетеПоиск по архивуНаши акцииНаши расследованияКолумнистыФорум «Открыто.Ру»Сотрудники редакцииТелефоны редакцииРеклама в газете

СДЕЛАЛ ТЕЛО — ГУЛЯЙ СМЕЛО
Театральные забастовки в Авиньоне и способы борьбы с ними
       
Джозеф Надж в спектакле "Пасодобль". (Фото — Christophe Raynaud de Lage)
           
       
Только фестивальной публике показалось, что в этом году все обойдется без забастовок, как забастовка тут же была предъявлена. Перед спектаклем «Варвары» Эрика Лакаскада по Горькому на площади Папского дворца захлопали петарды, затопали провокаторы, толпа заревела и завелась. Группа людей на сцене вызывала сидевшего в зале министра культуры Франции Донедье де Вабра, размахивала большими и крошечными плакатами «Нет культуры без социальных прав» — к восторгу фотографов и одобрению зала.
       Три года назад французские театральные профсоюзы, борющиеся за права актеров и работников сцены, сорвали-таки фестиваль. Французам свойственно решительно требовать перемен и столь же решительно этим переменам сопротивляться; это правило подтвердила и история об отмене первого трудового контракта, и победа студенческой демонстрации этой весной.
       
       
Проблема intermittants du spectacle — французский феномен. Нигде больше в мире государство не платит актерам, техникам сцены, работникам телевидения пособия в тот период, когда люди не работают. Intermittants работают на театральных, музыкальных, танцевальных, телепроектах, между проектами они не заняты, но получают деньги, достаточные для жизни. Французская пресса называет сумму в несколько миллиардов евро ежегодно на поддержание людей этого статуса.
       Как сказал мой сосед по лестничной клетке американец Джеффри, изучавший в Авиньонском университете современную историю, а теперь торгующий овощами: «Французское правительство вкладывает деньги в театр и получает за это по башке. Американское правительство вкладывается в войну, и ему это тоже не на пользу».
       В программке каждого спектакля в программе in, собранной Джозефом Наджем, написано: «Чтобы представить вам спектакли в этом году, в течение многих месяцев трудились более полутора тысяч артистов, техников и работников других служб. Среди них было много intermittants du spectacle».
       «Что, правда мало платят?» — спросила я у девушки, рассаживавшей зрителей по местам и вряд ли подозревавшей, что есть на свете страна Россия, где о роскоши статуса intermittants мало кто слышал и культура всю жизнь без социальных прав. «Да, и хотят платить еще меньше», — девушка нахмурилась. На следующий день читаю чудный репортаж о том, как Донедье де Вабр приехал поздравлять титульный театральный фестиваль страны с 60-летием: министра облили водой из пластиковых бутылок, закидали томатами, даже побили камнями на зависть лимоновцам.
       Нельзя было не оценить изящество мысли манифестантов, выбравших для прокламаций именно «Варваров»: и пьеса социальная, и Горький — писатель пролетарский. Благодарю за то, что митинговали согласно расписанию и позволили спектаклю состояться. Большинство актеров, занятых в спектакле, приняли участие в митинге, и на сам спектакль их уже не хватило (режиссер Лакаскад, читавший прокламацию, тоже играл в спектакле как актер). Не могу представить, чтобы Татьяна Доронина, игравшая Монахову вместе с Луспекаевым—Черкуном, сначала помитинговали на сцене БДТ, а потом отыграли блестящий спектакль. «Варвары» Лакаскада — качественный, но не выдающийся спектакль. Митинг был гораздо живее и художественнее.
       
       Терракотовые воины
       Артдиректор фестиваля Джозеф Надж заранее подготовил себе пространство, куда можно было скрыться от подобных проблем. «Этот мир нуждается в чем угодно, только не в дополнительной информации» — и потому спектакль «Пасодобль» на двоих с дорогим и знаменитым испанским художником Мигелем Барсело (Лувр, Центр Помпиду, MoMa — его уровень) сделан не из слов, но из глины. Терракотовая глина — любимый материал Барсело после путешествия в Африку (тема Африки и путешествий мерцает в каждом спектакле программы), и потому сцена вылеплена из глины в горизонтальной и вертикальной плоскостях. Для Барсело это семечки: в одной из церквей Майорки он уже пять лет лепит стены, полы и всю обстановку.
       «Пасодобль» тоже сыгран в церкви — Eglise des Celestins, — и сформулированный в нем отказ от Божьего мира, неинтерес к нему — вызов даже в видевшем многое Авиньоне, где спектакли в церквях — обычное дело. Никак не взаимодействуя с пространством храма, но используя его, хореограф и художник создают свой мир.
       Глина еще теплая, сырая, текучая. Надж и Барсело выходят из-за пузырящейся, лопающейся на наших глазах глиняной стены и начинают копать мягкую, вязкую терракоту. Ложатся в глину, приникают к ней всем телом, не обращая внимания на то, что уже все грязные с головы до ног, костюмы на помойку: «состав земли не знает грязи». Петь археологию! И история оживет.
       Выложив телами первые рисунки, продолжают выцарапывать узоры грабельками и ногтями, вырывать куски глины из пола и вляпывать их в стену. Рисуют и стирают по мягкому сырому материалу, «выжигая» дорожки картин-воспоминаний и тут же стирая их, наслаивая новые.
       Постепенно стена становится картиной, в ней проясняется абстрактный тревожный мир «до» культуры, «до» цивилизации, мир урчащей, вязкой, первородной хтони. Надж словно хочет вернуться в нее, он «приклеивается» к картине всем телом, становясь ее главным узором, а Барсело надевает ему на руки и голову все больше сырых глиняных горшков (за сценой стоит гончарный круг), все более тяжелых. Облепливает их вокруг головы, сначала прокручивает дырки для глаз и дыхания, потом перестает: все равно это уже не человек. Надевает горшки на голову себе. Слепые, они роют картину руками. Прокопав дырку, терракотовые воины наших дней проваливаются в нее под завывание космического ветра (звукосочинителю Алену Махе — отдельный респект). Они хотели уйти жить в картину, в почву, — и провалились в нее, всосались с сочным хлюпом. Больше мы их не видели.
       Но хотели бы. Наджа в Москву обычно привозит фестиваль NET. Грязи в России хватает, глины тоже, а спектакль — космически красивый.
       
       Новые аристократы
       Еще один превосходный образец современного искусства — танцпьеса французского хореографа Франсуа Верре «Без возврата» по «Моби Дику» Мелвилла. Смотреть этот спектакль приехали представители московского Французского культурного центра, и потому есть шанс увидеть это чудо в Москве. «Без возврата» — редкий и потому дорогой пример умного, пропущенного через сердце, нигде не затянутого, великолепно исполненного современного танца.
       «Бессмысленно внушать представление об аромате дыни человеку, который годами жевал сапожные шнурки», — сетовал когда-то Шкловский Довлатову. Наше современное искусство и танец — как те шнурки, но я попробую.
       Белая, пустая и от этого холодная сцена. Самые простые фонари на колесиках создают пятна света во всех ее углах. Три огромных турбинных вентилятора гонят воздух то сильнее, то тише — буря на минуту становится штилем, и снова буря: корабль мелвилловского Ахава бороздит океан в поисках белого кита Моби Дика, когда-то откусившего Ахаву ногу, и Ахав ищет Моби Дика, чтобы отомстить.
       Шесть танцовщиков, среди которых давно живущий во Франции Митя Федотенко, танцуют за суровый океан, за корабль, за команду, за умного злого кита, в итоге потопившего корабль и не давшего Ахаву отомстить за себя. Чернокожая рассказчица хрипящим блюзовым голосом ведет нас по сюжету, перемежая его строчками американского поэта Чарльза Олсона. Ломкий, отчаянный, каждую минуту новый, изобретательный танец путешественников, упрямо надвигающихся на воющий и опасный вентилятор-мясорубку, тревожен и красив, как сама жизнь. Кит как цель путешествия, конечно, метафора. Моби Дик — это страсть, это другое, это невозможное, это справедливость, это утопия. Погоня за китом, из которой не возвращаются живыми, — это история гордыни; у каждого свой Моби Дик.
       Все это было бы пустыми восхвалениями, если бы не уровень исполнения танцовщиков. Вспомните свой любимый видеоклип на песню про любовь и умножьте на два — вот тень впечатления от спектакля «Без возврата». Ален Махе, озвучивший «Пасодобль», создал мир звуков и в «Без возврата» — океан страстей и ледяной пустоты, усилий воли и неосуществившихся надежд. Танец-борьба в пятнах света и мощных потоках воздуха, джазовые композиции диалогов, танец-путешествие между покоем и пароксизмом. Чечетка в шторм. Полет песчаной бури и пограничной пули.
       Минутами кажется, что попал на съемки дорогой рекламы (красиво развевается одежда, свет фонарей в лицо). Танцовщики часто снимаются в рекламе. Без красивого тела невозможно осуществление главного принципа западного общества: разжигать желания до нестерпимости, одновременно перекрывая пути для их осуществления.
       Уэльбек верно пишет в своем новом романе «Возможность острова»: «Физическая красота играет сегодня ту же роль, что дворянская кровь при старом порядке». Танцоры, новые аристократы, сдержанны и работоспособны, в забастовках им участвовать некогда. Они ведут невидимую миру жизнь в своих башнях из слоновой кости — репзалах, — но их тела, двигающиеся легко, прихотливо, улавливающие идеи для танца из воздуха, — культурный продукт, созданный и сформированный обществом, в котором они существуют.
       Если судить по их танцу, это общество достигло таких высот в своем развитии, что может позволить себе кучку варваров по расписанию.
       
       Екатерина ВАСЕНИНА, наш спец. корр.,
       Авиньон, Франция
       
24.07.2006
       

Обсудить на форуме





Производство и доставка питьевой воды

Translate to...
№ 55
24 июля 2006 г.

Армия
Не вскрывать! Тайна вагона с грузом-200

Груз «30». Армия привела солдата в состояние невесомости

Расследования
Почему родители погибшей девушки вынуждены сами искать свидетелей

Суд да дело
Прекращено дело против собачницы Поповой

Обстоятельства
Генпрокуратура РФ нашла, кому поручить экстрадицию Леонида Невзлина

Мир и мы
Грузины не верят в войну с Россией

Станционный смотритель
Пора уже пить «Боржоми»

«На саммите я цапнул ножки Буша!»

Волобойские вести

Новейшая история
Как нас учат любить Родину. Часть VII

Отдельный разговор
Лилия Шевцова: Государство, которое функционирует «по понятиям», не может быть полноценным

Людмила Алексеева: Власть ведет продуманное наступление на жизненные интересы граждан

Реакция
Андрею Космынину: Критиковать и охаивать — разные вещи

Отделение связи
Открытое письмо гражданина РФ, желающего знать, когда прекратится бардак на алкогольном рынке

Точка зрения
Сергей Миронов: Мне не нравится слово «пылесос»

Подробности
И.о. мэра Пятигорска «ушли»

Милиционеры вошли в состав оппозиции

Буш с картины Шишкина

Власть и люди
Омское УВД охотится за правозащитником

Московский наблюдатель
Москвичей попросили убраться: ФСО отменяет дорожное движение

Регионы
В Воронеже растет число желающих попользоваться пенсиями

Самарский прокурор борется за правосудие для сына большого папы

Специальный репортаж
Репортаж из полярного поселка Харп, где отбывает наказание Платон Лебедев

Новости компаний
Арбитражный управляющий занес над «ЮКОСом» молоток

Плата за жульё
Если на вас понаехали…

Люди
История послевоенной дружбы русского мальчика Толи Федорова и советского немца Володи Шварца

Милосердие
Станислава Сидорова можно спасти. Давайте сделаем это вместе

Инострания
Жители Израиля пребывают в состоянии воздушной тревоги

Первые лица
Москву посетит президент Венесуэлы Уго Чавес

Сюжеты
День открытых дверей в правительстве Баварии

Медвежий угол — всегда пятый

За рулем
Пробки в московских автосалонах: иномарки должны подорожать

Наука
Молодым будет наука. Академик РАН — о будущем российской науки

Спорт
Кто выбирает пепси?

Дети в «Жилетте»

До съедания, мальчики?

Почему Виктор Санеев не стал четырехкратным олимпийским чемпионом

Телеревизор
«Другая документалистика» — живой портрет неубитой страны

Личное дело
Вышло второе, дополненное издание книги «Юрий Щекочихин. С любовью»

Библиотека
Вышел пятый выпуск альманаха «Илья»

Книги с Александром Гарросом

Свидание
Петр Мамонов. Как не пробежать мимо себя

Театральный бинокль
Театральные забастовки в Авиньоне и способы борьбы с ними

Музыкальная жизнь
Два июльских фестиваля — два полюса авторской песни

Штрихкод
Как правильно печень трескать

Москва — оазис сахара

АРХИВ ЗА 2006 ГОД
98 97 96
95 94 93 92 91 90 89 88
87 86 85 84 83 82 81 80
79 78 77 76 75 74 73 72
71 70 69 68 67 66 65 64
63 62 61 60 59 58 57 56
55 54 53 52 51 50 49 48
47 46 45 44 43 42 41-40
39 38 37 36 35 34 ЧН 33
32-31 30 29 28 27 26 25
24 23 22 21 20 19 18 17
16 15 14 13 12-11 10 09
08 07 06 05 04 03 02 01

RSS

«НОВАЯ ГАЗЕТА»
В ПИТЕРЕ, РЯЗАНИ,
И КРАСНОДАРЕ


МОМЕНТАЛЬНАЯ
ПОДПИСКА
НА «НОВУЮ ГАЗЕТУ»:

ДЛЯ ЧАСТНЫХ ЛИЦ
И ДЛЯ ОРГАНИЗАЦИЙ





   

2006 © АНО РИД «НОВАЯ ГАЗЕТА»
Перепечатка материалов возможна только с разрешения редакции
и с обязательной ссылкой на "Новою газету" и автора публикации.
При использовании материалов в интернете обязателен линк на NovayaGazeta.RuRambler's Top100

   


Rambler's Top100

Яндекс цитирования Rambler's Top100