NovayaGazeta.Ru
Всё о газетеПоиск по архивуНаши акцииНаши расследованияКолумнистыФорум «Открыто.Ру»Сотрудники редакцииТелефоны редакцииРеклама в газете

КЛУБ ДЛЯ ТЕБЯ И МЕНЮ
В клубе «Апшу» ставят любительские спектакли, устраивают кукольные представления для детей и кормят друзей обедами
       
Анна (слева) и Марина Карельские — хозяйки "поселка" в центре Москвы. (Фото Сергея Кузнецова, "Новая газета")
    
       
С улицы «Апшу» похож на заброшенное бомбоубежище. Чужие не взглянут, а «свои» хорошо знают эту неприметную дверь в проходном замоскворецком переулке. «Апшу» — один из любимых клубов той части столичной публики, которая ценит умную и веселую компанию. Хозяек «Апшу» зовут Мария и Анна Карельские, они дочери Вадима Михайловича Борисова — известного историка, специалиста по русской церкви ХIV—ХV веков, первого издателя «Доктора Живаго» и «Архипелага ГУЛАГ» в России. Явственно ощутимый подтекст этого noblesse oblige и задал направление нашего разговора: как быть успешным в новом времени, не изменяя своим корням?
       На маленьких столиках под низко висящими лампами сидят модно одетые господа, деловито набирающие что-то на своих ноутбуках. В соседнем зале небольшая компания играет в маджонг, который можно взять здесь же, у официанта. Кто-то сидит под старой советской черной лампой и, не отрываясь, чертит что-то вечное на маленьких листочках. Среди книг на книжных полках можно найти учебник французского, альбом фотографий Риги или сочинения Бальзака. В большом зале с белой мебелью и кроватью под потолком вечерами играет тапер. В самом темном углу — большая эмалированная ванна, в которой сложены пестрые подушки: тут частенько дремлют поздние посетители.
       
       Сестры
       У них были биографии девочек из хорошей московской семьи. Маша училась в одной из лучших столичных школ на Кутузовском проспекте, мечтала стать художником, но пошла на филфак. В университете занималась русской эмигрантской литературой. Потом Германия: училась на отделении романо-германской литературы Кельнского университета. Вернувшись в 2000 году в Россию, быстро поняла, что чистой наукой заниматься не хочет. Знание нескольких языков и опыт жизни за границей были востребованным капиталом на рынке, и Маша пошла устраиваться на должность менеджера в крупную иностранную компанию. Успешно пройдя кучу собеседований, под занавес встретилась с начальником отдела кадров. Та посмотрела на Машу и сказала: «Вы не сможете здесь работать». «Почему?» — удивилась Маша. — «Руководителем вас не возьмут, а вам нужно работать только начальником».
       И, отработав полтора года на высокооплачиваемой и «чудовищно скучной» работе в немецком автомобильном концерне, Мария поняла, что больше так жить не хочет. А хочет заниматься делом, результат которого будет зависеть только от нее. Она все бросила и ушла в «свободный полет». Тем более что за месяц до этого точно так поступила ее сестра Аня.
       В отличие от Маши Аня всю жизнь интересовалась французским. Училась во французской спецшколе, потом на романо-германском отделении того же филфака. Увлеклась историей французского языка и символистом Жераром де Нервалем. После университета — переводчик с французского и итальянского, работала в библиотеке Французского культурного центра, преподавала русский иностранцам. Потом промелькнули пять лет в газетах «Ле Монд» и «Либерасьон». Командировки были приятной стороной ее профессиональной жизни, но перспективы дальнейшего карьерного роста в знаменитых французских изданиях для русской девушки равнялись нулю. «Кроме того, я была не намерена до пенсии сидеть на работе с 9 до 18, где кто-то другой все решает за меня», — подвела итог своим исканиям Аня. Так независимо друг от друга сестры пришли к рубежу — настала пора резко менять свою жизнь.
       Надо заметить, что семья Борисовых была многодетной — у Маши и Ани есть два младших брата. Один, Николай Борисов, ушел в экономическую журналистику, став экспертом по нефти и газу. Другой, Митя, пока сестры занимались филологическими изысканиями, открывал в Москве клубы. «Ему принадлежит идея клубов, совмещенных с книжными магазинами, такого застолья для интеллектуальной публики», — уточняет Аня. Первым проектом Дмитрия Борисова был клуб «Проект ОГИ», который он покинул как раз в тот момент, когда его старшие сестры строили новые планы на будущее.
       Осенью 2002 года Маша, Аня и Митя встретились и решили: у Мити есть опыт в открытии клубов, у них — желание попробовать себя в новом деле. Так почему бы не начать совместный проект? «Клуб делал востребованным наше гуманитарное… даже не образование, а гуманитарный контекст жизни, — подбирает более точные слова Маша. — И круг общения, и университет, и книги, как оказалось, можно совместить с бизнесом». «На самом деле история этого клуба началась намного раньше, — вступает в разговор Аня. — Потому что, кроме двух братьев, у нас был еще и папа».
       
       Отец
       Аня: Когда-то, когда мы были маленькие, папа играл для нас на пианино и говорил, что мечтает работать тапером в баре. «Таперу — рюмку водки», — любил он говорить. У отца был абсолютный слух, он с ходу мог подобрать любую мелодию, но с таперами в советское время было плоховато… В детстве у нас была идея (я знаю наверняка, что о ней помнил и Митя, когда открывал ОГИ): хорошо бы сделать кафе, где мог бы играть за роялем папа. К сожалению, никаких наших проектов папа не увидел, но мы думаем, что ему бы понравилось.
       Маша: Наша семья… как бы это объяснить… не была академической. Есть такие профессорские семьи, в которых дети обычно идут по стопам родителей. Папа же, при том что он занимался наукой, был человеком очень живым, легким. Когда в стране появилась возможность, он организовал издательство, написал проект литературной премии. Напечатал первое текстологически выверенное собрание сочинений Пастернака, которого очень любил и с семьей которого мы связаны узами давней дружбы.
       Аня: Есть такое выражение: «Кто ясно мыслит, тот ясно излагает». Таким был наш отец. Он мог в двух фразах описать суть события, книги, разгоревшегося конфликта. К нему часто обращались за советом, и он никому не отказывал.
       Маша: Не проходило дня, чтобы у нас за ужином не было гостей. Мы возвращались домой, порой уставшие и злые, но первый вопрос был: «Кто у нас сегодня к ужину?». К ужину собиралось много разного народа, усаживались за большой овальный стол, разговаривали, пели, а папа играл…
       Родители оставили нам самое ценное наследство — друзей. Собственных, которые потом становились нашими друзьями. И детей друзей, из которых складывался уже наш круг общения. Именно для этих людей мы делали «Апшу».
       
       …Утром в «Апшу» немноголюдно. Неспешно завтракают журналисты из находящегося рядом здания Минпечати. В обед склоняются над солянкой задумчивые бизнесмены. После обеда листают журналы молодые бездельники творческого вида. А вечером собираются большие компании, и кажется — непременно встретишь кого-то знакомого. Вот в уголке сидят два шведа — Юрген и Питер. Они живут в Москве уже несколько лет и преподают шведский язык. А в «Апшу» встречаются со своими учениками — один стол в клубе точно шведский. В другом углу юная пара играет в шахматы. Черные безнадежно проигрывают…Часто захаживают путешествующие русские израильтяне — говорят, яблочный штрудель здесь совсем как в Тель-Авиве.
       
       Лето
       Вообще-то клуб должен был называться «Ключи», потому что ключи здесь играют роль членской карточки. Члены клуба могут в любое время прийти в «Апшу» и открыть дверь, если она закрыта, личным ключом, как если бы они пришли к себе домой. Но «Ключи» звучали чересчур «водноминерально». И тогда они вспомнили про Апшу. Появление в их жизни Апшу, подарившего много лет спустя имя их клубу, имеет свою предысторию.
       Маша: Поскольку папа был тесно связан с Солженицыным (совсем молодым человеком Вадим Борисов опубликовался в сборнике «Из-под глыб», изданном А.И.Солженицыным за границей. — Е.Ж.), в 1970-е нам предлагали покинуть страну. Мы не покинули. И папу, к нашему удивлению, не посадили. Мы считались диссидентской семьей, но диссидентами в прямом смысле не были. Мы никогда не боролись с системой, скорее не участвовали в ней. Семья была православной. Наши родители жили так, как считали правильным, а восприятие этого образа жизни властью и миром им было безразлично.
       …Летом мы старались уехать из Москвы. В одну из таких поездок папа и набрел на Апшуциемс. Это за Юрмалой — череда рыбацких поселков, море, пляж, дорога. Однажды по этой дороге ехал отец, увидел из окна автобуса необычную сосну, сошел на остановке и снял для нас с мамой первый попавшийся дом. Апшуциемс — так назывался поселок.

       …В Апшу гуляли и говорили, не боясь «прослушки», читали свои и чужие стихи, играли в шарады и маджонг, устраивали карнавалы, ставили спектакли. И были счастливы. А летом 1997 года, через четыре дня после Машиного дня рождения, Вадим Борисов утонул в Балтийском море под Апшуциемсом.
       
       Дом
       Аня: У нас была счастливая семья и счастливое детство. Нам не всегда удавалось сохранить это ощущение в своих собственных семьях. Так что «Апшу» — и особенно наш новый проект «Квартира 44» (сорок четыре — номер квартиры на Чистых прудах, в которой мы выросли) — это попытка вернуть атмосферу родительского дома. Мы делали клуб, в котором будет тепло нам самим, а оказалось — многим.
       …Своим интерьером клуб «Апшу» ничуть не похож ни на дом Борисовых в Апшуциемсе, ни на их московскую квартиру — архитектор Александр Бродский создал скорее собирательный образ дома. Но там, как когда-то в прибалтийском Апшу, придумывают «цветные» праздники и ставят любительские спектакли, устраивают кукольные представления для детей и зовут друзей на обеды, приготовленные собственными руками. В «Апшу» на художественно осыпающихся стенах висят любительские фотографии прибалтийских пляжей, в центре зала — овальный стол, на полках пригрелись привыкшие к прикосновениям книги. И вечерами играет на пианино тапер.
       
       Екатерина ЖИРИЦКАЯ
       
17.07.2006
       

Обсудить на форуме





Производство и доставка питьевой воды

Translate to...
№ 53
17 июля 2006 г.

Власть и люди
Крестьяне сеют сомнения

Великий мясокомбинатор

Власть и деньги
Мэр Самары с трудом садится. Громкое уголовное дело может быть закрыто «по договоренности сторон»

Образование
Почему уничтожили одну из лучших систем образования в России — самарскую

Суд да дело
Чертежи российской ракеты приземлились в Иране

Прокуратура не заметила, что в деле Кайбышева появились новые документы

Дело Сычева: Гражданские врачи выполнили свой гражданский долг

Армия
Военкомы ловят момент

Наши даты
Когда войне не остается места

Расследования
Три года отец прятал сына от милиции

Читательница «Новой» рассказала о том, как ей пришлось столкнуться с «законом»

Новейшая история
Как нас учат любить Родину. Часть V

Точка зрения
Лев Клейн: Народ к погрому готов

Общество
Только пять процентов россиян полагают, что должны сами решать свои проблемы, не полагаясь на государство

Отдельный разговор
Анна Политковская: Демократы собрались с духом

Александр Подрабинек: Анпилов поднял знамя демократии

Григорий Явлинский: Внешняя политика Владимира Путина является для нас первоочередной угрозой

Специальный репортаж
Гостей саммита G8 возили по асфальту

Мир и мы
Россия готова воевать в Грузии за статус миротворцев?

Инострания
Пленных не Бейрут

Израилю придется воевать на два фронта

Что такое «Хезболлах» и как с ней бороться

Тупики СНГ
Бывшему кандидату в президенты Беларуси дали пять с половиной лет тюрьмы

Навстречу выборам
Глава ЦИК против «Единой России»

Четвертая власть
Как пугают газету «Орловские новости»

Журналисты мира пишут протест Путину

Проспект Медиа
Кто нам Путина осветил? Часть II

Новости компаний
«Стрим-ТВ» может оказаться вне закона

Реакция
Письмо акционера в редакцию

Регионы
«Наши» пошли за водкой

В Самаре дольщики отвоевали свой дом

Милосердие
Уже двадцать лет Саша буквально живет в госпиталях…

Спорт
Зачем Виктору Вексельбергу сборная Аргентины?

В московский «Спартак» пришел братан, который планирует взять кубок Лиги чемпионов

Почему французы не смогли выиграть в финале чемпионата мира

Личное дело
Как Владимир Шахрин осознал, что настоящей звезде пафос ни к чему

Музыкальная жизнь
Шакира на правах рекламы

Хелависа пророчит андеграунду победу над попсой

Свидание
Зачем Юрий Шевчук пошел в парламент?

Кинобудка
Музыкантов тянет в камеру

Гарик Сукачев снимает фильм про хиппи

Театральный бинокль
Олег Лоевский штопает прорехи на карте театральной России

Что объединяет Запад и Восток на Авиньонском фестивале?

Сюжеты
С ног на голову. Китайские акробаты — это какой-то цирк

Библиотека
Вышла книга Марины Заречной «Исповедь нормальной сумасшедшей»

Вольная тема
Ефим Бершин: А вам не стыдно, что у вас рейтинг маленький?

Сектор глаза
Юрий Рост. «Так что уж…»

Московский наблюдатель
«Апшу» — клуб для тебя и меню

Интернет
Студенты больше не смогут качать рефераты и дипломы из интернета

АРХИВ ЗА 2006 ГОД
98 97 96
95 94 93 92 91 90 89 88
87 86 85 84 83 82 81 80
79 78 77 76 75 74 73 72
71 70 69 68 67 66 65 64
63 62 61 60 59 58 57 56
55 54 53 52 51 50 49 48
47 46 45 44 43 42 41-40
39 38 37 36 35 34 ЧН 33
32-31 30 29 28 27 26 25
24 23 22 21 20 19 18 17
16 15 14 13 12-11 10 09
08 07 06 05 04 03 02 01

RSS

«НОВАЯ ГАЗЕТА»
В ПИТЕРЕ, РЯЗАНИ,
И КРАСНОДАРЕ


МОМЕНТАЛЬНАЯ
ПОДПИСКА
НА «НОВУЮ ГАЗЕТУ»:

ДЛЯ ЧАСТНЫХ ЛИЦ
И ДЛЯ ОРГАНИЗАЦИЙ





   

2006 © АНО РИД «НОВАЯ ГАЗЕТА»
Перепечатка материалов возможна только с разрешения редакции
и с обязательной ссылкой на "Новою газету" и автора публикации.
При использовании материалов в интернете обязателен линк на NovayaGazeta.RuRambler's Top100

   


Rambler's Top100

Яндекс цитирования Rambler's Top100