NovayaGazeta.Ru
Всё о газетеПоиск по архивуНаши акцииНаши расследованияКолумнистыФорум «Открыто.Ру»Сотрудники редакцииТелефоны редакцииРеклама в газете

ФЕСТИВАЛЬ КЛАССА «ХМ»
ММКФ остается «переходным явлением» с невнятными принципами, несмотря на обильный телепиар
       
Жерар Депардье получает приз имени Станиславского. (Фото — EPA)
   
       
Итоги ММКФ изумили немногих журналистов и синефилов, отсмотревших весь конкурс. Как среднестатистическая картина из репертуара районного кинотеатра могла взять главный приз? Этого не ожидали даже авторы шведского фильма «О Саре». Они уже уехали из Москвы и на церемонию закрытия вбежали со значительным опозданием…
       А на мой взгляд, выбор жюри оказался логичным завершением десятидневного марафона с препятствиями под названием Московский кинофестиваль…
       
       
Внезапный ливень проверяет наличие зонта… Это я про некрасивый поступок Ханеке, бросившего жюри буквально перед смотром на произвол судьбы. Новобранец Жулавский, возглавивший судей, свой выбор объяснил просто: купил бы ты билет на эту картину? Но, позвольте, существует приз зрителей. Они отдали свои голоса изумительно разыгранной британской мелодраме о сумасбродной стареющей актрисе и юном джентльмене. Жюри подтвердило свой метод «одни из многих» тем, что картине английского режиссера Джереми Брока они вручили и спецприз, и «Георгия» за лучшую женскую роль.
       Профессиональные ценители на форумах класса «А», как правило, руководствуются не столько зрительским потенциалом фильма, сколько эстетическими категориями, расширяющими представление о современном кино. Но скажите мне: а судьи кто? — и я скажу, какими будут их предпочтения (а ведь были времена в истории ММКФ, когда в одном жюри конкурс оценивали выдающиеся режиссеры: Эмир Кустурица, Иржи Менцель, Чжан Имоу, Йос Стеллинг под председательством Анджея Вайды). Вот отчего две самые интересные авторские картины из основной программы, «Букмекер» и «Страхование жизни», судьи практически проигнорировали (Йенс Харцер из последней картины награжден за роль).
       Проще пареной репы махнуть рукой: мол, опять слабый конкурс. Но ведь это не совсем так. Умные люди учат: труднее увидеть проблему, чем ее решить. Чтобы больной излечился, следует понять причины системного нездоровья. Для этого созовем консилиум… из нелюбимых паном Жулавским критиков разных стран. Корреспонденту «Новой» была оказана честь представлять Россию в жюри ФИПРЕССИ. Я не могла не воспользоваться знаниями и опытом коллег и на заключительном заседании попросила их проанализировать программу.
       
       Шейла ДЖОНСТОН, Великобритания (The Independent):
       — Нам сказали, что программа составлена из премьер. Это не так. Фильм Бертрана Блие я видела в Стамбуле, немецкий — на «Берлинале», американский «Спроси у пыли» был показан в Лондоне, «Климт» Руиса — примерно полтора месяца назад в Париже.
       
       Клэр КЛУЗО, Франция (Creativ Cihes of cinema, UNESCO publications):
       — Может, я скажу резко, но за 25 лет моей практики это самый низкий уровень конкурсной программы. В ней есть сентиментальные фильмы, простоватые фильмы, перегруженные идеологически, которые не отбирают на фестивале категории «А». Мы смотрим программу. Она о высших ценностях: Господь, любовь, церковь, семья. Такие чистенькие, ухоженные фильмы. А на «круглом столе» — реальные проблемы на экране. Почему же кино — про другое? Должно же быть что-то общее между кинопроцессом и главным фестивалем.
       
       Дайра АБОЛИНЯ, Латвия (LATVIAN TV, DIENA, KinoPause):
       — Программа выстроена без всякой концепции. Каковы критерии отбора, каковы ее цели? Программа большого кинофорума всегда о чем-то говорит, показывает, что происходит в мире кино, и шире — в мире вообще. Здесь — хаос. И второе. Я слышала, что больше 70 российских картин в этом году создано. Но лучшие из них, о которых мы все время слышим, — «Свободное плавание», «Живой», «Перегон» — нам не показывают даже в российской программе. Это проблема самоуважения? Значит, все тут признаются, что после ММКФ будут Венецианский фестиваль, Карловы Вары, Рим, и для русских режиссеров и продюсеров это более важно, чем показать кино дома.
       
       Чарльз-Стефан РОЙ, Канада (ICI Montreal, Sequences magazine):
       — Ощущение, что цель этой программы — распространить потом фильмы на экране. То есть просто рекламная кампания. Любопытно, насколько отборщики имеют право выбора, не берут ли верх отношения политические или дипломатические? Было ли целью отборщиков удовлетворить интересы широкой публики? Но это не совсем дело международного феста. Все зависит от того, что именно вы ищете…
       
Московский кинофест: танцы с регалиями. (Фото — EPA)       
Конечно, можно закрыть глаза на мнения «неприятных критиков». И слушать, например, только Первый канал — информационный спонсор феста, непрерывно льющий эфирный елей на ММКФ и утверждающий, что публика решение жюри приняла с восторгом, и вообще фестиваль — 71-летний херувим с розовыми щечками.
       Но внятное обозначение проблем — возможность меняться, исправляться и расти. Самообман — тупиковый путь.
       Нынешний фестиваль в очередной раз оказался переходным. Он переехал на новую площадку. Объединение показов в одном месте, несомненно, правильный ход. Однако мультиплекс «Октябрь» оказался не готов к событию подобного характера. Пресс-центр с шестью (!) компьютерами и одним телефоном; секьюрити, разглядывающие бейджики как экзотические картинки; отсутствие фестивальной атмосферы. Отряд отборочного жюри явно заметил потерю бойцов: Кирилла Разлогова и Петра Шепотинника. Кино Азии — за исключением глянцевого японского «Самурая, которого я любила» — в конкурсе показательно отсутствует. Признавая компетентность отборщиков (это все знающие и уважаемые в мире кино люди), понимаю, что работают из года в год они в ситуации аврала. Собирают программу за последние месяцы. Конкурсы больших смотров сочиняются в течение года. Из программы феста пропали традиционные ретроспективы синематеки. От Музея кино избавились, и зияющую черную дыру — совершенное отсутствие киноистории — не компенсировала даже мастерски подобранная программа документального кино. Иностранных журналистов аккредитовано беспрецедентно мало. Даже «Кинотавр» сейчас наращивает присутствие иностранной прессы, ведь это единственная возможность сформировать реноме смотра во всем мире.
       И наконец — самое важное. Фестиваль — огромная сложносочиненная машина. Работает прежде всего на энтузиазме фанатиков — особой породы людей, фестивальщиков. По всему кажется, что руководству ММКФ каждый год эту машину запускать приходится по необходимости. Чтобы не заржавела. Президент вынужден оторваться от съемок сразу двух картин. Руководитель программы отстранен. Синефильской горячки будто и не было. Лучший момент феста — награждение Депардье призом «Я верю!» имени Станиславского. Но ведь актер, участвующий в конкурсе (фильм Бертрана Блие «Сколько ты стоишь?») по всем существующим канонам представляет картину, участвует в пресс-конференции, ей посвященной. В Москву же звезды едут за наградами. Сам фестиваль все еще не представляет для них интереса.
       
       
За кадром феста
ЧТО НАША ЖИЗНЬ? ИГРА. НА ВЫБЫВАНИЕ...
       
       
Так как жюри взяло на себя миссию продвигать зрительские картины к зрителю, отметив «Уроки вождения» Джереми Брока, «О Саре» Отмана Карима, «Сколько ты стоишь?» Бертрана Блие, стоит остановиться на картинах лабораторных, метафорических, исследующих киноязык и пластику кинематографа. В общем, собственно фестивальном кино.
       Любопытно, что главными героями фестивальной программы ММКФ оказались игроки. Стареющая Амелита из филиппинского «Букмекера» Джеффри Джетуриана — букмекерша нелегальной лотереи. Иммигрант Себастьян из «13» Гелы Баблуани попадает в опасный мир людей, играющих в русскую рулетку на деньги. В немецком «Страховании жизни» Бюлента Акинчи играют ва-банк с судьбой. Во всех этих картинах цена игры — сама жизнь.
       На первый взгляд кажется, что страховой агент Бурхард Вагнер вроде бы от игры далек, как никто. Он уговаривает клиентов застраховать жизнь от всяческих напастей. Стремится к благополучию, шуршание розовых полисов в его руках — музыка надежды, обещание счастья и процветания его семье, той самой нежно любимой семье, с которой общаться остается только через автоответчик. А пока приходится жить в авто, питаться фаст-фудом, в придорожных химчистках приводить одежду в порядок. Заветная папка толстеет на глазах, вот-вот и он сможет вернуться к семье, к себе самому, к дому. Только где дом и где сам Бурхард? Магнитная лента дороги, по которой колесит одинокий «охранник жизни», не отпускает. Сколько ни всматривайся в дорожные знаки, среди них нет самого жизненеобходимого: знака «Выезд». Из прозаических подробностей быта страхового агента, его встреч с невезучими клиентами, отщепенцами благополучного общества, выкинутыми на обочину, вырастает метафора. Тусклый клерк с зализанными волосами — агент жизни, спасатель — оказывается ангелом смерти, встреча с которым не сулит добра. Незамысловатая история «пути в никуда» с остановками таит серьезные философские вопросы: о смысле существования, ценностях, истинном и мнимом.
       «Букмекер» (приз жюри ФИПРЕССИ) — картина известного в киномире филиппинца Джеффри Джетуриана. Картина, снятая под синема-верите, полна жизни. Грузная Амелита едва сводит концы с концами, собирая ставки для нелегальной игры «Джуйтенг», тянет на себе всю семью. Вытирая пот, она спешит по узким улочкам, камера несется за ней. Это настоящая погоня. Почтенная матрона Амелита загнана в угол города-лабиринта, загнана насквозь коррумпированным обществом в криминальный бизнес как единственный способ существования. По-моему, очень близкая и понятная нам картина. В конце концов опасная игра втягивает героиню, а ставкой становится ее собственная жизнь…
       
       Лариса МАЛЮКОВА, член ФИПРЕССИ, Россия,
       обозреватель «Новой»
       
06.07.2006
       

Обсудить на форуме





Производство и доставка питьевой воды

Translate to...
№ 50
6 июля 2006 г.

Четвертая власть
Калининградским властям надоела заведомо сложная информация

Террор
Бизнесменов заставили скинуться на спецподразделение ФСБ

Миша Рыло — на борьбу с терроризмом

Обстоятельства
Северную столицу закрыли от неблагонадежных элементов

Новейшая история
Как нас учат любить Родину. Часть II

Точка зрения
Георгий Сатаров: У нас есть определенная сила

Навстречу выборам
Забег — в мешках

Власть и деньги
Народ узнал суммы надбавок к зарплатам начальников

Коррупция — тоже бизнес

Суд да дело
Встреча на высоком уровне: визит двух испанских судей в Санкт-Петербург обошелся в 346 тыс. рублей

Мир и мы
Прошел Международный форум неправительственных организаций

Плата за жульё
Жилищный кодекс испортил квартирный вопрос

Цена закона
Депутаты Думы отказываются от сауны и массажа

Финансы
Инфляция в дефиците. Статистику по ценам «поправляет» отсутствие товаров на прилавках

Какие катаклизмы могут привести к сокращению зарплат чиновников

Московский наблюдатель
Как выживает отечественый алкоголь

Армия
45 призывников ушли домой

О детях — серьезно
В Воронежской области «модернизируют» детские оздоровительные учреждения

Образование
Фурсенко хочет, чтобы за проверку тетрадей платили

На помощь абитуриентам и их родителям приходят врачи

Подробности
Профессура Тбилисского университета отказалась покинуть аудиторию

Регионы
Доярка Удодова избила корову

За рулем
Автомобилист Эдуард Гущин: Ситуацию на дорогах нужно менять. И срочно!

Спорт
Йохан Неескенс: Сборной России далеко до Австралии

Алексей Поликовский: Эх, дать бы по судейскому корпусу…

Немцы готовы прийти на выручку

Сюжеты
Жители Мюнхена так волновались за немецкую сборную, что не могли спать

Телеревизор
Александр Кабаков: Поражает засилье советских фильмов

«Лучшие» шутки телеканалов

Библиотека
Алексей Евдокимов: Лакмус литературы показывает не столько страх перед будущим, сколько усталость от настоящего

Свидание
Фредерик Бегбедер: Да я вас всех спасу!

Кинобудка
ММКФ остается «переходным явлением» с невнятными принципами, несмотря на обильный телепиар

Наши даты
Спектаклю «Песни нашего двора» — 10 лет

Наградной отдел
Евтушенко продолжает оставаться «полпредом русской поэзии» в мире

Сектор глаза
Обзор выставок от Юлии Квасок

Штрихкод
Макароны можно покупать, не переживая за их качество

Эксперты не обнаружили на столичных прилавках ни одного безопасного для здоровья салата

АРХИВ ЗА 2006 ГОД
98 97 96
95 94 93 92 91 90 89 88
87 86 85 84 83 82 81 80
79 78 77 76 75 74 73 72
71 70 69 68 67 66 65 64
63 62 61 60 59 58 57 56
55 54 53 52 51 50 49 48
47 46 45 44 43 42 41-40
39 38 37 36 35 34 ЧН 33
32-31 30 29 28 27 26 25
24 23 22 21 20 19 18 17
16 15 14 13 12-11 10 09
08 07 06 05 04 03 02 01

RSS

«НОВАЯ ГАЗЕТА»
В ПИТЕРЕ, РЯЗАНИ,
И КРАСНОДАРЕ


МОМЕНТАЛЬНАЯ
ПОДПИСКА
НА «НОВУЮ ГАЗЕТУ»:

ДЛЯ ЧАСТНЫХ ЛИЦ
И ДЛЯ ОРГАНИЗАЦИЙ





   

2006 © АНО РИД «НОВАЯ ГАЗЕТА»
Перепечатка материалов возможна только с разрешения редакции
и с обязательной ссылкой на "Новою газету" и автора публикации.
При использовании материалов в интернете обязателен линк на NovayaGazeta.RuRambler's Top100

   


Rambler's Top100

Яндекс цитирования Rambler's Top100