NovayaGazeta.Ru
Всё о газетеПоиск по архивуНаши акцииНаши расследованияКолумнистыФорум «Открыто.Ру»Сотрудники редакцииТелефоны редакцииРеклама в газете

САМОЕ СМЕШНОЕ — БЫТЬ НЕАДЕКВАТНЫМ
«Было время поэтов и художников, потом режиссеров и дирижеров. А сейчас время портных и парикмахеров», — говорит статусный композитор и теоретик культуры Владимир МАРТЫНОВ
       
(Фото — PhotoXPress)
      
       
На недавнем журналистском конгрессе в Кремле была исполнена специально написанная к событию «Газетная симфония» композитора Владимира Мартынова. Знаменитый в среде ценителей композитор-поставангардист более широкой общественности известен как автор музыки ко многим кинофильмам, среди которых «Михайло Ломоносов», «Холодное лето 53-го», «Николай Вавилов», «Русский бунт»… Вдобавок Мартынов — блестящий теоретик культуры. Его книги — «Конец времени композиторов» и «Зона opus posth, или Рождение новой реальности» — давно не купить: дефицит. Из своего тезиса о «конце великой эпохи великих художников» Владимир Мартынов делает очень неожиданные практические выводы.
       
       — В своих книгах вы пишете о радикальных сдвигах в культуре…
       — Происходят смена культурных парадигм и некий тектонический сдвиг. Равных ему в истории не было — если только неолитическая революция. Сейчас все тоже может глобально измениться.
       — И вы связываете происходящее со «смертью великих рассказов о великом авторе великого произведения»?
       — Эта смерть уже произошла. Просто мы не имеем мужества об этом говорить. Дело даже не в мужестве, а просто это невыгодно. Ведь существует целая индустрия культуры, маховик. В него вложены огромные деньги, и все это крутится. И кому-то надо эти деньги тратить. Вот публика приходит на концерт и думает, что она слушает музыку. То, что сейчас публика слушает, никакого отношения к музыке не имеет. Но маховик крутится, и будет еще долго крутиться. Это большие деньги, рабочие места. Кому-то это даже интересно. Было время поэтов и художников, потом режиссеров и дирижеров. А сейчас время портных и парикмахеров. Любой кутюрье стал известен гораздо больше, чем какой-нибудь режиссер. Но в процессе изменяющейся культуры нужно видеть не только умирающие вещи, но и нарождающееся новое.
       — А ведь изменения должны происходить не сверху, а снизу?
       — Знаете, где это сейчас происходит? Это происходит, может быть, в клубах и на дискотеках. Какой-нибудь абсолютно маргинальный диджей ощущает новое гораздо больше, чем я и все мы вместе взятые. Мы-то практически уже ничего не решаем. Мы можем просто констатировать. Производить некие пассы над бездной.
       — А что же ощущает диджей, на ваш взгляд?
       — Происходит перестройка носителей информации. Это очень важно. Дело не только в том, что возникает другой тип сознания. Это уже другой антропологический тип. Мы этого даже и понять не можем. Это все равно как устный человек в принципе не может понять человека письменного. На меня огромное воздействие в свое время произвела фраза из «Собора Парижской Богоматери», когда аббат-интеллектуал показывает печатную книгу и говорит: «Это убьет то». То есть книга убьет великую архитектуру. И действительно это произошло. Вот эти электронные средства уже печатное слово практически убили. Я писал об этом в книге «Конец времени композиторов». Когда появляются новые носители информации, происходит радикальная смена в культуре. Когда появилась звукозапись, композитор был обречен. Раньше композитор был единственным игроком на поле. Он писал текст, и только через текст музыка могла реализовываться. А сейчас к микрофону может подойти любой бестекстовой человек. И поэтому композитор уже оттеснен. Со второй половины ХХ века он уже не престижная фигура. И будь он хоть семи пядей во лбу, сами информационные носители не дают ему места. Потому что и джаз, и рок — это практически бестекстовая музыка. Она и отвоевала аудиторию. Поэтому никакой композитор по своему значению не сравнится ни с рок-звездой, ни с джазовой звездой. Я пережил этот момент, когда в начале 70-х годов самая великая музыка была отнюдь не музыкой Шостаковича, а музыкой Роберта Фриппа или Маклафлина.
       — В массовых формах современной культуры, к которым мы порой относимся так пренебрежительно, есть рациональное зерно?
       — Безусловно. Только надо это увидеть. Когда-то композиторская музыка тоже была маргинальной. Но потом она выросла в мэйнстрим. Просто эти изменения настолько фундаментальны, что нам очень трудно прогнозировать.
       Самое смешное сейчас быть неадекватным. Вставать в позу художника, который делает великие произведения искусства, — вот это уже смешно. Это абсолютно китчевая поза. Вот есть массовая культура. А есть еще хуже чем массовая культура. Потому что про попсу какого-то популярного эстрадного певца понятно, что это попса. Но вот про попсу какого-то модного успешного дирижера еще непонятно, что это попса.
       — А вы на какую аудиторию рассчитываете в своем творчестве?
       — Смотря что я делаю. «Сингапур», к примеру, рассчитан на очень широкую аудиторию. Я вообще не против широкой аудитории, если есть возможность, просто у меня нет таких возможностей. Финансовых рычагов. Тут уже вступают в силу менеджерские задатки. Композитор должен быть не просто композитором. Он должен быть менеджером. В наше время обслуживающий персонал занимает ключевые позиции. Раньше их никто не знал. Мы знали Бетховена, Стравинского. А сейчас мы знаем артменеджеров. Современная артполитика делается не великими режиссерами, а административно-хозяйственным аппаратом.
       — Но они-то как раз и производят попсу.
       — Совершенно верно. Они делают то, что порой им и самим не нравится. Допустим, музыкальный директор агентства считает гениальным одного исполнителя, но он его никогда не возьмет. Потому что он не приносит этих денег. Он ему даже не будет помогать. И его нельзя в этом обвинять. Есть менеджеры, которые открыто говорят, что вот, дескать, были художники, а теперь мы художники. А бывшие художники для нас — как шахматные фигуры. Мы их расставляем и создаем картину.
       — А вы для себя как решаете? Вы участвуете в рыночной культуре по мере возможности?
       — Если мы не будем в этом процессе участвовать, то мы не будем участвовать ни в чем. Надо осознавать, что этот ледниковый период уже наступил. Он в силе. Я участвую, естественно, по мере возможности. По мере тех возможностей, которые они предоставляют. Все равно я делаю то, что мне надо. Но, я смотрю, и этих возможностей остается все меньше и меньше. И, в общем, это вставание в позу великого художника: «я велик, а ты тут дерьмо, администратор» — это уже не проходит. Когда-то великое произведение было востребовано обществом. И поэтому, несмотря на то что у художника не было прямого заказа, он мог небезосновательно рассчитывать на что-то — на признание, на результат, на создание художественной ткани. Сейчас этого нет. Нет самого метафизического заказа. Сейчас невозможно сделать такую ткань, как у Веберна. Потому что она никому не интересна. Люди сейчас приходят на концерт не для того, чтобы услышать Бетховена, а чтобы участвовать в светской процедуре.
       — Как же практически примирить менеджмент и старую, необаятельную, как вы говорите, идею великого художника? В вашей работе как вы это примиряете?
       — Все дело в том, что я попал в такую нишу, где можно было не думать о менеджменте, но при этом все время быть на подхвате. Мне пока что просто везет. Мой случай достаточно исключительный и может кончиться в любую минуту. Но все равно давайте не будем восставать против потребительства — это тоже уже китч. Я всегда боялся китчевой позиции. Надо действовать осторожнее. Ведь ничего не существует, пока не попадает в картинку телевизора.
       
       Полина БОГДАНОВА
       
03.07.2006
       

Обсудить на форуме





Производство и доставка питьевой воды

Translate to...
№ 49
3 июля 2006 г.

Цена закона
Почему алкоголь ушел под прилавок?

Участников рынка поставили на счетчик

Комментарии заинтересованных лиц

Террор
Выполнят ли российские спецслужбы приказ президента о ликвидации иракских террористов?

Возможность внесудебных казней развязывает спецслужбам руки

Кавказский узел
Из Кабардино-Балкарии можно взорвать ситуацию на всем Северном Кавказе

Крестьяне Гудермесского района Чечни пытаются вернуть землю, которую у них отобрало правительство республики

Власть и деньги
Какие крали! Регионы в антикоррупционном угаре

Власть и люди
На письмо президенту в Кремль инвалид войны получил ответ: «По указанному адресу не значится»

Митинги.Ру
В Шиханах началась голодовка бывших военных химиков

Санкт-Петербург
Власти делают всё, чтобы контрсаммит прошел подальше от саммита

Россия-2008
Путину предлагают занять в 2008 году пост генсека. Будем жить по-Брежневу?

Исторический факт
Выборы президента. Исторический трагифарс в двух турах. Часть II

Новейшая история
Как нас учат любить Родину. Часть первая: «Демократия не возникает сразу»

Точка зрения
Александр Лебедев: Московские суды «сожительствуют» с городскими властями

Новости компаний
Почему история с продажей «Северстали» была воспринята как оскорбление, нанесенное великой державе

Предприниматель Мордашов пал жертвой политической ситуации в России?

На вертикали власти растут ветки нефти

«АвтоВАЗ». Преступления на сбытовой почве

Финансы
Сотовые операторы играют на валютном курсе

Инострания
Облака плывут на Восток

Специальный репортаж
Вторжение НАТО в Африку. Учения на Островах Зеленого Мыса

Краiна Мрiй
Американцы так и не нашли украинское оружие в Ираке

Регионы
Приватизация общежитий в Самаре зашла в административный тупик

В Воронеже посчитали добропорядочных «инвесторов»

Страна уголков
Райцентр Коноша — место, где сидели всегда и при всех

Вольная тема
Контрабандисты идут отхожими тропами

Подробности
Спецназ реформирует Тбилисский университет

Образование
Министр образования Андрей Фурсенко: На получение денег осталась неделя

Четвертая власть
Депутаты запретили журналистам обвинять должностных лиц

Медицина
Детские жизни никто не считает

Спорт
Дэвид Бекхэм: Я буду вторым евреем, который получит титул сэра. И уеду играть в Америку

Родители арбитра Валентина Иванова: Блаттер не имел права лезть в это дело

Отбивать пенальти — хобби Александра Шовковского

Украина обойдется и без газа. У неё есть футболисты

Траги-фарш. Немцы заранее заготовили сосиски из бразильцев

Интернет
Киберсквоттеры — люди, у которых вам, возможно, придется выкупить свое имя

Игровые виды людей

Пираты вступают в партию

Наши даты
Сегодня исполнилось бы 80 лет Владимиру Осиповичу Богомолову

Библиотека
В ЦДХ — первый Московский книжный фестиваль

Культурный слой
В Екатеринбурге Госнаркоконтроль борется с книгами и издателями

Музыкальная жизнь
Рок-н-ролл, контрафакт и немножко этно

Свидание
Композитор Владимир Мартынов: Самое смешное — быть неадекватным

Сюжеты
Российский режиссер снимает документальный фильм о подводниках атомохода «К-19»

Кинобудка
В разнообразии отечественного кино Московский фестиваль явно проиграл «Кинотавру»

Российскому зрителю — ролики второго плана

Сектор глаза
Жюри Медиафорума предпочло импортную стильность

АРХИВ ЗА 2006 ГОД
98 97 96
95 94 93 92 91 90 89 88
87 86 85 84 83 82 81 80
79 78 77 76 75 74 73 72
71 70 69 68 67 66 65 64
63 62 61 60 59 58 57 56
55 54 53 52 51 50 49 48
47 46 45 44 43 42 41-40
39 38 37 36 35 34 ЧН 33
32-31 30 29 28 27 26 25
24 23 22 21 20 19 18 17
16 15 14 13 12-11 10 09
08 07 06 05 04 03 02 01

RSS

«НОВАЯ ГАЗЕТА»
В ПИТЕРЕ, РЯЗАНИ,
И КРАСНОДАРЕ


МОМЕНТАЛЬНАЯ
ПОДПИСКА
НА «НОВУЮ ГАЗЕТУ»:

ДЛЯ ЧАСТНЫХ ЛИЦ
И ДЛЯ ОРГАНИЗАЦИЙ





   

2006 © АНО РИД «НОВАЯ ГАЗЕТА»
Перепечатка материалов возможна только с разрешения редакции
и с обязательной ссылкой на "Новою газету" и автора публикации.
При использовании материалов в интернете обязателен линк на NovayaGazeta.RuRambler's Top100

   


Rambler's Top100

Яндекс цитирования Rambler's Top100