NovayaGazeta.Ru
Всё о газетеПоиск по архивуНаши акцииНаши расследованияКолумнистыФорум «Открыто.Ру»Сотрудники редакцииТелефоны редакцииРеклама в газете

ДОСТОИНСТВО ЧИНОВНИКОВ ПРОДОЛЖАЕТ РАСТИ
Алексей Симонов — к юбилею Фонда защиты гласности
       
(Фото — PhotoXPress)       «15 лет, 15 лет — весьма торжественная дата», — с иронией говорит Алексей Симонов о юбилее возглавляемого им Фонда защиты гласности. О том, как менялись задачи фонда в контексте изменений задач журналистики, он рассказал в интервью «Новой».
       
       
– По нынешним временам общественная организация, которой 15 лет, либо давно уже скурвилась, либо сильно окрепла. Мне кажется, мы, скорее, сцементировались. Мы прошли по всему спектру проблем, связанных со СМИ. У нас были разные приоритеты — этические стандарты внутри СМИ, налаживание цивилизованных отношений между властью и прессой, создание регионального законодательства… Лет 7 мы занимались проблемой взаимодействия судов со СМИ. Сегодня мы заняты программой по спасению отдельных журналистов. Самой популярной нашей программе — 8 лет, это мониторинг (нарушений прав журналистов. — Н.Р.). И факты доказывают: количество конфликтов в сфере СМИ не убывает. Оно как было порядка 1,5 тыс. в год (регистрируемых нами), так и осталось. То, что в 2005-м, слава Богу, убили меньше людей, — замечательно. Но это не доказывает, что в 2006-м будет то же самое. За то время, что мы занимаемся мониторингом, погибли более 200 журналистов. Быть просто регистратором чужих болей, бед и обид, конечно, тоже нужно, но это не та организация, которую я когда-то создавал.
       Теперь мы можем все реже рассчитывать на реальный общественный резонанс, наши пресс-конференции стали неинтересными для СМИ. Мы забыли, как выглядят телекамеры. А ведь на них выступают люди, потерпевшие фиаско, в трагической ситуации. Всего 5 лет назад на пресс-конференцию Гриши Пасько журналисты ломились. Мне говорят: раньше был общественный интерес, а сейчас его нет. Но я думаю, что с обществом ничего особенного еще не сделали, его попросту лишили информации. Общество, которое в зеркале ТВ видит в основном хороших политиков, плохих олигархов, хороших ментов, плохих бандитов (или наоборот), видит ТВ, на котором вообще нет России, располагает к равнодушию к собственной жизни, сосредотачивается на выживании.
       — Вы всегда позиционировали себя как организацию, не принадлежащую напрямую к журналистскому сообществу. Почему?
       — Мы не часть Союза журналистов, среди нас журналисты — люди скорее случайные, чем постоянные. Мы скорее внешнее плечо, подставленное под журналистику, чем часть ее тела. Но основные оппоненты прессы, то есть власти разного уровня, общения с нами уже стараются избегать. У меня очень неприятное ощущение того, что с появлением Общественной палаты (ОП) контакт перенесся на нее: вот с ними, мол, есть о чем разговаривать — это уполномоченное президентом общество. А мы никогда не были президентом уполномочены и не можем мы по этому принципу существовать. Я в одиночестве еще могу: входил в комиссию по правам человека и сейчас — член памфиловского совета (Совет по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека при президенте во главе с Эллой Памфиловой. — Н.Р.). Но основную игру мы не то чтобы проиграли — жизнь проиграла. Для меня кризис в том, что раньше мы могли работать с проблемами и со СМИ. А сегодня мы работаем с последствиями проблем и с отдельными журналистами. И меня очень тревожит ОП, которая уже прославилась несколькими «замечательными» решениями — например, решением не называть доллар долларом или решением о том, что на госслужбу надо принимать только тех, кто прошел военную службу. А что делать с действующими, но не прошедшими?
       — Иванова хотят убрать, не иначе.
       — Путина тоже! Видимо, в ОП подрывную деятельность ведут. Меня сильно беспокоит то, что в ОП занялись журналистской этикой и даже объявили, что попытаются встроить этику в рамки закона. Но ведь этический кодекс — это не ножные кандалы, которые можно сделать более или менее удобными для хождения! Это нимб, то, к чему тянуться надо! Этические кодексы приходят в результате пути, а не в начале его. Ведь сегодня пункт «не лги» стал бы самоубийством почти для любого СМИ. А если эту простую, легко исполнимую заповедь записать нельзя, потому что это неосуществимо, то зачем сыр-бор городить? Думаю, на уровне юристов эта история должна провалиться: этика не может быть закреплена законодательно.
       — В 91-м фонд создавался на средства редакций…
       — И творческих союзов, и никто этого не боялся. Тогда еще Гайдар не пришел, все были богатые. По 30 тыс. внесли Союзы кинематографистов и журналистов, «МК», «АиФ»… В общей сложности собрали 360 тысяч рублей. И первое серьезное думанье возникло на тему, куда тратить деньги.
       — ...а сейчас на чьи деньги должны существовать подобные организации?
       — Это простая загадка. Мы не можем брать деньги у власти. И не потому, что мы плохо относимся к ней (мы по-разному к разным ее действиям относимся), но все наши действия направлены на защиту журналистики от власти. Мы охотно бы брали деньги у богатых людей в России — благотворительные взносы получать можем. Но пока нашелся только один безумный, который с нами заключил договор на три года. И теперь он находится под Читой. «Открытая Россия» была единственной организацией, которая не побоялась. Кто еще? Перед дефолтом в 96—97-м году я очень гордился тем, что 10% бюджета фонда базировалось на спонсорской помощи крупных региональных телекомпаний. СМИ содержали организацию, защищавшую их интересы. Потом наступил дефолт, потом началось безумное акционирование. И хотя сегодня они могли бы позволить себе это в значительно бо€льших размерах, чем раньше, боюсь, что мои разговоры могли бы быть восприняты как разговор бывшего председателя лицензионной комиссии с бывшими клиентами, которым он выдавал лицензии. А мне бы этого не хотелось. Я не хочу, чтобы деньги давали Симонову, хочу, чтобы давали фонду. Так что мы обречены стоять в очереди. Мы получаем различные деньги от частных и государственных заграничных фондов — европейских, американских. А разговоры о том, что организации, получающие средства из-за границы, обеспечивают эту заграницу нужными ей материалами, скорее имеют другую подоплеку. Обидно, что на наши материалы внимание обращают только заграничные аналитики.
       Пора бы нам подвергнуть анализу то, что мы делаем. Мы зачастую этого не успеваем, потому что мы на треть сократили штат — до 13 человек. Более 2 лет переписывались с Генпрокуратурой по поводу криминальных наездов — угроз, нападений на редакции, журналистов, убийств… Получали ответы о ходе расследований. И надо бы посмотреть все запросы, все ответы, прийти к выводу, сколько же криминального насилия было, сколько осталось нерасследованным и сколько осталось поводов для ностальгии по справедливости. За годы этой переписки прокуратура стала предъявлять обвинения по одной из самых неработающих статей УК — 144, «воспрепятствование профессиональной деятельности журналиста».
       Я мечтаю провести анализ дел по искам о защите чести и достоинства, посмотреть, как год от года растет цена иска. Это рост благополучия в стране или рост самоуважения чиновников? Но организация, которая занимается сбором сведений, не может этого сделать без дополнительных средств.
       Картина никогда не была благостной, но мы всегда знали, где у нас тыл, где фронт, где соседи. А сегодня мы — на острове: неизвестно, где у нас левый фланг, а где правый. Мы провели читательскую конференцию в день 15-летия. И приятно, что существуют десятки людей, которые хорошо помнят, что сделал для них фонд. Есть и газеты, которые это помнят. Хорошо и то, что ваша помнит. Когда «Новую ежедневную газету» за месяц до выхода обокрали, единственной организацией, которая помогла достать деньги на компьютеры, был фонд. Газета вышла. За 15 лет мы помогли сотням людей и организаций. У нас было 10 отделений, но как только прекратилось централизованное финансирование, выжило только одно — Центр защиты прав прессы в Воронеже. Бывший руководитель Брянского центра работает сейчас в фонде, бывший юрист Волгоградского — наш корреспондент, бывший глава Красноярского пошел в официальную власть — стал представителем Минпечати. Зато красноярский же юрист, накопив знания за счет фонда, стал сукиным сыном — применяет их для отлова СМИ.
       Было много людей, которым мы помогли и вопреки своему мнению о них. Мы помогали тем, с кем мы предпочли бы в других обстоятельствах не иметь дела, но в отношении кого был нарушен закон. Был, например, очень наглый политолог в аппарате Аяцкова. Но его необходимо было защитить: то, что было сделано в отношении него, могло бы быть позже использовано и по отношению к журналистам. А что случилось? Устроили обыск, нашли статью, которую он передал в газету, и на основании ее завели дело о клевете. Но фокус в том, что завели из-за абзаца, который в газете не был напечатан! Текст-де был передан редактору, и это — клевета. Ему дали 7 месяцев. Это чудовищно! Никогда не забуду и человека, которого приговорили к 3 годам. Он бежал, пришел в фонд. Мы добились года условно. После чего он пожелал быть устроенным на работу, но мы сказали: «Ни за что и никогда». Мы защищали не его и не газету, которая была рекламным листком одного из кандидатов и мочила другого, а возможность СМИ высказывать иные мнения. Он сказал: «Сожгу себя на Красной площади». Я ответил: «Готов дать пятак, чтобы ты туда доехал». И в 91-м, и в 93-м годах фонд был единственной организацией, высказавшейся против незаконного закрытия коммунистических газет.
       Мы много сделали для того, чтобы в этой среде был нормальный климат. То, что мы не сумели этого сделать, — наша большая боль, но не думаю, что вина.
       
       Наталия РОСТОВА
       
22.06.2006
       

Обсудить на форуме





Производство и доставка питьевой воды

Translate to...
№ 46
22 июня 2006 г.

Власть и люди
История «Дома №19». Точки зрения сторон

В Бутове смычка политики и экономики закончилась баррикадами

Хроника событий и комментарии причастных лиц

Митинги.Ру
Нацболы заперли чебоксарских чиновников на замок

Цена закона
Члены партии власти занимаются экстремизмом

Кавказский узел
Президенты, которые даром не нужны

В подпольной Ичкерии сменилось подпольное руководство

Расследования
Басаев бросил боевиков в беде. Неизвестные подробности захвата Нальчика

Террор
Российских дипломатов похитила «Аль-Каида»

Первые лица
Что за птица новый генпрокурор?

Чайку «ассоциируют» с Собяниным

Армия
Пьяный подполковник сделал капитана Шумакова инвалидом

Суд да дело
Копцева снова «разожгли»

В Саратове «медведи» массово судятся с журналистами и избирателями

Четвертая власть
Алексей Симонов: Достоинство чиновников продолжает расти

Точка зрения
Владимир Рыжков. Как перепахать партийное поле

Навстречу выборам
Вешнякову дали досрочное поручение

Регионы
Водка вернется в Москву

Объяснительная с «Родины»

В Самаре произошел взрыв на Троицком рынке

Американцам показали в Воронеже, где снаряды

Краiна Мрiй
В Украине женщин пускают в политику, но не в футбол

В Крыму замаячило православие

Тупики СНГ
Буш официально признал Лукашенко преступником

Спорт
Команда Туниса Украине по зубам

Футбол по-американски

Несколько поездов Рональдиньо

За Германию играет ветчина

Медицина
Офтальмолог Игорь Азнаурян — о коррупции в государственной медицине

Образование
Десятки тысяч выпускников не получат «корочки» вовремя

Исторический факт
К началу войны в стране были танки, пушки и самолеты — в циклопических количествах и отменного качества

Люди
Ветеран войны Валентин Кукуев вспоминает, как творил историю

Культурный слой
Александр Межиров: И войны нет на войне

Проспект Медиа
На «Радио России» стартовал еще один «национальный проект»

Телеревизор
Почему сериал «Зона» возмутил нынешних тюремных начальников и понравился бывшему

Виктор Чижиков: Стало не хватать коммуналок

«Лучшие» шутки телеканалов

Кинобудка
Завтра открывается XXVIII Московский Международный кинофестиваль

Алексей Евдокимов: Кино крутится на одном месте

Свидание
Анна Михалкова — о связи личного и профессионального, о бремени фамилии и цене страсти

Библиотека
Юлий Дубов. Заговор Горацио

Китайский летчик Босс Арт

Книги с Александром Гарросом

Сектор глаза
В Москве завершился шестой фестиваль социальной рекламы

Московский наблюдатель
Что мы увидели, подсматривая за москвичами…

АРХИВ ЗА 2006 ГОД
98 97 96
95 94 93 92 91 90 89 88
87 86 85 84 83 82 81 80
79 78 77 76 75 74 73 72
71 70 69 68 67 66 65 64
63 62 61 60 59 58 57 56
55 54 53 52 51 50 49 48
47 46 45 44 43 42 41-40
39 38 37 36 35 34 ЧН 33
32-31 30 29 28 27 26 25
24 23 22 21 20 19 18 17
16 15 14 13 12-11 10 09
08 07 06 05 04 03 02 01

RSS

«НОВАЯ ГАЗЕТА»
В ПИТЕРЕ, РЯЗАНИ,
И КРАСНОДАРЕ


МОМЕНТАЛЬНАЯ
ПОДПИСКА
НА «НОВУЮ ГАЗЕТУ»:

ДЛЯ ЧАСТНЫХ ЛИЦ
И ДЛЯ ОРГАНИЗАЦИЙ





   

2006 © АНО РИД «НОВАЯ ГАЗЕТА»
Перепечатка материалов возможна только с разрешения редакции
и с обязательной ссылкой на "Новою газету" и автора публикации.
При использовании материалов в интернете обязателен линк на NovayaGazeta.RuRambler's Top100

   


Rambler's Top100

Яндекс цитирования Rambler's Top100