NovayaGazeta.Ru
Всё о газетеПоиск по архивуНаши акцииНаши расследованияКолумнистыФорум «Открыто.Ру»Сотрудники редакцииТелефоны редакцииРеклама в газете

БАСАЕВ БРОСИЛ БОЕВИКОВ В БЕДЕ
Неизвестные подробности захвата Нальчика — в специальном расследовании «Новой»
       
(Фото — EPA)
      
       
Жизнь в Кабардино-Балкарии через восемь месяцев после нападения боевиков на Нальчик выглядит совершенно спокойной: бродишь по улицам полусонного города, и складывается впечатление, что люди, поднявшие оружие и погибшие здесь, уже стали тенями прошлого. Их пособники арестованы, схроны с оружием обнаружены, и суд, который ожидается осенью, поставит точку в трагической истории. Однако до сих пор так и не ясно: как в небольшой республике 150 вооруженных мужчин среди бела дня смогли пойти на штурм и ожидать ли повторения?
       Мы провели собственное расследование, в ходе которого общались с сотрудниками МВД в Кабардино-Балкарии и Москве, следователями прокуратуры, родственниками нападавших и людьми, которые боевиков поддерживают, а также — с зарубежными экспертами и представителями диаспоры. Результат — расследование в трех частях.
       Первая — о том, кто готовил штурмовые группы, кто снабдил их оружием, как был разработан план операции и почему в конце концов она провалилась. Вторая — откуда взялись бойцы, кто за ними стоял и можно ли было избежать силового варианта.
       И третья — о том, какое развитие эта история может получить в дальнейшем: появится ли на Северном Кавказе новое террористическое движение, независимое от чеченских боевиков, но с устойчивыми связями с глобальным джихадом?
       
       
13 октября 2005 года около 9 утра в Нальчик вошли отряды вооруженных людей. Атаке подверглись 13 объектов: Центр Т, 43-й погранотряд, здание УФСБ, МВД республики, три ОВД, УБОП (так называемый 6-й отдел), УФСИН, полк патрульно-постовой службы, магазин «Охотник», пост ДПС «Хасанья» и база ОМОНа. Бои продолжались два дня. 17 октября на одном из чеченских сайтов появилось письмо Шамиля Басаева, который взял на себя ответственность за нападение, заявив, что он осуществлял общее оперативное руководство, а тактическое управление — Анзор Астемиров, эмир кабардино-балкарского сектора «Кавказского фронта ВС ЧРИ».
       По официальным данным, в результате боев погибли 35 сотрудников силовых ведомств и 12 мирных жителей, убиты 92 боевика. Арестованы в общей сложности 65 человек. Суд по первому эпизоду (нападение на ОМОН) планируется на сентябрь этого года.
       
       Сбой в программе
       По официальным данным российских силовиков, боевики готовили нападение на 4 ноября — окончание священного месяца рамадана. Этот сценарий изменился после ареста в Москве курьера с 22 тыс. долл., который собирался закупить прицелы, рации и биотуалеты для боевиков. 11 октября в Кенженском лесу (Пригород Нальчика. — Ред.) в экстренном порядке была проведена шура (Совет. — Ред.), на которой Басаев и Астемиров договорились перенести дату нападения на 13 октября.
       Ранним утром 13-го по звонку местного жителя в поселок «Ландыш» (на одну из дач в районе Белой речки) выехали сотрудники МВД. На подходе они попали под огонь группы боевиков, которые готовились к нападению на 6-й отдел, а в 9 утра стрельба раздавалась уже по всему Нальчику.
       Позднее силовики заявляли, что обнаружили план нападения, по которому Басаев и Астемиров сформировали шесть групп и 16 подгрупп, в том числе 4 резервные (в каждой от 8 до 15 человек), для нападения на 15 объектов.
       На самом деле этот план был сорван еще до начала штурма самими боевиками.
       Оказалось, многие участники нападения узнали о том, что планируются боевые действия, даже не за день, а за час. Например, 27-летнему Арсену Бозиеву, ничего не объясняя, сказали вместе с двумя друзьями приехать к автовокзалу к 8 утра. Там они встретили старшего группы — Альберта Жекамухова, который подвез их к ипподрому, где каждому выдали по автомату и гранате. В результате, постреляв в сторону здания погранотряда, Бозиев почти сразу получил ранение в ногу, отбросил подальше автомат и отполз в сторону, где его и нашли сотрудники МВД. 18-летнему Исламу Тухужеву повезло больше. В четыре утра ему всучили ПМ с одним магазином, но внятного приказа не последовало, поэтому он весь день бесцельно проездил по городу.
       Эти данные подтверждаются свидетельствами родственников нападавших. Мать 27-летнего Аслана Тхамокова Лариса рассказала нам, что ее сын последние четыре года жил в Москве, где работал на одном из рынков. «6 октября он приехал в Нальчик, чтобы жениться на любимой девушке. Около полуночи 12 октября за ним зашел друг, Залим Улимбашев, и увел его с собой», — вспоминает Лариса. На следующий день выяснилось, что ее сын был среди собравшихся на даче в поселке «Ландыш», правда, так ни разу и не выстрелил. Кстати, Аслан Тхамоков — не единственный участник нападения, приехавший в Нальчик из Москвы. В той же группе были Анзор Багов, проживавший в столице на Волоколамском шоссе, уже упоминавшийся Улимбашев и еще несколько человек.
       В результате такой плохой организации Заурбек Кушхов, старший группы «Дон», собравшейся в дачном поселке, в ночь перед нападением недосчитался четырех человек, которые так и не явились к месту сбора. Причем некоторые бойцы прямо там и познакомились со своим командиром. При этом Кушхов был сильно зол, так как никто не захватил с собой охотничьих спичек для зажигательной смеси, с помощью которой собирались поджечь здание УБОПа.
       Установка на то, чтобы держать до последнего момента в неведении основную часть боевых групп, говорит о том, что организаторы нападения на Нальчик отвели местным кадрам крайне незавидную роль малоценных исполнителей.
      
       Распределение ролей
       Организаторы акции сразу же взяли часть проблем на себя. У боевиков, например, не было необходимости самим добывать оружие, поскольку доставку львиной доли автоматов, пистолетов, гранатометов, а также радиостанций из Ингушетии организовал заместитель Басаева Илесс Горчханов.
       Он начал действовать в Кабардино-Балкарии в ноябре 2004 года, куда прибыл с письмом Басаева, призвавшим провести в Нальчике акцию, аналогичную нападению на силовые структуры Ингушетии. Поскольку Горчханов сам участвовал в том нападении, необходимый опыт у него имелся. Вскоре вокруг него сформировалась группа местных мужчин, которая занялась переправкой оружия и распределением его по схронам в Нальчике и пригородах.
       В нее входили жители Нальчика: 29-летний Заур Афов, работавший учителем физкультуры в школе № 12, 28-летний Ахмед Амшоков, 30-летний Рамазан Гузиев, 29-летний Алим Желихажев, 24-летний Башлоев Александр, продавец мобильных телефонов, 28-летний Асланука Умыхов и трое из соседней Ингушетии. Обычно несколько мужчин на автомобилях выезжали в район, где Ингушетия граничит с КБР, там грузили в легковушки оружие и доставляли его в Нальчик и пригороды. Иногда оружия было так много, что сваленные в кучу стволы доходили до боковых стекол автомобиля. Горчханов свободно передвигался по территории республики: домой к Умыхову, где он проживал, его завозили белая «Волга» и белая «семерка» — обе с синими милицейскими ингушскими номерами.
       Такие рейды совершались регулярно в течение года, и в них принимал участие один из главных героев событий 13 октября Анзор Астемиров: ему даже пришлось арендовать в городе гараж для хранения полученных стволов.
       Лишь часть своего арсенала кабардинцы добыли самостоятельно: при нападении на «дежурку» местного Госнаркоконтроля и два поста ГИБДД в 2004-м и 2005 г. Но даже в том случае, когда нужно было доставать оружие на своей территории, проведением таких «эксов» занималась все та же группа Горчханова. (В уголовном деле о нападении на ГНК Нальчика значились: Горчханов, Афов, Амшоков, Желихажев, Башлоев, Гузиев и Умыхов.) Таким образом обеспечивалась безопасность основной группы, поскольку большинство участников нападения ничего об оружии не знали.
       13 октября оставшиеся на свободе горчхановцы сформировали группу «Якуб» и атаковали здание УФСБ, где и погибли вместе со своим командиром. Не спаслись и Гузиев с Башлоевым и Желихажевым, захватившие заложниц в магазине «Подарки». В результате оставшимся в живых боевикам были обрублены каналы доставки оружия. А те схроны, которые продолжают до сих пор находить в окрестностях Нальчика, были сделаны еще до нападения. Причем то, что многие из них организованы с помощью системы глобальной навигации (см. карту), не оставляет сомнений, что их устраивали опытные спецы Басаева.
       Кроме того, с помощью GPS-навигатора были проложены маршруты, позволяющие передвигаться по территории Кабардино-Балкарии в обход постов. Это оборудование было найдено во время спецоперации в селе Анзорей в январе 2006 года, где были убиты трое боевиков, один из которых, по некоторым данным, — телохранитель Басаева.
       Очевидно, что составленной таким образом картой могли пользоваться только специально обученные люди, которых не было у Астемирова, но которыми, несомненно, располагал Басаев.
       

1. Илесс Горчханов, 34 года. Старший группы «Якуб», штурмовавшей УФСБ. Участник нападения на Назрань в июне 2004 года, на ГНК Нальчика в декабре 2004 года. Убит.
2. Заурбек Кушхов, 28 лет. Старший группы «Дон», штурмовавшей УБОП. Выезжал в чеченские лагеря в июле 2000 года, участник нападения на Назрань в июне 2004 года. Убит.
3. Алим Тхакахов, 25 лет. Входил в группу «Дон». Вместе с Кушховым участвовал в нападении на Назрань в июне 2004 года. 13 октября ему удалось уйти из города, уничтожен через месяц в поселке Урвань во время спецоперации.

     

4. Аслан Тхамоков, 27 лет. Входил в группу «Дон». До нападения четыре года жил в Москве, работал на одном из рынков. Приехал 6 октября на собственную свадьбу, а 12-го в ночь за ним зашел друг. Сдался властям, в настоящее время под арестом.
5. Тимур Мамаев, 33 года. Старший группы «Халид», штурмовавшей Центр Т. Оповестил своих товарищей о нападении в семь утра 13 октября. Только в 9 он сообщил своим бойцам, какой объект они должны атаковать. Убит.
6. Казбулат Керефов, 25 лет. Входил в группу, штурмовавшую Центр Т. Окончил Нальчикский филиал Краснодарской школы милиции, работал следователем и адвокатом. Спасся во время нападения, уехав на захваченной «Волге», но через несколько дней, 18 октября, вышел из леса к посту ОМОНа и открыл по нему огонь из АК-74 с 30 метров. Ответным огнем убит.
     

      
       Новобранцы и профи
       Бросается в глаза, что в большинстве боевых групп не только рядовые, но и командиры не имели никакого боевого опыта, а многие просто впервые держали в руках оружие. Тем не менее, помимо бутылок с зажигательной смесью, у атаковавших были взрывные устройства, с помощью которых они собирались заминировать захваченные здания, правда, обращаться с ними никто не умел.
       Из более чем 150 нападавших только 20 были хоть мало-мальски знакомы с военным делом. Причем в это число мы включили бывшего следователя 3-го ОВД Нальчика Казбулата Керефова и пожарного Мухарби Карданова, хотя и их выучка была «соответствующей»: Казбек Керефов, скрывшись после нападения в лесу, спустя неделю вышел на пост ОМОНа, с расстояния 30 метров неожиданно открыл по нему огонь из автомата и ответным огнем был убит.
       Из этих 20 семеро входили в группу Горчханова и атаковали один объект — здание УФСБ. Еще двое — это старший группы «Дон» Заурбек Кушхов и его приятель Алим Тхакахов, убитые в поселке «Ландыш». Они прошли обучение в лагерях в Чечне и участвовали в нападении на Ингушетию летом 2004 года. Остальные более или менее грамотные в военном отношении кадры были распределены бессистемно: они присутствовали в группах, напавших на 1-й и 2-й ОВД, УБОП, пост ДПС «Хасанья», магазин «Охотник» и погранотряд. При этом людей с боевым опытом вовсе не было среди штурмовавших здания МВД КБР, УФСИНа и полк ППС.
       Большинству нападавших не был известен план нападения на порученный им объект. Собранных людей старшие групп делили на подгруппы только на подъезде к объекту нападения. Разумнее поступил Валерий Тлеужев, старший группы «Фарис», атаковавший здание МВД КБР. Он разделил своих 14 человек на две подгруппы накануне ночью, причем каждой поставил четкую задачу: первая должна была захватить здание прокуратуры КБР, МВД и ОВИР, а вторая — стоять на подхвате возле МВД. Однако из-за того, что сам Тлеужев пошел с первой подгруппой, часть второй разбежалась. А группе, штурмовавшей «Центр Т», ее старший Тимур Мамаев лишь в 9 утра 13 октября сообщил, какой объект они будут атаковать.
       Так же бессмысленно было спланировано нападение на ОМОН. В 9 утра группа из 15 боевиков на трех автомашинах выдвинулась к базе ОМОНа, в пятистах метрах машины остановились, и только тут штурмовавшим выдали оружие. На подходе к зданию боевиков обстреляли, двое сразу были убиты, после чего часть нападавших разбежалась.
       И самое главное — у нападавших не было общего плана отхода из города после завершения акции. Вроде бы в час дня договорились связаться по рации с Басаевым, который должен был сказать, что делать дальше. Однако такая договоренность не может восприниматься иначе как серьезный просчет, особенно учитывая, что боевое планирование операции в Нальчике осуществляли те же люди, что организовали успешное нападение на Ингушетию летом 2004 года. Ведь план отхода не объясняется по рации в разгар боя — это нарушение элементарных правил конспирации. Получается, что Басаев просто решил не обеспечивать нападавшим отход из города.
       Во время боя Басаев, как он сам заявлял (и это же подтверждают наши источники), находился на площадке канатной дороги на горе Сосруко, откуда просматривается весь город, наблюдал за происходившим, но так и не решил бросить в бой собственных бойцов. Он оставался там вплоть до 15 октября, когда вместе со своим отрядом, который включал, по разным данным, от 150 до 300 человек, спокойно ушел по заранее проработанному маршруту.
       Впрочем, поведение Астемирова в этой ситуации тоже вызывает вопросы. Если Басаев 17 октября в письме на сайт «Кавказцентр» прямо написал, что лично не участвовал в операции, а «осуществлял общее оперативное управление», то Анзор Астемиров, эмир кабардино-балкарского сектора Кавказского фронта, судя по этому же письму, занимался «тактическим управлением».
       Однако он тоже не звал своих бойцов на штурм личным примером. Нет никаких сведений о том, чтобы Астемиров возглавил атаку на какой-либо силовой объект или как-то иначе проявил свое непосредственное участие в боевых действиях. Во время боя он был вместе с Шамилем Басаевым на горе Сосруко.
       Но даже при такой слабой организации сама по себе операция была не столь безнадежна, как может показаться. Особенно если учесть, как действовали силовые структуры.
       

1. Bereza-2. База для долговременного проживания членов НВФ с двумя огневыми точками боевого охранения. Там проходил совет «Шуры КБР» с участием Басаева и Астемирова 11 октября.
2. Lapatka. Найдена палатка, которая была показана в видеоролике о совете «Шуры КБР» на «Кавказцентре».
3. MIHA1. Два тайника на глубине 1,5 м, подготовленные для хранения оружия и боеприпасов.
4. 1111. В плодовом саду две вкопанные в землю 150-литровые бочки с оружием (автоматы, гранатометы, медикаменты).
5. BFBAB. Схрон с пулеметом ПК.
6. Командный пункт Басаева и Астемирова на площадке канатно-кресельной дороги, откуда осуществлялось руководство операцией.
7. DOSKI — эта и последующие (пункты № 8, 9, 10, 11) контрольные точки, обоз-наченные в GPS-навигаторе, соответствуют грунтовым дорогам, позволяющим перемещаться между пунктами Баксан, Чегем, Лечинкай, Яникой в обход стационарных и передвижных постов ГИБДД.
12. Поселок «Ландыш-2», где на даче Шаваева группа «Дон» готовилась к нападению на 6-й отдел.
      

      
       Ответ силовиков
       Нападение готовилось несколько месяцев, но силовые структуры республики оказались не в состоянии предотвратить теракт, несмотря на то что уже три года велись «ваххабитские списки» и многие из тех, кто составил костяк нападавших, попадали в поле зрения местной милиции.
       Например, в июне 2005 года в поселке Чегем в подвале дома Рамазана Сасикова (члена группы Горчханова) при изготовлении взрывного устройства подорвались три ингуша, один из которых погиб. Но, поскольку Сасиков быстро вывез раненых и сбежал сам, милиционеры лишь допросили его брата, но так и не смогли не только никого задержать, но даже и не попытались установить цепочку, которая, без сомнения, привела бы их к какой-либо из групп боевиков. В результате 13 октября Сасиков штурмовал здание УФСБ, где и был убит.
       Получив информацию об аресте курьера накануне нападения, в МВД КБР лишь запросили помощь из соседних регионов, но так ничего не узнали о планах штурма. Да и боевики в поселке «Ландыш» были обнаружены случайно, а не в ходе подготовленной спецоперации, как об этом потом заявляли генералы.
       По странному стечению обстоятельств руководитель Регионального оперативного штаба (РОШ) Аркадий Еделев 13 октября находился в Великобритании. Вместе с ним в зарубежную поездку отправились начальник Управления ФСБ по борьбе с политическим экстремизмом и терроризмом Михаил Белоусов, начальник Главного управления МВД по ЮФО Михаил Паньков и еще несколько генералов, то есть все руководство антитеррористического блока в Южном федеральном округе. Даже после нападения российские силовики не посчитали нужным прервать командировку. В результате участие координационных антитеррористических структур во время всего кризиса было сведено к нулю.
       По официальной версии, с момента нападения, то есть с 9 утра, ответственность за ситуацию взял на себя командир группы оперативного управления (ГрОУ) КБР — структуры, которой командует полковник внутренних войск. Однако с часа дня операцией командовал новый начальник — командующий внутренними войсками Северо-Кавказского округа генерал-лейтенант Евгений Внуков. То есть командир структуры, которая должна была координировать действия всех силовиков во время кризисов, получается, сдал свой пост командующему ВВ СКВ спустя четыре часа после нападения.
       После устранения ГрОУ получилось, что пограничники защищали свою часть, фээсбэшники бились за здание УФСБ, а спецназ УФСИНа штурмовал собственный штаб. Участие армии ограничилось патрулированием подступов к городу (более или менее крупных автодорог) и охраной аэропорта.
       Нападавшие были необучены, но и боевая подготовка сотрудников силовых структур Кабардино-Балкарии вызывает недоумение. К примеру, известно, что здание УФСБ со стороны проспекта Ленина штурмовали 10 боевиков. Внутри находились более 150 сотрудников спецслужбы, которые в течение нескольких часов не могли разблокировать здание и справиться с бандитами. В здании МВД, как рассказывают очевидцы событий, сотрудники хватали патроны калибра 5,45, пытаясь зарядить ими автоматы калибра 7,62.
       Ничего не известно и об участии в боях спецподразделений ФСБ, прежде всего — созданного летом 2005 года филиала Центра спецназначения ФСБ в Дагестане, в зону ответственности которого входит весь Северный Кавказ. А ставропольский отдел ЦСН ФСБ был занят личной охраной президента КБР Арсена Канокова. Основную роль в отражении нападения сыграли внутренние войска.
       
       Третий путь
       Басаев в Нальчике на первый взгляд действовал как классический военный советник. В 90-е годы эта схема предоставления военных навыков стала универсальной. Обычно военные советники не участвуют в боевых действиях, а лишь обучают местные вооруженные формирования и обеспечивают поставки оружия. (У наемников это называется логистическая поддержка.)
       Судя по всему, Басаева звали в Кабардино-Балкарию именно для этого. Однако он нарушил правила: предоставив оружие и разработав план операции, он не провел обучение местных кадров. Он не пошел и по пути «Аль-Каиды» в Афганистане, которая с осени прошлого года для повышения боевых навыков движения «Талибан» направила в каждую талибскую ячейку из 10—15 человек своего инструктора, после чего результативность талибов в осуществлении терактов резко повысилась.
       В результате слабого сопротивления силовиков утром 13-го у боевиков могло создаться впечатление, что они брошены командованием на произвол судьбы, а по окончании событий кабардинцы, конечно же, поняли, что Басаев просто использовал их.
       Однако после 13 октября членам кабардино-балкарского джамаата пришлось разочароваться не только в Басаеве. В результате нападения оставшиеся в живых члены джамаата столкнулись с уникальной ситуацией. Их лидеры — Анзор Астемиров, Муса Мукожев и Расул Кудаев (не путать с его полным тезкой, узником «Гуантанамо») — по разным причинам не приняли непосредственного участия в боевых действиях.
       Муса Мукожев исчез еще за несколько месяцев до событий. Никаких доказательств его причастности к боевым действиям нет, как и данных о том, что он участвовал в проведенной Басаевым 11 октября шуре в Кенженском лесу. Все обвинения в его адрес носят общий характер.
       Анзор Астемиров, инициатор нападения, во время боя находился вдали от линии огня. Ближайший друг Астемирова, Расул Кудаев, который играл роль религиозного лидера в джамаате (он единственный не только поступил, но и закончил Исламский университет имени имама Мухаммада бин Сауда в Эр-Рияде в Саудовской Аравии), покинул Россию еще в 2004 году.
       Такая ситуация не могла не смутить их последователей. И письмо, направленное в газету «Северный Кавказ» в январе 2006 года, пожалуй, лучше всего иллюстрирует настроения в джамаате КБР:
       «Хотим сразу заявить, что мы — члены джамаата, но не участвовали в нападении 13-го числа, так как не считали это правильным. Нашими лидерами были Мукожев Муса, Астемиров Анзор и Кудаев Расул, которого называют «шейхом». Обратиться напрямую к ним нет возможности потому, что первые двое попрятались, как крысы, после 13-го, а Кудаев находится в Турции… У нас есть неопровержимые доказательства, которые мы можем предоставить, что наши лидеры с самого начала обманывали нас — рядовых членов джамаата. Говорили одно, делали совсем другое. Еще с 90-х годов они втихаря закупали на наши деньги оружие и делали схроны. Об этом знал только самый близкий круг. Уже тогда они ставили на первый план джихад, а нас считали недоразвитыми и не доверяли нам. Мы им нужны были только как пушечное мясо, и ставить нас в известность они считали ненужным».
       Ситуация и сейчас не сильно изменилась: большая часть джамаата дезориентирована и, насколько можно судить, не имеет лидера. В то же время большинство из тех, кто не собирается складывать оружия, не готово перейти в подчинение к Басаеву, и отсутствие терактов в республике с октября — очевидное тому доказательство. Однако эта группа не может долго оставаться без руководителя, тем более что мечети, в которых они когда-то молились, по-прежнему закрыты.
       
       О том, кем на самом деле были нападавшие и могли ли они поступить иначе, читайте в следующем номере.
       
       Ирина БОРОГАН, исследовательский центр Agentura.Ru;
       Андрей СОЛДАТОВ, обозреватель «Новой», Москва — Нальчик
       
22.06.2006
       

Обсудить на форуме





Производство и доставка питьевой воды

Translate to...
№ 46
22 июня 2006 г.

Власть и люди
История «Дома №19». Точки зрения сторон

В Бутове смычка политики и экономики закончилась баррикадами

Хроника событий и комментарии причастных лиц

Митинги.Ру
Нацболы заперли чебоксарских чиновников на замок

Цена закона
Члены партии власти занимаются экстремизмом

Кавказский узел
Президенты, которые даром не нужны

В подпольной Ичкерии сменилось подпольное руководство

Расследования
Басаев бросил боевиков в беде. Неизвестные подробности захвата Нальчика

Террор
Российских дипломатов похитила «Аль-Каида»

Первые лица
Что за птица новый генпрокурор?

Чайку «ассоциируют» с Собяниным

Армия
Пьяный подполковник сделал капитана Шумакова инвалидом

Суд да дело
Копцева снова «разожгли»

В Саратове «медведи» массово судятся с журналистами и избирателями

Четвертая власть
Алексей Симонов: Достоинство чиновников продолжает расти

Точка зрения
Владимир Рыжков. Как перепахать партийное поле

Навстречу выборам
Вешнякову дали досрочное поручение

Регионы
Водка вернется в Москву

Объяснительная с «Родины»

В Самаре произошел взрыв на Троицком рынке

Американцам показали в Воронеже, где снаряды

Краiна Мрiй
В Украине женщин пускают в политику, но не в футбол

В Крыму замаячило православие

Тупики СНГ
Буш официально признал Лукашенко преступником

Спорт
Команда Туниса Украине по зубам

Футбол по-американски

Несколько поездов Рональдиньо

За Германию играет ветчина

Медицина
Офтальмолог Игорь Азнаурян — о коррупции в государственной медицине

Образование
Десятки тысяч выпускников не получат «корочки» вовремя

Исторический факт
К началу войны в стране были танки, пушки и самолеты — в циклопических количествах и отменного качества

Люди
Ветеран войны Валентин Кукуев вспоминает, как творил историю

Культурный слой
Александр Межиров: И войны нет на войне

Проспект Медиа
На «Радио России» стартовал еще один «национальный проект»

Телеревизор
Почему сериал «Зона» возмутил нынешних тюремных начальников и понравился бывшему

Виктор Чижиков: Стало не хватать коммуналок

«Лучшие» шутки телеканалов

Кинобудка
Завтра открывается XXVIII Московский Международный кинофестиваль

Алексей Евдокимов: Кино крутится на одном месте

Свидание
Анна Михалкова — о связи личного и профессионального, о бремени фамилии и цене страсти

Библиотека
Юлий Дубов. Заговор Горацио

Китайский летчик Босс Арт

Книги с Александром Гарросом

Сектор глаза
В Москве завершился шестой фестиваль социальной рекламы

Московский наблюдатель
Что мы увидели, подсматривая за москвичами…

АРХИВ ЗА 2006 ГОД
98 97 96
95 94 93 92 91 90 89 88
87 86 85 84 83 82 81 80
79 78 77 76 75 74 73 72
71 70 69 68 67 66 65 64
63 62 61 60 59 58 57 56
55 54 53 52 51 50 49 48
47 46 45 44 43 42 41-40
39 38 37 36 35 34 ЧН 33
32-31 30 29 28 27 26 25
24 23 22 21 20 19 18 17
16 15 14 13 12-11 10 09
08 07 06 05 04 03 02 01

RSS

«НОВАЯ ГАЗЕТА»
В ПИТЕРЕ, РЯЗАНИ,
И КРАСНОДАРЕ


МОМЕНТАЛЬНАЯ
ПОДПИСКА
НА «НОВУЮ ГАЗЕТУ»:

ДЛЯ ЧАСТНЫХ ЛИЦ
И ДЛЯ ОРГАНИЗАЦИЙ





   

2006 © АНО РИД «НОВАЯ ГАЗЕТА»
Перепечатка материалов возможна только с разрешения редакции
и с обязательной ссылкой на "Новою газету" и автора публикации.
При использовании материалов в интернете обязателен линк на NovayaGazeta.RuRambler's Top100

   


Rambler's Top100

Яндекс цитирования Rambler's Top100