NovayaGazeta.Ru
Всё о газетеПоиск по архивуНаши акцииНаши расследованияКолумнистыФорум «Открыто.Ру»Сотрудники редакцииТелефоны редакцииРеклама в газете

ЧУДО НА КОЛЕСАХ
Red&Black. Маленький монстрик в 220 лошадиных сил
       
(Фото Алексея Поликовского)
      
       
– Вот она! Делайте с ней все что угодно! — говорит Игорь Аракелян, подводя меня к красно-черной машине с маленькими острыми фарами и большими серебристыми дисками колес. И сам тут же исчезает в ангаре, на бетонном полу которого, как ящерицы, распластались два гоночных болида. Рядом с ангаром, во дворе, стоит трейлер, в который механики в комбинезонах грузят новенький, еще ни разу в жизни не чихнувший бензином мотор. Я приехал в гоночную команду Lukoil Racing Team не вовремя: сегодня среда, а в субботу команде предстоит гонка на Воробьевых горах.
       Машина, с которой я могу делать все что угодно, называется Red&Black. Ее крупные колеса стоят на пыльном асфальте заводского двора, но вся она всем своим видом говорит, что плюет на пыльный асфальт, плюет на обыденность жизни, плюет на светофоры, на ограничение скорости, на скромность как первейшее достоинство. На ее хищной морде написано презрение. Так она выглядит.
       Я сажусь за руль. Это только так говорится: сажусь за руль. Сесть за руль просто в «Форде» или «Мазде», а в Red&Black надо сначала сделать движение вверх, перешагивая высокий борт, скрывающий в себе усиление кузова, а потом тут же рухнуть задом в низкое кресло, снабженное не автомобильными, а самолетными ремнями, какими их знали летчики Второй мировой: они охватывают по плечам и поперек груди. Цветовой скандал между тем продолжается: красный спорит с черным на маленьком руле Sparco с двумя кнопками сигнала, красным орут трубы дуг жесткости, черным рычат ремни с красными прожилками — никаких полутонов, все на полной резкости!
       
Игорь Аракелян. (Фото Алексея Поликовского)       
Игорь Аракелян — главный инженер гоночной команды Lukoil Racing Team и один из создателей машины Red&Black. Детство он провел в Ереване. Родители, боясь аварий на дорогах, решили не покупать ему велосипед; тогда он на свалках и помойках набрал деталей и собрал его сам. Мопед ему тоже решили не покупать; он снова отправился по свалкам и собрал себе вполне приличную машину. Потом семья переехала во Владимир, где Аракелян поступил в технический университет. Потом аспирантура. Я спрашиваю, на какую тему диссертация, он произносит длинную фразу, в которой мое ухо улавливает два знакомых словосочетания: «гоночные автомобили» и «тормозные системы».
       В 1998 году молодой аспирант Аракелян приехал в Москву, не имея ни работы, ни связей в мире гоночных команд. Пришел в МАМИ. Только что разразился дефолт, и все ходили как оглушенные. Общее мнение было таково, что деньги иссякли и больше их не будет никогда. В спортивной команде МАМИ ему сказали, что дела плохи и места для него нет. Чтобы отстал, дали телефон гоночной команды «ЛУКОЙЛа». Он позвонил. «А что вы умеете делать?» — спросил его главный конструктор Константин Потехин, в этот самый момент маявшийся от необходимости вычерчивать новую подвеску, стоя за кульманом. Кульман этот находится в ангаре до сих пор. «Умею чертить, умею гайки крутить, умею думать...» — весело отвечал неунывающий аспирант и был тут же приглашен в команду. Первые полгода он чертил, крутил гайки, мыл колеса и моторы, причем зарплату ему не платили.
       Вообще-то гоночная команда существует не для того, чтобы проектировать новые машины и собирать концепт-кары. Red&Black была сделана Аракеляном и его механиками в вечерние часы, в нерабочее время. Цель затеи, по словам Аракеляна, проста: показать технические возможности команды. Но какие-то нотки и интонации в его рассказе заставляют меня предположить, что в этой простой фразе скрывается гораздо больше, чем кажется на первый взгляд. Дело в том, что автомобильный инженер Аракелян с большим скепсисом относится к нашему автопрому. Он в него не верит. Он ему неприятен во всех отношениях. Силуэт «десятки» он называет «беременным гиппопотамом». «Я имею в виду даже не автомобиль «Жигули», у которого двери плохо закрываются… я имею в виду российский автопром как единицу вселенной», — подводит он философскую базу под свою неприязнь. И я думаю, что Red&Black с точки зрения психоанализа можно трактовать как месть Аракеляна этому автопрому, четвертый десяток лет учащемуся соблюдать точные зазоры при сборке.
       Вы не умеете делать красиво — так вот вам оплеуха: машина, похожая на гламурную модель на подиуме! Вы маетесь, стараясь сделать подешевле, — так вот вам машина, в которой целая пригоршня деталей заказана у лучших европейских поставщиков! («Объединенная Европа в действии» — так Аракелян называет Red&Black.) Вы гоните вал, состоящий из дребезжащих железок, протекающих резинок, вибрирующих стекол — так вот вам в ответ один-единственный роскошный экземпляр, на котором не стыдно выйти в свет!
       
       
Все, что наш автопром не способен создать, все, что в скромном мире серых мышек считается излишним, ненужным, чрезмерным, — есть в этом красно-черном пожирателе километров. Перед глазами водителя, которого лучше назвать пилотом, — овальный дисплей, на который выводятся показания датчиков. Их может быть до девяноста, и они записывают работу не только всех систем, но и действия водителя. Между креслами наклонно расположена панель из серебристого металла: здесь собраны кнопки и тумблеры, а посередине торчит ручка переключения скоростей, такая мощная, словно она предназначена приводить в движение не компактные шестерни в коробке передач, а громоздкую древнеримскую катапульту.
       Серебро — единственный цвет, вмешивающийся в агрессивную перебранку красного и черного. Это серебро массивного металла, из которого сделаны ручки на дверях и крышки динамиков, вмонтированные в двери. Но главное потрясение ждет тогда, когда повернешься назад и увидишь вместо двух привычных кресел жерло средневековой мортиры среди плоских коробочек эпохи хайтека. Жерло, инфернально светящееся голубым, — главный динамик музыкальной системы, занимающей всю заднюю часть салона и выдающей 450 ватт. Это роскошное излишество пробуждает фантазию: так и видишь красно-черный вихрь, несущийся по среднерусской возвышенности на скорости двести в час и оглашающий леса и озера божественным голосом Паваротти…
       В гоночной команде «ЛУКОЙЛа», где быстрых машин хватает, Red&Black называют «музыкальной шкатулкой» и используют соответственно. В день, когда я приехал знакомиться с машиной, у нее при нажатии на кнопки жалобно пищала электроника: механики слушали музыку и полностью посадили аккумулятор…
       
       
Игорь Аракелян называет Red&Black то «маленьким монстриком», то «злым спорткаром». Он имеет в виду форсированный мотор мощностью 220 сил, жесткую подвеску, тяжелый нервный руль, педали безо всяких усилителей и способность разогнаться до ста километров за семь секунд. Но не только об этих чисто технических свойствах речь. Эта машина высокомерна, как красивая женщина, знающая себе цену, и если есть в ней злость, то это злость существа, которое может. — Назло и в пику ораве многочисленных импотентов, ни на что не способных, но заполонивших жизнь.
       Дело еще в том, что Аракелян чувствует себя принадлежащим к когда-то великому, а теперь исчезающему племени русских инженеров. Сам он, после института торговавший компьютерами, исчезать как инженер не захотел и нашел работу в гоночной команде. Но из его институтской группы он единственный остался в профессии. Остальные разбрелись кто куда: один торгует окнами, другой — стиральным порошком. И никаких светлых перспектив он не видит: в стране, по-прежнему одержимой быстрыми деньгами, положительное будущее не возникнет. «Ну и что, есть же страны, в которых вообще нет автопрома, и нормально живут», — усмехается он.
       «Мы просто должны честно себе сказать, что автомобили делать не умеем», — говорит Аракелян, но на себя лично он, называющий Red&Black «шедевром», этот мрачный вывод не распространяет. Когда я спрашиваю его о том, что им движет, он отвечает: «Я люблю конструировать и строить автомобили...», — и сам же комментирует свои слова: «Бесхитростно так!». И вот в ангаре гоночной команды он создает свой маленький личный автопром — фантастический автопром, где все делается в единственном экземпляре, по обходным технологиям, по высшему уровню и для собственного удовольствия.
       
(Фото Алексея Поликовского)
        
       
Я сидел в кабине Red&Black, положив ладони на маленький руль, и пытался сообразить, что она мне напоминает. В формах машины явно угадывалась вазовская «десятка». Этого не могли скрыть ни новая эффектная светотехника, ни черный высокий спойлер. Дефлекторы в салоне были оставлены от обычной машины, такие же кондовые, такие же грубые. В дефлекторах таилась насмешка: с таким же успехом можно в истребитель МиГ-31 поставить ручную точилку для карандашей.
       Да, это была обыкновенная, банальная «десятка», но «десятка» преображенная — в «коктейль Молотова», предназначенный зажигать, в наглое чудовище, готовое сожрать на дороге любой BMW. Это уже больше не был «беременный гиппопотам» — резкая мутация превратила увальня в злого хищника, чьи маленькие фары подобны акульим глазкам, а решетка воздухозаборника похожа на жабры. Я наконец догадался, что эта машина напоминает мне: сон. Это во сне уютные домашние кошечки приходят к нам в гости в облике черных пантер, а цветы на подоконнике преображаются в джунгли и лианами оплетают люстру. И это только во сне обыкновенный банальный ковер, всю свою жизнь мирно проспавший на полу, вдруг круто взмывает в небеса и оттуда в восторге строчит из пулемета.
       
       Алексей ПОЛИКОВСКИЙ, обозреватель «Новой»
         
       «Новая» продолжает поиск настоящей русской машины. Предыдущие материалы сериала «Чудо на колесах» читайте в № 16 — «УАЗ как русская идея», № 20 — «Боевые самопрыги», № 24 — «Автомобили для пижонов», № 30 — «Двухместное «Небо».
       
       
05.06.2006
       

Обсудить на форуме





Производство и доставка питьевой воды

Translate to...
№ 42
5 июня 2006 г.

Расследования
Как продали гору Машук

Мэр Волгограда обвиняется сразу по трем статьям УК

Обстоятельства
Генеральный прогон. Устинов отслужил

Звёзды Устинова

Георгий Сатаров: Просто у Сечина отобрали прокуратуру

Можно ли быть страшнее Устинова?

Точка зрения
Юлия Латынина: А ведь могли и голову снять

Кавказский узел
Рамзан Кадыров — краса Чечни

Отдельный разговор
На месте Ульмана мог быть только Ульман

Террор
Машину российских дипломатов ждали в засаде

Политические игры
У медвежат хороший аппетит

Армия
Новобранцы, звоните на здоровье!

Медицина
Как провести за один год 10 тысяч военных операций

Милосердие
Благотворительный концерт в помощь детям, больным лейкемией, состоялся!

Точка зрения
Михаил Кругов: Благотворительность никогда не даст инфляционного эффекта

Подробности
В Тольятти в День защиты детей закрыли детский центр

О детях — серьезно
Детская дипломатия должна стать взрослой

Четвертая власть
Стартовал конкурс на соискание Премии Артема Боровика – 2006

Пригласительный билет
12 июня — Московский фестиваль прессы. Мы ждём вас!

Личное дело
Герои новых обложек. В День защиты детей в «Новой» произошли кадровые перемены

Наши даты
Фонду защиты гласности — 15 лет

Реакция
Стратегическая задача для российских атомщиков: рвануть на американский рынок

Навстречу выборам
Госдума рассмотрит законопроект, предусматривающий отмену в избирательных бюллетенях графы «против всех»

Санкт-Петербург
Члены питерского парламента озвучили свои сокровенные желания

Почему блокадники жалеют президента

Регионы
В Воронежской области идет плановое уничтожение всех отраслей сельского хозяйства

Копия Сталина уплывет по Енисею

Краiна Мрiй
Американские военные исколесили Крым

Образование
Фурсенко не хочет отчислять вечным студентам

«Бесы» в гарнитуре. Новые экзаменационные технологии

Письмо в редакцию: «Это уже не образование»

За рулем
В России будут ходить «Евро-2»

Чудо на колёсах: Red&Black. Маленький монстрик в 220 лошадиных сил

Интернет
С 1 января 2007 года в зоне RU нельзя будет зарегистрировать ни одного домена

Спорт
Мюнхен, пьяный от футбола

Земной мяч

Есть контракт. О роли брендов в футболе

Свидание
Наталия Бехтерева: Нужен мозг, погруженный в работу

«Стародум» Станислава Рассадина
Время предательства. «Евангелие от Иуды» оказалось очень своевременной книгой

Библиотека
Орхан Памук: Печаль Стамбула легко перевести на русский

Кинобудка
Канны-2006: неформатные картинки с ярмарки кинотщеславия

«Кинотавр» сменил ориентацию

Новое российское кино обращается к теме чеченской войны

Театральный бинокль
В России бьют баклуши до крови

Театральная Москва вникает в британскую драматургию

Московский наблюдатель
Зайцы раскатали губу

АРХИВ ЗА 2006 ГОД
98 97 96
95 94 93 92 91 90 89 88
87 86 85 84 83 82 81 80
79 78 77 76 75 74 73 72
71 70 69 68 67 66 65 64
63 62 61 60 59 58 57 56
55 54 53 52 51 50 49 48
47 46 45 44 43 42 41-40
39 38 37 36 35 34 ЧН 33
32-31 30 29 28 27 26 25
24 23 22 21 20 19 18 17
16 15 14 13 12-11 10 09
08 07 06 05 04 03 02 01

RSS

«НОВАЯ ГАЗЕТА»
В ПИТЕРЕ, РЯЗАНИ,
И КРАСНОДАРЕ


МОМЕНТАЛЬНАЯ
ПОДПИСКА
НА «НОВУЮ ГАЗЕТУ»:

ДЛЯ ЧАСТНЫХ ЛИЦ
И ДЛЯ ОРГАНИЗАЦИЙ





   

2006 © АНО РИД «НОВАЯ ГАЗЕТА»
Перепечатка материалов возможна только с разрешения редакции
и с обязательной ссылкой на "Новою газету" и автора публикации.
При использовании материалов в интернете обязателен линк на NovayaGazeta.RuRambler's Top100

   


Rambler's Top100

Яндекс цитирования Rambler's Top100