NovayaGazeta.Ru
Всё о газетеПоиск по архивуНаши акцииНаши расследованияКолумнистыФорум «Открыто.Ру»Сотрудники редакцииТелефоны редакцииРеклама в газете

ОБ ЭТИЧЕСКОМ ДАВЛЕНИИ СО СТОРОНЫ ОБЩЕСТВА
Генпрокуратура РФ наложила арест на имущество лицея-интерната «Подмосковный», основанного Михаилом Ходорковским в Коралове двенадцать лет назад
       
Б. М. Ходорковский не уходит со школьного двора.
    
       
Мне говорили: «Сирот они не тронут».
       А я знала: тронут. Логика классовой ненависти заставит.
       Не тормознутся. Уже не в силах. Изнурены своей яростной борьбой. В частности, с «ЮКОСом». Или с преимуществами личности. Того же Михаила Ходорковского, к примеру.
       
       
Из сообщения прессцентра Михаила Ходорковского: «4 мая с.г. следователь Генпрокуратуры Исаков предъявил протокол о наложении ареста на недвижимое имущество и земельные участки лицея «Подмосковный» в Коралове. Таким образом, Генпрокуратура наложила запрет на всякое распоряжение этим имуществом и землей».
       В протоколе не указано, на основании решения какого суда он выписан. И абсолютно неясно, «в рамках каких следственных действий» арестовывается имущество лицея.
       Понятно, что не следователь Исаков принял это решение. Тогда — кто? Я хочу знать этого человека. Его имя, отчество и фамилию. Или то не человек, а орган? Хорошо, пусть орган. Но как называется? Генпрокуратура? Но у нее своих решений нет. Равно как и своих мнений.
       Так кто же? Государство? Но государство одного человека — это не государство. И даже двух-трех или сорока трех человек — тоже не государство. Государство — служебный орган общества. А разве мы, общество, уполномачивали свой служебный орган обижать сирот?
       Кстати, о сиротах.
       Черчилль сказал: «Какая трагедия может быть страшнее, чем видеть детей, чьи жизненные перспективы и надежды разбиты вдребезги в самом начале своего существования». Я очень люблю Черчилля. Но Черчилль, увы, не знал: как, избавив однажды детей от сиротства, можно пытаться — с абсолютно чистой совестью — опять в сиротство их вернуть.
       Ахматова как-то заметила Бродскому: «Достоевский не знал всей правды о зле. Он считал, что если ты зарубил старуху-ростовщицу, то потом до конца жизни тебя будут грызть муки совести и, в конце концов, ты признаешься, и тебя отправят в Сибирь. А мы знаем, что можно утром расстрелять десять-пятнадцать человек, а вечером, вернувшись домой, намылить жене голову за то, что у нее скверная прическа».
       Такая с людьми — уже после Достоевского — произошла антропологическая катастрофа.
       Читатель вправе мне заметить: не надо нагнетать, еще пока никто сирот из лицея на улицу не выгоняет. Тем более не расстреливает. Не те времена. Не сталинские.
       Согласна. Сама не люблю эти параллели. Но я сейчас о другом. О том, что санкционирует общество. А что — не санкционирует.
       До тех пор пока общество санкционирует пусть не хладнокровные убийства, а просто хладнокровные расправы, те, кто принимает эти решения, и те, кто их исполняет, будут действовать с чистой совестью.
       Кстати, когда Иосиф Бродский пересказал слова Ахматовой о Достоевском своему другу, другому Нобелевскому лауреату — Чеслову Милошу, тот возразил ему: «…Давайте не будем забывать, что Раскольников «разрывается» не из-за мук совести, но из-за социального давления. Он раскаивается лишь потому, что смотрит на себя глазами общества, и, конечно, только гений мог увидеть преступника, который сдается именно по этой причине, а не из нравственных побуждений».
       Так вот: остановимся — и это самое важное — на этическом давлении со стороны общества. Правда, вернемся к этому чуть позже. А пока — собственно о лицее. (Делаю это ради тех, кто имеет о нем весьма скудное представление.)
  •        Из досье «Новой»
           — Давай организуем в Коралове небольшой лицей, человек на двадцать-тридцать. Соберем детей-сирот, сейчас их так много. Займись этим.
           — Ты что? С ума сошел? Дети — это ж такая ответственность!
           — Будете там с мамой жить и работать.
           — Нет!
           — Маленьких возьмем.
           — Нет!!
           — Я ж тебе говорю: сирот.
           — Нет!!!
           — А вспомни себя.
           
    (Из разговора Михаила Ходорковского со своим отцом Борисом Моисеевичем Ходорковским, 1992 год.)

       Моисей Семенович Ходорковский погиб в сорок первом. Где-то под Москвой. Могила не найдена.
       Евгения Абрамовна Ходорковская осталась с двумя детьми — восьмилетним Борей и четырехлетней Женей. Работала всю войну на заводе. По две-три смены подряд. Неделями не была дома.
       Маленький Боря копался в помойках, побирался на вокзалах и в электричках.
       
       Коралово — это сорок километров от Москвы. Одинцовский район. Очень красивое место.
       Усадьба XVIII века. Имение князей Васильчиковых, потом Шаховских, потом сменилось еще двадцать два хозяина. При начале советской власти — колония, при конце — дом отдыха профсоюза. Капремонта не было, кажется, с того самого XVIII века.
       Ровно четырнадцать лет назад родителям Михаила Ходорковского — Борису Моисеевичу и Марине Филипповне — наследство досталось печальное. На крышах дома росли березы, окон и дверей не было, обвалившиеся потолки, покосившиеся стены, груды мусора на полу. А вокруг — жуткая грязь и глина. Машины вязли.
       Два года у Б.М. и М.Ф. ушло на восстановительные работы.
       
       Лицей-интернат для сирот «Подмосковный» был открыт 19 октября 1994 года.
       
       Заботу о лицее, конечно, взяли на себя родители Михаила Ходорковского.
       А первым директором стал генерал-пограничник, бывший детдомовец Юрий Григорьевич Мамонов.
       С самого начала принцип набора в лицей был и по сей день остается таковым: дети из очень бедных семей, дети, у которых «целиком нет родителей», то есть абсолютные сироты, или то мамы нет, то папы, или дети, чьи отцы погибли на границах возлюбленного отечества. Мамонов сам лично ездил по границам, по всем горячим точкам и искал таких детей. Как он сказал: «Детей побитых людей».
       В лицее «Подмосковный» никогда не было и нет ни одного блатного ребенка. И ни с кого здесь не берут ни копейки. Это бесплатный лицей.
       В лицее — дети Каспийска, «Норд-Оста», Беслана. Дети войны. Дети «побитых людей» в Афганистане, в Таджикистане.
       Из ада они попали в нормальную жизнь. Где их учат, где их любят, где им читают сказки на ночь. Постоянно возят в Москву: в музеи, театры, церкви. Такая человеческая мирная жизнь. Очень человеческая. Очень мирная. И — очень жизнь.
       Была. До поры до времени.
       3 октября 2003 года, ровно за две недели до ареста Михаила Ходорковского, — генеральная репетиция. Опять же Генпрокуратура РФ при поддержке вооруженных сотрудников силовых органов (для непосвященных замечу в скобках: людей в масках) ворвалась в лицей. Был обыск. Что искали — непонятно. Изъяли компьютерный сервер, за шесть лет до этого подаренный лицею для музея старых компьютеров офисом группы МЕНАТЕП, которую возглавлял тогда, в 1997 году, Платон Лебедев.
       Дети потом долго плакали, не могли уснуть. Врачи ночами подряд сидели у их кроватей, успокаивали.
       
       Позавчера, 9 Мая с.г., в лицее.
       Праздник традиционно начался у часовни. Ее построил Борис Моисеевич Ходорковский на личные деньги. Продал свою дачу, машину и построил часовню.
       Сын ничего не знал. Я спросила как-то: а когда узнал, сильно удивился, что вы у него деньги не взяли? Сильно удивился, помню, Б.М. моим словам: «А при чем тут деньги моего сына? Я это сам должен был сделать. Здесь земля кровью полита. Здесь братские могилы. Здесь проходила оборона Москвы. Здесь солдатиков полегло ужас сколько… И до сих пор находят и мины, и снаряды. Когда мы Коралово реставрировали, здесь все в табличках было: «Осторожно, мины!», и мы за детишек тряслись: не дай Бог, что случилось бы…».
       Часовенка эта для Б.М. — личное очень. Гордость его. И память об отце.
       
       Так вот: возвращаясь к начальникам страны и к этическому давлению на них со стороны общества.
       Начальники страны избегают быть людьми. Они готовы на любые наши жертвы. Во имя своих мнений. Правда, своих мнений тоже нет. Есть напряженная пустота.
       Но вопрос в том, готовы ли мы стать жертвами?
       Слава Богу, готовы не все.
       «Мы призываем российское общество, российскую интеллигенцию встать на защиту лицея «Подмосковный», учредить народную опеку над ним», — говорится в обращении правозащитников, текст которого распространен в минувшую субботу. «Единственная видимая причина этого — стремление нанести удар по опекающим лицей родителям политзаключенного Михаила Ходорковского», — говорится в документе. Документ подписали председатель Московской Хельсинкской группы Людмила Алексеева, Елена Боннэр, председатель Фонда Андрея Сахарова Сергей Ковалев, академик Юрий Рыжов, писатели Людмила Улицкая и Виктор Шендерович, юрист Михаил Федотов и другие.
       
       
       А вот реакция интернет-сообщества на события:
       
       nipika
       Ужасно, когда государственная машина размалывает кости. Позорный для России случай: дети получают урок ненависти.
       
       rimona
       Надо протестовать. Делать что-то более существенное, чем заявление. Этот лицей — один из самых лучших учебных заведений для сирот, даже, пожалуй, единственный такой.
       
       mgtverskoy
       В лицее детей УЧАТ МЫСЛИТЬ. Вот что страшно для всей этой публики.
       
       SVN
       Гражданам вредно знать, что МБХ еще и детский дом построил. Можно сильно подпортить образ олигарха — главного «виновника» народных страданий.
       
       TUM
       Я уверен, кто-то из чиновников хочет там расположить свою дачу… Или чтобы М.Б. Ходорковского сломать… Родители и семья — слабое место любого человека… На сирот им вообще плевать… по ящику ни слова, т.к. это дело хотят скрыть от чужих глаз. Чувствую, детям даже доучиться этот год не дадут…
       
       
       P.S. За неделю до своего ареста Михаил Ходорковский успел открыть новую школу на территории лицея. Школа строилась в расчете на 250 детей. В ближайшем будущем сам детский городок должен был расшириться до тысячи человек. И еще одна школа построится.
       
       Зоя ЕРОШОК, обозреватель «Новой»
       
11.05.2006
       

Обсудить на форуме





Производство и доставка питьевой воды

Translate to...
№ 34
11 мая 2006 г.

Расследования
Отборные люди страны

Прошло сто дней со дня разоблачения «британских шпионов». Почему забросили камень?

Обстоятельства
Генпрокуратура РФ наложила арест на имущество лицея-интерната, основанного Михаилом Ходорковским

Медведи пытаются получить образование. В Саратове идёт захват вузов

Наши даты
Поздравляем Аню Левину!

Москвичам-ветеранам Великой Отечественной войны

Кавказский узел
Юлия Латынина: Дагестану нужна амнистия

Подробности
В «Серебрянниках» беженцы из Чечни вынуждены были объявить голодовку

Пригласительный билет
В Москве пройдёт фестиваль «Нет террору!»

Суд да дело
Убийцы Игоря Домникова предстанут перед судом

В омском суде рассмотрят иск милиционеров к «Новой газете»

Начался суд над Лидией Поповой, которая пыталась спасти бездомных собак

Чиновники скрывают смерть подследственной

Мир и мы
Новый комиссар Совета Европы по правам человека вынашивает план поездки в Россию

Политический туризм
Латвийская трансатлантическая организация распространяет «ценности НАТО» на территории бывшего СССР

Политические игры
Всё, что придумано в стенах Мосгордумы, является собственностью парламентского большинства?

Регионы
Благодаря нацпроекту появилась новая отрасль сельского хозяйства

Женщинам города Звенигова велено рожать за 100 километров от дома

Новости компаний
Бросок на Запад. Россия размахивает газовой трубой

Краiна Мрiй
День Перемоги. Специальный репортаж из майского Киева

Спорт
Тренер Крикунов ждёт, когда у нашей талантливой молодёжи прорежутся зубы

Петржела ушёл в зените. Сотни питерских болельщиков провожали его с цветами и подарками

Исторический факт
Космос под сукном. Первый полёт советских космонавтов мог состояться в 1948 году

Интернет
Два года за «Чернобыль»

Библиотека
Читая по ладони… Карманные библиотеки завоёвывают Россию

Телеревизор
Александра Урсуляк: Как только слышу «ха-ха-ха» — сразу переключаю на другую программу

Свидание
Марк Минков: Бесполезно спрашивать, что происходит с искусством, потому что непонятно, что происходит со страной

Культурный слой
От нас ушел Александр Михайлович Борщаговский

Станислав Рассадин о последней книге Александра Борщаговского

Сюжеты
Метёлки лётчика Антропова совершили посадку в Дарвиновском музее

Театральный бинокль
«Немой театр» ищет автора. Чехова не предлагать

Сектор глаза
Привезенные в Москву работы французских импрессионистов не пожелали быть «памятниками»

АРХИВ ЗА 2006 ГОД
98 97 96
95 94 93 92 91 90 89 88
87 86 85 84 83 82 81 80
79 78 77 76 75 74 73 72
71 70 69 68 67 66 65 64
63 62 61 60 59 58 57 56
55 54 53 52 51 50 49 48
47 46 45 44 43 42 41-40
39 38 37 36 35 34 ЧН 33
32-31 30 29 28 27 26 25
24 23 22 21 20 19 18 17
16 15 14 13 12-11 10 09
08 07 06 05 04 03 02 01

RSS

«НОВАЯ ГАЗЕТА»
В ПИТЕРЕ, РЯЗАНИ,
И КРАСНОДАРЕ


МОМЕНТАЛЬНАЯ
ПОДПИСКА
НА «НОВУЮ ГАЗЕТУ»:

ДЛЯ ЧАСТНЫХ ЛИЦ
И ДЛЯ ОРГАНИЗАЦИЙ





   

2006 © АНО РИД «НОВАЯ ГАЗЕТА»
Перепечатка материалов возможна только с разрешения редакции
и с обязательной ссылкой на "Новою газету" и автора публикации.
При использовании материалов в интернете обязателен линк на NovayaGazeta.RuRambler's Top100

   


Rambler's Top100

Яндекс цитирования Rambler's Top100