NovayaGazeta.Ru
Всё о газетеПоиск по архивуНаши акцииНаши расследованияКолумнистыФорум «Открыто.Ру»Сотрудники редакцииТелефоны редакцииРеклама в газете

«КРУТОЙ МАРШРУТ», или НА ОДНОЙ СЦЕНЕ С ГЕРОИНЕЙ
15 апреля — пятидесятилетие «Современника». Наши соседи по Чистым прудам доказали: творческий коллектив может жить долго и успешно
       
(Фото — "Современник")
     
       
Задолго до постановки Волчек «Крутого маршрута» читаю книгу Гинзбург, только что вышедшую. Читаю и реву, именно не плачу, а реву страшным ревом, с красным носом, со вспухшими глазами, с разводами на страницах, реву, не переставая, в голос, иногда утыкаясь в книгу лбом, хочу с ней расстаться, прекратить эту пытку — и не останавливаюсь, пока не закрою последнюю страницу.
       Эта книга — первое испытание на «чувство» на этом пути. По первой части «Крутого маршрута» в 1989 году Галина Борисовна Волчек решила поставить спектакль. Ею был сделан первый, очень опасный и очень дерзкий шаг. Опасный потому, что эта тема очень сложна для того, чтобы вынести ее на сцену… потому что еще живы люди, прошедшие через этот ад, которые помнят это своей кожей, которые никогда не забудут все, через что они прошли, у которых это осталось в их не только физической, но и эмоциональной памяти. Эти люди живы, перед ними нельзя соврать, их нельзя обмануть, нельзя НАМ — не оправдать. Опасно потому, что малейший обман, ложь превращаются в кощунство. Дерзко потому, что впервые ЭТО — на сцене.
       Вскоре после начала репетиций к нам приходят «консультанты» — пожилые женщины: Паулина Мясникова, Надежда Иоффе… Каждой лет — под 70. Обращаясь друг к другу, называют себя «девочки», вспоминают подробности, вспоминают ТАК, как если бы это было вчера… Все время слышишь: «А помните, девочки, когда входил охранник, мы должны были… А помните, что мы ночью, когда спали по двое на нарах, переворачивались на другой бок одновременно (узко, можно повернуться только вместе)».
       Всё вместе: с утра до ночи и ночью; стыдно, ужасно, беззащитно — женщины…
       — А помните, когда мы выносили парашу (огромный неподъемный бак), нам приносили палку, мы продевали ее через ручки этого бака, чтобы вынести вдвоем?
       Сколько весил этот бак? И в состоянии ли его вынести две женщины?!
       Павочка Мясникова. Мы звали ее только Павочка, всегда без отчества, не от амикошонства, но от любви, от нежности, от желания приблизиться к ней.
       Одна из первых репетиций на сцене. Мы, все участвующие в спектакле, сидим на полу, среди нар, деревянного стола, железных кружек, котомок, узлов с тюремным скарбом. Павочка… Белый кружевной (почти детский или школьный!) воротничок, очень аккуратный, отглаженный, серое платье, туфли на маленьком каблучке, прямая, очень прямая спинка, седые, только что завитые на бигуди волосы, глаза — так открыто, с интересом, без многолетней боли смотрящие на нас. Это поражало! Пройдя эту страшную 20-летнюю жизнь, эти нечеловеческие испытания, пройдя весь этот очень крутой маршрут, сохранить и не потерять, а значит, и иметь с самого начала этот взгляд. Но, наверное, только имея его в себе, и можно было не только выжить, но и жить дальше — без ненависти, злобы, напротив, не потеряв любви, а как будто умножив ее!
       Стоит, что-то рассказывает… Я, заметив неловкость, что она стоит, а мы, хоть и на полу, сидим: «Павочка, вот стул, сядьте, пожалуйста, а то неловко как-то». Она — с таким коротким и отрицающим жестом: «Нет-нет, я очень легко стою. Вы знаете, я однажды на конвейере (конвейер — это когда допрос длится без остановки 5—6—7 суток, следователи меняются каждые два часа, а подследственный стоит без еды, питья, сна, туалета. — М.Н.) пять суток простояла по колено в воде и даже (это было сказано с какой-то гордостью. — М.Н.) не потеряла сознания! А мужчины, между прочим, падали на вторые сутки!».
       Павочка (близкая подруга Евг. С. Гинзбург) и ее «девочки» приходили к нам на все репетиции, вспоминали, рассказывали, помогали, снова проживали…
       Репетиции, репетиции, прогоны. Они, эти «девочки», не знали хорошо про театр, они не могли что-то сказать нам после очередных прогонов, и даже после генерального; мы все ждали и волновались, зная, что настанет день премьеры, в зал войдет зритель, среди них будет много тех, кто знает про «это» не понаслышке и не из книг и чьих-то рассказов. Войдет этот настоящий зритель, и тогда-то все и решится: случилось это или нет?! Настоящее это или театр, который взял на себя такую смелость — дерзость вынести это на их суд… Премьера…
       Спектакль идет, мертвая тишина, он закончился, опять мертвая тишина — сколько она длится? Не помню. И после этой бесконечной и пронзительной тишины зал встал. Значит, мы их не обманули. Но Павочка ко мне после спектакля не подошла, я же, честно говоря, ждала только этого, но понимала, что ей трудно воспринимать меня, совсем не похожую на Евг. Гинзбург — ее близкую подругу, я понимала, что ей трудно что-то сказать. Она не зритель, она соучастник…
       На следующее утро у меня дома — телефонный звонок. Снимаю трубку. Павочка: «Простите, Марина, я вчера к вам не подошла, вы очень устали (! — М. Н.), но я хотела вам сказать: когда вы вошли в камеру и сказали: «Женя» и протянули руку, мы с девочками вздрогнули. Женя так всегда смотрела, протягивала руку и говорила: «Женя». Я так опять заревела!».
       Вернее, заревели мы обе! Но это не про меня; это про Павочку: каким же деликатным надо быть человеком, чтобы постесняться подойти после спектакля, потому что «устала». И как часто потом она меня удивляла этой поразительной тонкостью, деликатностью и тактом!
       …Мы ехали в Америку на гастроли со спектаклем «Крутой маршрут». Галина Борисовна очень хотела, чтобы Павочка впервые побывала за границей, и решила ввести ее в спектакль как некий «крупный план».
       И снова репетиция по вводу Павочки: камера, надзиратель называет ее номер, фамилию — Мясникова: «На выход!». И впервые она с нами на сцене. «Номер… Мясникова, на выход!». Только один ее проход по сцене, но что с нами было, когда она вышла! Когда она «вернулась» в то время! Ее тело, глаза, руки, ноги — все вспомнило этот ужас, перелистнулась жизнь назад — это было абсолютно физическое возвращение! Мы — все, кто был в этот момент на сцене, — заревели на 20 голосов, а она шла, наверное, как тогда: «Номер такой-то! Мясникова, с вещами — на выход!», — даже с каким-то удивлением глядя на нас, и вдруг, вне режиссуры, выходя из камеры, отдала свой кусок хлеба, свою пайку… все вспомнила.
       Потом было множество гастролей: Германия, Швейцария, Америка — зал вставал и рукоплескал нам, но в первую очередь — ей: Паулине Степановне Мясниковой, глядя на нее настоящую живую, не веря, что это может быть, что это было.
       И я никогда не забуду ни ее прямой спины, ни ее глаз, ни ее седых кудряшек, ни ее белого кружевного, почти школьного, воротничка…
       
       Марина НЕЕЛОВА, специально для «Новой»
       
06.04.2006
       

Обсудить на форуме





Производство и доставка питьевой воды

Translate to...
№ 25
6 апреля 2006 г.

Обстоятельства
Хозяин — баррель

На что не жалко

Больных просили потерпеть

Наградной отдел
Родина выдвинула Путина в почетные граждане

Отдельный разговор
Лидеров стран «Большой восьмерки» планировали допрашивать блатные

Открытое письмо участника проекта «Великолепная восьмерка» президенту Путину

Администрация президента — друг детей

Армия
Мама сама снимала экспертизу на видео…

В Ижевске забирают в армию прямо с митинга против призыва

Митинги.Ру
В Самаре опять бастуют жители общежитий

Плата за жульё
За наши и ваши поправки. Часть III

Власть
Тверская Дума заседает в СИЗО

Суд да дело
Бывший офицер ФСБ Трепашкин объявил сухую голодовку

Выигрывает тот, кто успел «зарядить» судью раньше

Пичугину выносят обвинение по телевизору

Регионы
Полковник строил дачу… Будет жить за казенный счет

Новости компаний
«Сибнефть» без боя не отдадут

Мелкие операторы сотовой связи по 10 месяцев ждут элементарных решений

Финансы
Сбербанк — почти в каждой квартире, купленной через ипотеку

Экономика
Экономикам России и США нанесен серьезный уран

Точка зрения
Кому служат православные политтехнологи?

Краiна Мрiй
Наш корреспондент — в тюрьме ЦРУ

Специальный репортаж
Китайцы все очень разные и… похожи на нас

Исторический факт
125 лет назад произошел первые теракт против главы российского государства

Московский наблюдатель
Угрожают ли концерты собору Василия Блаженного?

Наука
В космосе всё запущено

Медицина
Теперь и российские врачи знают, как лечить остеопороз

Спорт
В горно-лыжном кубке победили офисные работники

Над Магниткой кружат ястребы

Барсы на рельсах

Четвертая власть
Завершился пятый Всероссийский конкурс школьных изданий

Телеревизор
Мы все под мушкой

«Лучшие» шутки телеканалов

Кинобудка
«Союзмультфильму» — 70 лет. Последние 16 лет его существования сопровождались скандалами…

Иван Дыховичный сделал «Вдох – выдох»

Театральный бинокль
Домового ли хоронят?

15 апреля — пятидесятилетие «Современника»

Музыкальная жизнь
Продюсер Александр Пономарев: Будем ждать новую музыкальную революцию

Сюжеты
Миллионы президента кратера. Правитель Луны распродает недвижимость

АРХИВ ЗА 2006 ГОД
98 97 96
95 94 93 92 91 90 89 88
87 86 85 84 83 82 81 80
79 78 77 76 75 74 73 72
71 70 69 68 67 66 65 64
63 62 61 60 59 58 57 56
55 54 53 52 51 50 49 48
47 46 45 44 43 42 41-40
39 38 37 36 35 34 ЧН 33
32-31 30 29 28 27 26 25
24 23 22 21 20 19 18 17
16 15 14 13 12-11 10 09
08 07 06 05 04 03 02 01

RSS

«НОВАЯ ГАЗЕТА»
В ПИТЕРЕ, РЯЗАНИ,
И КРАСНОДАРЕ


МОМЕНТАЛЬНАЯ
ПОДПИСКА
НА «НОВУЮ ГАЗЕТУ»:

ДЛЯ ЧАСТНЫХ ЛИЦ
И ДЛЯ ОРГАНИЗАЦИЙ





   

2006 © АНО РИД «НОВАЯ ГАЗЕТА»
Перепечатка материалов возможна только с разрешения редакции
и с обязательной ссылкой на "Новою газету" и автора публикации.
При использовании материалов в интернете обязателен линк на NovayaGazeta.RuRambler's Top100

   


Rambler's Top100

Яндекс цитирования Rambler's Top100