NovayaGazeta.Ru
Всё о газетеПоиск по архивуНаши акцииНаши расследованияКолумнистыФорум «Открыто.Ру»Сотрудники редакцииТелефоны редакцииРеклама в газете

20 ЛЕТ ЗА ПЯТЫЙ ПУНКТ
Правоохранительные органы успешно имитируют борьбу с наркомафией, пока страна захлебывается героином
       
Анна ПОЛИТКОВСКАЯ, автор       
Героиновая дымка — это то, что уже отличает нашу страну из космоса. Все — в героине, везде — героин, и каждый желающий в любой момент имеет все возможности сесть на иглу. Это именно так, даже если лично вы этого не видите. А кто же с этим борется и как?
       
       Сватовство
       У цыган, как и у тех же чеченцев, сватовство и свадьба — это строго расписанные ритуалы. На них должен быть Старший — по возрасту и по степени уважения в сообществе. 6 июня 2004 года, в период повсеместного становления службы наркоконтроля в нашей стране, в собственном доме в поселке Лужки, который есть часть города Орла, лежал на диване немолодой цыган Москаленко Георгий Николаевич (а попросту Жорик, как его называют все, кто знает). Лежал, потому что болел: только сняли гипс со сломанной ноги. Днем к нему, 65-летнему, авторитетному, владеющему собственным бизнесом цыгану, приехали сородичи — просить быть Старшим в цыганскую семью Жуковских из деревни Овсянниково, приехали сватать дочку из другого района, из Ливен.
       Традиции обязывают — встал Жорик с дивана и поехал. У Жуковских в Овсянникове лишь успели сесть за стол и выпить по рюмочке, как залетели какие-то люди в масках и камуфляжах, без эмблем и знаков отличия, поукладывали всех на пол, включая детей. У Жорика достали две тысячи рублей из кармана, сняли золотые часы на браслете, цепь с крестом. Рядом с Жориком на полу лежал собственно хозяин дома — русский человек Николай Кураков, бывший военный, уволившийся подполковник, это он сдавал свое владение Жуковским, а 6 июня пришел крышу крыть. Отставнику Куракову сломали несколько ребер и тоже забрали деньги.
       
       Кто это были?
       Лежа рядом на полу, Жорик и Кураков решили, что разбойники пришли грабить очередной цыганский дом, такое бывало часто в Орловской области в 2004 году. Когда все стало подходить к концу, нападавшие спросили старика Москаленко: «А ты-то кто?». Тот: «Я гость, я — из Лужков». И они надели ему черный мешок на голову и сказали: «Поехали в Лужки».
       Значит, точно, грабители. Жорик еще больше уверился в этой версии и не сопротивлялся: ограбят и отпустят. Приехали в Лужки, и там началось то, что можно оценить именно как разбой, совершенно беспардонный, на виду у массы свидетелей.
       Когда будет суд, их, из числа соседей Москаленко, выступит 20 человек — люди разных национальностей, которые видели 6-го вечером, что творилось: как взламывали двери, переворачивали матрасы, забирали деньги — их хранили под матрасами, по старой привычке, — и всего полакомились 80 тысячами… А потом Жорику нацепили наручники, вывели во двор, посадили в «Газель», монтировкой открыли его «девятку», стоявшую во дворе, напрямую соединили провода — и колонна двинулась в сторону Ливен. Это 135 км. Все время пути Москаленко били.
       На границе Орловской и Липецкой областей колонна остановилась. Жорику предложили: «30 тысяч баксов», и «ты — туда, мы — сюда». Жорик ответил: «Нет». И тут ему открыли, кто есть «мы»: наркополицейские. Они втиснули Жорика в его «девятку». Воткнув ствол под ребра, заставили сделать круг с только что сросшейся ногой и сняли все на видео. И уже вечером по «Дежурной части» показали: вот орловский цыган едет героин продавать, 2 кг, а липецкие наркополицейские его взяли с поличным.
       Это были сотрудники липецкого управления Госнаркоконтроля, что впоследствии полностью подтвердилось на многочисленных судебных заседаниях. Они приехали в Овсянниково в эскорте сватов со стороны жениха. То есть кто-то из цыганской среды был их наводчиком: у кого среди цыган есть деньги. Жорик — действительно та самая персона, он крепкий местный предприниматель.
       Наркоконтролеры транспортировали цыгана за несговорчивость в СИЗО в Ельце, где он так и сидит — уже летом будет как два года. Обвинение, ему предъявленное, состоит в следующем: вроде бы два наркооперативника из Липецка внедрились в орловскую преступную группировку, договорились о поставке крупной партии героина на границу с Липецкой областью, Москаленко якобы привез эту крупную партию, внедренные ее якобы купили у него за 700 тысяч рублей, и Москаленко был задержан на месте совершения преступления у населенного пункта Чарнава Липецкой области…
       Судам (заседания проходят в Измалковском районном суде Липецкой области — по месту «сбыта») не видно конца-края: масса свидетелей дает показания, что обвинение дутое (Москаленко, напомню, выводили в наручниках из его собственного дома в Лужках при скоплении свидетелей, а не задерживали у Чарнавы). Не произведена экспертиза «того самого героина». Не установлена принадлежность героина: откуда он? Может, героин был у Жуковского? Или привезли его ливенские «сваты»? Но они не допрошены…
       Судья, ясное дело, понимает, кого он ДОЛЖЕН осудить, и поэтому пытается хоть какие-то доказательства найти — и не в состоянии, предпочитает тянуть…
       На то и расчет. Общество не с «ними» — общество, воспитанное на коллективной национальной вине, против «них». Можно не беспокоиться.
       
       Взяткоемкости
       В этом деле — у разных его фигурантов-потерпевших — три орловских адвоката.
       — Поймите, мы также совершенно не хотели браться за это дело, — рассказывает адвокат Жанна Есипова. — К нам в консультацию пришла немолодая цыганка. Просила защитить брата: его забрали по 228-й статье ч. 3 — сбыт наркотиков. Мы отказывались: цыгане, наркотики — только не это … Через пару дней, 9 июня, — звонок от той же женщины, сестры Жорика, Любови Николаевны Москаленко, умоляет приехать к ней, плачет: «Что творится!.. Они здесь!». Мы поехали, хотя очень не хотелось. И на месте, в Лужках, застали жуткую картину. Во дворе дома Москаленко стоят человек пять, которые окружены людьми с автоматами. Один — на порожках дома, в гражданском, безо всяких опознавательных знаков, и держит пистолет, направленный прицельно на людей во дворе.
       Мы подходим, представляемся и спрашиваем: «А вы кто?». — «Мы не будем представляться». — «А кто старший?» — «В доме». Там — люди и в камуфляжах, и в гражданском, в одной из комнат сидит женщина в гражданском и сестра Жорика. Женщина — следователь управления Грязинского МРЭО Липецкого управления госнаркоконтроля. Васильева Надежда Александровна.
       Я ее спрашиваю: «У вас есть ли ордер на обыск? Или иной правоустанавливающий документ, дающий право находиться тут с вооруженными людьми?». «Нет, — отвечает, — ничего нет, я сестру допросить пришла». Но тут же дает всем команду уходить. В машине же, оказывается, находится еще и Мещеряков, начальник розыска Грязинского МРЭО, — лично присутствовал при вопиющем беззаконии.
       На порожках дома, прямо в моем присутствии, Васильева говорит сестре Жорика (верх цинизма!): «Ну как будем решать вопрос?». Конечно, надо было «решать»: подключать компетентные органы, давать взятку, фиксировать ее и сажать «оборотней», но с учетом национальности и малограмотности объяснить сестре, что надо изобличать требующих взятку, оказалось невозможно.
       Сестра обратилась в милицию на следующий день — по краже. Милиция все зафиксировала и возбудила дело по факту грабежа. Также по заявлению избитого Куракова из Овсянникова — хозяина дома, и по факту нападения на дом Куракова 6 июня.
       — Я представляю интересы Куракова, — говорит адвокат Анна Плотникова. — В рамках этого уголовного дела было произведено опознание по фотографиям — и сотрудников Липецкого наркоконтроля узнали свидетели. Была официально опознана и Васильева, которая участвовала в нападении не только 9 июня, но и 6 июня. Естественно, было зафиксировано в рамках этих уголовных дел, что Москаленко и Кураков рядом лежали в доме Куракова именно в тот момент, когда, согласно обвинительному заключению и версии Васильевой, он совершал сбыт героина более чем в сотне километров от Овсянникова. То есть было установлено, что преступления — сбыта — Москаленко совершить просто не мог.
       
       Прачечная-химчистка
       Что дальше? Если все так, далее должны были последовать задержание и арест липецких наркополицейских — это логично вытекало из хода расследования и дела Москаленко, и параллельных ему дел. Сделать это могла лишь Орловская областная прокуратура, ведь речь шла о команде на задержание сотрудников из другой области. И воли у прокуратуры не хватило.
       Как только эта слабина стала очевидной, поднялась обратная волна. Из наркополицейских стали делать «гонимых наркоторговцами и их пособниками».
       И теперь самое время уточнить, кто же, кроме двух русских женщин, третий адвокат по делу Москаленко. Это чеченец — Адам Муртазов. Единственный чеченец-адвокат во всей Орловской области. Адам Данильбекович 20 лет живет и работает в Орле, но теперь это его не спасает. Публичное шельмование адвоката Муртазова, посмевшего слишком активно войти в дело Москаленко и не остановиться перед столь чудовищными поступками правоохранителей, движется полным ходом. В СМИ области склоняется идея о существовании в Орловской области «преступного сообщества цыгана-«наркобарона» и защищающего его чеченца-«бандита».
       В газете «Орловские новости» выходит статья, где адвокат оказывается уже и наркодилером, осуществляющим защиту другого наркодилера... Да, к Муртазову после выхода статьи пришли 12 орловских адвокатов — предложили помощь в защите его чести и достоинства в суде, и эти 12 — не друзья его личные, а просто коллеги, знающие, как он работает, и уверенные, что, как бы дело ни обстояло, преступно идентифицировать адвоката с его подзащитными.
       — Естественно, мы судимся сейчас с газетой, — говорит Адам Муртазов. — Это не могло не возмутить: если кто-то будет защищать убийцу — он что, тоже убийца?..
       Однако после выхода статьи, которая рассказывала о героизме наркополицейских, противостоящих мафии, произошли и еще более серьезные события: дело Москаленко затребовала Генпрокуратура, потому что откуда ни возьмись вынырнул запрос Жириновского, что негоже, мол, бочку катить на наркополицейских, а надо бы жестче с цыганами… И вскоре было отменено постановление о розыске липецких наркополицейских (такое было в деле, несмотря на то что всем известно, где они, — на своих рабочих местах)…
       
       Кто мафия?
       В чью защиту этот материал? Ни в чью. Жалею ли я Москаленко? Конечно, ему 65 лет, у него треть желудка, у него 228-я ст. ч.3, максимальный срок 20 лет, а ему и 10 хватит… Но он — часть среды, которая торгует наркотой повсеместно, а авторитет Москаленко нужен ей лишь для соблюдения ритуалов? Это мешает полновесно его жалеть — честно. Да, в тяжелейшей ситуации оказался адвокат Муртазов, но он благодаря коллегам выйдет победителем — не сомневаюсь.
       Но что делать с остальным? Если Васильева в стране лучший антинаркотический следователь (а она таковой считается в своем ведомстве), то кто же в стране, собственно, наркодилеры? Кто у нас сидит? Настоящая наркомафия? Или только та, что не смогла расплатиться? И сколько раз по «30 тысяч баксов» позволяли очередной порции наркополицейских и наркобаронов расходиться в стороны? Никто не знает. Отличить имитацию от борьбы просто не представляется возможным...
       Кстати, в федеральном Госнаркоконтроле ответили: «знаем», что не все благополучно в Липецком управлении, но «дождемся решения суда»… Но пока «дожидаемся», ведь умрут еще сотни купивших героин… Почему наркоборцам их совершенно — абсолютно — не жалко?
       
       Анна ПОЛИТКОВСКАЯ, обозреватель «Новой»
       
27.03.2006
       

Обсудить на форуме





Производство и доставка питьевой воды

Translate to...
№ 22
27 марта 2006 г.

Санкт-Петербург
Фонтанка нефти и Мойка денег. Петербург превращают в бюджетный офшор

Финансы
Почему у премьера не получается отправить в отставку инфляцию

Первые лица
Рогозин поддается утилизации

Политические игры
Партия власти берет детей через школьный дымоход

Станционный смотритель
Новая постановка политического театра: Три сестры и батька

Рублевка. Улица синих фонарей

Волобойские вести

Тупики СНГ
Режим Лукашенко уже трухнул

Назарбаев не берет исламистов на веру

Мир и мы
Жак Ширак — об историческом значении российско-украинского газового спора

Армия
Цена спасения детей от армии увеличится многократно

Элитная дивизия: дети чиновников, отлученные от службы в армии

Очередной саратовский призывник оказался в госпитале

Точка зрения
Андрей Рябов: Иванову всё по свисту

Громкая победа над страшным врагом: женщину ударили по голове

Подробности
Здоровью Ларисы Малюковой больше ничего не угрожает

Обстоятельства
У олигархов в России два пути: орден или ордер

Отдельный разговор
Ирина Ясина: Подаем в Басманный суд. А вдруг?

Можно ли арестовывать цивилизацию?

Новости компаний
«ЮКОС» выходит на американский рынок. Правосудия

Депутаты запросили посадку главы авиакомпании «КрасЭйр»

Шпионский сериал от продюсеров «дела «Мегафона»

Расследования
Наши спецслужбы — на территории бывшего Союза

Правоохранительные органы успешно имитируют борьбу с наркомафией

Кавказский узел
Криминальные будни Дагестана

Суд да дело
Прокуроры снова идут по следам военных преступлений

Приватизация коммуны

Митинги.Ру
Подмосковье: сельские жители не хотят быть горожанами

Омск: пригород хочет быть городом

Омичей не хотели пускать на Горбатый мост

Цена закона
Почему из центра Москвы исчезла антиигорная агитация

Депутаты Госдумы одобрили концепцию закона об игорном бизнесе

За рулем
Автомобилисты добились освобождения Щербинского. Но это — только начало пути

Олег Щербинский: Я не сомневался в справедливом исходе дела

Четвертая власть
В Туле закрывают независимую телекомпанию «Плюс 12»

Медицина
Пенсионеры дышат на терапевта

Регионы
Курица — враг человека

Вольная тема
По всей России — птичий хрип

Штрихкод
Вы всё ещё кипятитесь?

О детях — серьезно
Малыш и Карлсоны. Сказка для тех, кто не умеет читать

Интернет
Французский парламент предложил метод борьбы с контрафактом

Наши даты
Александр Яншин. Он вернул нам Вернадского

Личное дело
Александр Гаррос. Мейлы рижскому другу

Спорт
Ледовое побоище и плей-офф Стеблина

Наши на чемпионате мира по фигурному катанию

Кинобудка
Фильмы, пораженные в правах: энциклопедия русской жизни последнего десятилетия XX века

Театральный бинокль
В Москве закрывается популярный мюзикл

Открывается XII театральный фестиваль «Золотая маска»

Свидание
Сергей Фролов — человек-playstation

Марина Неелова. Ветер в «Вишневом саду»

АРХИВ ЗА 2006 ГОД
98 97 96
95 94 93 92 91 90 89 88
87 86 85 84 83 82 81 80
79 78 77 76 75 74 73 72
71 70 69 68 67 66 65 64
63 62 61 60 59 58 57 56
55 54 53 52 51 50 49 48
47 46 45 44 43 42 41-40
39 38 37 36 35 34 ЧН 33
32-31 30 29 28 27 26 25
24 23 22 21 20 19 18 17
16 15 14 13 12-11 10 09
08 07 06 05 04 03 02 01

RSS

«НОВАЯ ГАЗЕТА»
В ПИТЕРЕ, РЯЗАНИ,
И КРАСНОДАРЕ


МОМЕНТАЛЬНАЯ
ПОДПИСКА
НА «НОВУЮ ГАЗЕТУ»:

ДЛЯ ЧАСТНЫХ ЛИЦ
И ДЛЯ ОРГАНИЗАЦИЙ





   

2006 © АНО РИД «НОВАЯ ГАЗЕТА»
Перепечатка материалов возможна только с разрешения редакции
и с обязательной ссылкой на "Новою газету" и автора публикации.
При использовании материалов в интернете обязателен линк на NovayaGazeta.RuRambler's Top100

   


Rambler's Top100

Яндекс цитирования Rambler's Top100