NovayaGazeta.Ru
Всё о газетеПоиск по архивуНаши акцииНаши расследованияКолумнистыФорум «Открыто.Ру»Сотрудники редакцииТелефоны редакцииРеклама в газете

ДЕДОВСКИЕ МЕТОДЫ
       
       
Свершилось, как говорится. Вся верхушка Минобороны и сам президент занимаются судьбой покалеченного солдата из Челябинска. Полетели со своих постов два генерала, а против четырнадцати человек из «засветившейся» части возбуждено уголовное дело. История вышла на первые полосы газет; о ней, как о событии политического значения, сообщают новостные передачи центральных телеканалов. Не было еще такого на постсоветском пространстве!
       Язык не повернется сказать «повезло солдатику», и все же... Ведь тысячи его безвестных собратьев по несчастью так и остались болью своих родных, и никого другого. А несколько лет сотрудничества с Союзом комитетов солдатских матерей России и десятки прошедших через мои руки писем дают мне право для подобных утверждений.
       А теперь представим на минуту, что дело Сычева приняло несколько иной оборот. Скажем, врачи челябинской горбольницы не сообщили о случившемся в местный Комитет солдатских матерей или в Челябинске просто не оказалось такового (а они есть не во всех городах). Или же медикам не удалось вырвать Андрея из лап смерти. Что ж, спрогнозировать реакцию военного начальства и в том и в другом случае не так уж трудно.
       Как ни кощунственно это прозвучит, но летальный исход для него в каком-то смысле даже выгодней. Как говорил наш бессмертный вождь и учитель, нет человека, нет проблемы. По соседству с Комитетом солдатских матерей России в маленькой комнате сидят за столами несколько женщин во главе с журналисткой Вероникой Марченко. Это «тихая» группа называется «Право матери» и осуществляет она консультативную и юридическую помощь родителям солдат, погибших во время службы в армии. Она и в самом деле тихая, потому что убитые горем родители не склонны к бурным эмоциям и там не кипят такие страсти, как у их соседей. Так вот спросите у этих женщин, часто ли у их подопечных можно встретить на руках заключение о том, что сын погиб в результате истязаний. Почти никогда. Разные там бывают формулировки, порой весьма хитроумные, но сводятся они, в конечном счете, к тому, что насильственной смерти не было, а, следовательно, нет и виновников.
       Сложнее бывает, когда сам избитый или изувеченный налицо. Здесь трудно сделать вид, будто бы не было никакого ЧП и «унтер-офицерская вдова сама себя высекла». Но все равно уголовное дело возбуждается лишь в крайних случаях, да и то зачастую под давлением комитетов солдатских матерей. Обычно же главный виновник попадает на гауптвахту, а затем, если подошел срок, по-тихому демобилизуется. А кто-то из офицеров отделывается простым взысканием.
       Я не знаю, почему судьба Андрея Сычева сложилась не по предписанному ей всей предшествующей 30-летней армейской практикой сценарию. Звезды что ли сложились по-другому на небесах? Или, может быть, ангелы-хранители детей, которых он, как говорят, очень любил, достучались до самого Господа Бога? Но хочется верить, что этот крошечный в масштабах страны эпизод станет той трещинкой, которая расколет, наконец, ледяную глыбу дедовщины. Или, во всяком случае, подвинет наше общество к рубежу, возврат с которого к прежнему положению вещей сделается невозможен.
       А прецеденты тому в истории, между прочим, бывали. Например, случай с унесенными на плоту в открытый океан четырьмя советскими пограничниками, подобранными на сороковой день американским военным судном, когда и надежды, можно сказать, почти уже не осталось. Ведь именно с этого чудесного, хоть и не совсем ловкого для советской стороны спасения (наши-то парней не искали, и американцы наткнулись на них чисто случайно) и началось в 1958 году потепление международной обстановки и первая фаза отката «холодной» войны. Так что и нынешняя жертва — Андрей Сычев — вполне может стать тем камешком, от которого свергаются лавины, и очень бы хотелось надеяться — последней жертвой.
       Правда, военные (а вслед за ними и президент) не устают повторять, что начинать, мол, надо не с армии, и что наша армия есть только слепок с общества. Но это, позволю себе заметить, лишь лукавая уловка, чтобы снять с себя моральную ответственность за все ужасающие издержки «неуставных отношений». Потому что, если на то пошло, это скорее наше общество — слепок с армии, слепок со всех, вообще, силовых структур, начиная с тюремно-исправительного ведомства и кончая милицией. Посчитайте, сколько российских граждан прошло через Афган и Чечню, сколько их прошло через зону или отслужило в рядах коррумпированной милиции, а затем приплюсуйте к ним всех демобилизующихся из пораженной вирусом дедовщины армии и вы поймете, какой вклад в менталитет нашего общества вносит этот государственный сектор.
       Когда-то на встрече с писателями, пожаловавшимися ему на нехватку в окружающей жизни достойных подражания героев, Сталин произнес примечательные слова: «У меня нет для вас другого народа». Точно так же и у президента Путина нет для министра обороны Сергея Иванова «другого народа», тем более что служить зачастую идут далеко не лучшие. Тогда как «лучшие» всеми правдами и неправдами стремятся уклониться от «почетною долга», дабы не разделить судьбу Андрея Сычева. И так будет продолжаться до тех пор... «Пока наша армия не перейдет на контрактную систему», — вторят друг другу десятки газетных, теле— и радиожурналистов, пишущих на армейскую тему. Но то же самое писали они и десять, и пятнадцать лет назад, а профессиональной армии у нас как не было и нет, и совершенно очевидно, что ни завтра, ни через год она по мановению волшебной палочки не появится. А в казарме, меж тем, все так же правят бал подонки с уголовными наклонностями или уголовным опытом, и тысячи ни в чем не повинных наших парней живут под ежедневным прессом отвратительной дедовщины, а после возвращаются в жизнь с изувеченным здоровьем или деформированной психикой, если вообще возвращаются... Так что же сделать, чтобы уже сегодня порвать этот замкнутый круг?
       Говорят, что в дивизии генерала А. Лебедя дедовщины не было. Потому что сам комдив лично разбирался с каждым подобным случаем, а уж его примеру вынуждены были следовать и другие офицеры. Хотя существовать при дедовщине им, между прочим, куда удобнее. Удобней, когда солдат-первогодок живет в страхе божьем, не смея поднять головы и подчиняясь воле нескольких спевшихся «дедов». Ни тебе проблем с дисциплиной, ни с претензиями отдельных «зарвавшихся» выскочек. У социологов это называется самоорганизация. Царствуй лежа на боку, если, конечно, позволяет совесть...
       По определению, никакой новичок не способен сам по себе выстоять в замкнутом коллективе, основанном на культе силы и наглости. Это только в художественных фильмах бывают примеры обратного порядка. А вот вдвоем уже легче, и, может, поэтому, как правило, благополучно складывается в армии судьба близнецов, которых, по инструкции, положено направлять в одну часть. Но ведь близнецов по статистике только пара на 80 новорожденных, а как же быть остальным?
       Мне уже приходилось писать о том, чем оборачивается для солдата срочной службы система экстерриториального формирования нашей армии (ЛГ 1997 г., № 32; «Труд» 1997 г., № 223 ). Это не только отрыв от дома, от которого он оказывается зачастую за многие тысячи километров, но и полный обрыв социальных, земляческих и прочих естественных человеческих связей, с которыми он сжился на гражданке. Это невозможность найти сочувствие и опору в лице однокашника, друга-соседа или просто земляка, когда каждый выживает в одиночку, а комфортно чувствуют себя лишь так называемые «стайные» мальчики, привыкшие жить по законам улицы и быть на подхвате у местного криминального авторитета. Уж они-то точно знают, что если сегодня ты «шестерка», то завтра — «дед»; и то и другое состояние для них равно естественно. Увы, казарма топчет именно личность, и это-то самое страшное.
       Парадоксально, но факт: солидарность заключенных в наши дни вещь куда более осязаемая и реальная, чем воспетое в стихах знаменитое армейское братство. Мать одного из солдат, хлебнувшего в своей части унижений и издевательств только из-за того, что пришло на него определение местного суда с требованием доставить по этапу домой за какую-то пустячную кражу, рассказала в письме Комитету солдатских матерей, как делились с ним последним заключенные (в части ему не дали захватить с собой даже зубную щетку), как таскали его на себе, когда совсем обессилел, подцепив в пути желтуху.
       Тем, кто забыл или не знает, напомню: до революции в царской России солдат или офицер поступали не в армию «вообще», а в полк, приписанный к определенному региону. И как бы далеко ни дислоцировался он от родных мест, но нижегородцы служили, как правило, с нижегородцами, а донские казаки в окружении своих же станичников. И эти земляческие связи в значительной мере цементировали армию, способствовали укреплению ее патриотического и морального духа.
       А в первые годы советской власти и вовсе возобладала милиционная система, когда каждая воинская часть являлась как бы продолжением заводского цеха, фабричного поселка и т.д. Правда, от этого по разным причинам вскоре отказались, и не в последнюю очередь потому, что манипулировать такой «атомизированной», лишенной социальных корней послушной солдатской массой было не в пример сподручнее. Сегодня ее можно было бросить в Афганистан или на расстрел Белого дома, завтра на сбор урожая и строительство генеральских дач, а послезавтра — в Чечню. И никакой ответственности перед гражданским населением и его структурами, а только перед вышестоящим начальством. Хотя объяснялась необходимость экстерриториальной системы всегда одним — интересами вооруженных сил. Мол, кто в противном случае будет служить во флоте или десантных войсках, охранять нашу государственную границу и т.д.
       Но сегодня, когда перспектива перехода российской армии на контрактную основу (полную или частичную) фактически предрешена, довод этот уже не работает. И что мешает начать формирование по контрактному принципу именно с этих родов войск, так нуждающихся в настоящих профессионалах? Держаться же за экстерриториальную систему в сухопутных или, скажем, внутренних войсках, значит по-прежнему делать ставку на изоляцию армии от гражданского общества и тем самым культивировать дух безответственности командиров перед родителями, доверившими им судьбу своих детей.
       А между тем наши многострадальные матери давно уже заслужили право знать командира своего сына в лицо, чтобы в случае необходимости один на один высказать ему накопившуюся на сердце тревогу. Уверен: чтобы отвести от парня беду и разрядить обстановку в казарме, одного такого разговора глаза в глаза хватило бы с лихвой, чтобы сделать ненужными с десяток ведомственных инспекций. Но как быть, если сын служит за тысячи километров, а денег в семье в обрез? Вот и прибегает мать к ненадежным строкам письма, ответ на которое предугадать чаще всего нетрудно. И точно также пишут письмо за письмом женщины из комитетов солдатских матерей. Никто не оплатит им дальний проезд, да к тому же почти все они где-то работают. А ведь обращаются сюда, как правило, не родители солдат, что служат где-то поблизости, а те, что здесь живут.
       Дом и армия... В самом ли деле эти понятия несовместимы по определению? Ведь не боятся же в маленьком Израиле, чья высочайшая боеготовность ни у кого не вызывает сомнений, отпускать на выходные дни по домам свободных от дежурств солдат и офицеров. Понятно, что расстояния не те, но не то и отношение к воинской службе. И если бы мы хотели возродить у себя нечто подобное, нам не обойти этой проблемы — дом и армия. Все ли равно, пойдут ли наши призывники служить компактно или враздробь, и будет ли их часть где-то неподалеку или за тридевять земель? И перед кем будет чувствовать ответственность за судьбу солдат ее командование — перед страной и народом вообще или перед правозащитниками и общественностью конкретного города или региона?
       А с другой стороны, смогут ли местные власти с прежней беспечностью игнорировать дело воспитания будущих кадров не для армии вообще, а для «своей» конкретной дивизии, через которую пройдет большая часть мужского населения города? Во всяком случае, тогда им это станет намного сложнее. А за добросовестностью и тщательностью при отборе новобранцев будут пристально следить и сами солдатские матери, которые уж наверняка не простят ответственному за это должностному лицу ни одного случая призыва уголовника, психически неполноценного или больного юноши. Воинская же часть, с точки зрения оздоровления ее рядов, от такого альянса выиграет уж точно. А, значит, и меньше станет причин для уклонения от военной службы, и в армию пойдут. Пойдут те, кого нынче страшит царящий там произвол, кто элементарно опасается за свою жизнь и здоровье; кто, наконец, искренне хотел бы пройти школу настоящей мужской закалки, да удерживается родителями.
       Что ж, понадеемся, что судьба Сычева станет уроком для нашего общества и на несчастье Андрея построится «чужое счастье» — тысяч других парней, пока еще живых и здоровых. Иначе нам это не простится.
       
       Игорь РЕЙФ
       
NovayaGazeta.Ru, 20.03.2006
       

Обсудить на форуме





Производство и доставка питьевой воды

Translate to...
№ 20
20 марта 2006 г.

Власть и деньги
Участки на Рублевке. Бесплатно

У медведя лапа широкая. Брал именем партии

Расследования
Как правильно набрать телефонов

Матери похищенного журналиста подсунули баранью кость

Кавказский узел
В Чечне видео премьера

Армия
Акция «Личный номер»

Травля солдата Сычева идет прямо в реанимации госпиталя

Аналогии между организацией власти у высших животных и у военнослужащих

Дедовские методы. В российской истории был успешный опыт борьбы с дедовщиной

Солдатские матери требуют вернуть домой 300 человек

Общество
«Вчера» наступит «завтра»? Почему коричневые поднимаются с колен

Справочник по фашистам

Первые лица
Заговор против шаманов раскрыт?

Суд да дело
Конституционный суд против переезда в Санкт-Петербург

Подробности
Ходорковского посадили в изолятор

Плата за жульё
Жилищный кодекс: больной пошел на поправки

Митинги.Ру
Работники Воронежского экскаваторного завода опять объявили голодовку

Власть и люди
Как обратиться к президенту?

Цена закона
Новый закон «О рекламе» уже сейчас можно признать недолговечным

Финансы
Кирдык офшорам. Куда податься шальным деньгам?

Новости компаний
«Роснефть» по уши в долгах чужой компании

Наука
РАО «ЕЭС» и РАН стали стратегическими партнерами

Тупики СНГ
Напряжение в Приднестровье выгодно прежде всего руководству Приднестровья

К воскресенью в Беларуси все было готово к очередному захвату власти

Вольная тема
Александр Рукашенко — наш президент

Краiна Мрiй
Российское телевидение по традиции смешит украинских избирателей

После выборов
Милиция заступила на участки

Зверское похищение 26 тысяч бюллетеней

Регионы
В Воронеже народ берется за автоматы

Страна уголков
Товарищество мошенников на паях. В России более 30 миллионов «неоформленных» участков земли

За рулем
Пора понять: предельную скорость на дорогах определяют автомобилисты, а не сотрудники ГИБДД

Водитель стал инвалидом после встречи с ГИБДД

Задержаны бандиты, нападавшие на владельцев дорогих иномарок

Сюжеты
Чудо на колесах. О настоящих русских машинах

Медицина
Победа над раком. Как наши чиновники рассмешили весь мир

Точка зрения
Юлия Латынина: В России кардинально поменялась структура новостей

Четвертая власть
России нужен медийный НЭП

Кинобудка
Тень Грозного. Фильм о городе, которого нет и никогда уже не будет

Наградной отдел
Церемония вручения «Ники». Что вы не увидите в эфире

Телеревизор
Лишние билетики — на пятой кнопке

Театральный бинокль
В Турине вручили премию «Европа — театру»

Свидание
Элина Быстрицкая: Сколько осталось, чтобы все успеть?

Марина Неелова. Как я вошла в «Шинель Гоголя»

Исторический факт
Командир подлодки «К-19»: Третья мировая могла начаться 04.07.1961

Специальный репортаж
Полтора золотистых миллиарда. Репортаж из автобуса «Нанкин–Шанхай»

Спорт
Иван Ухов — гений чистой высоты

Интернет
Для победы над спамом потребуются чудовищные капиталовложения

Реакция
Ртуть в шоколаде

АРХИВ ЗА 2006 ГОД
98 97 96
95 94 93 92 91 90 89 88
87 86 85 84 83 82 81 80
79 78 77 76 75 74 73 72
71 70 69 68 67 66 65 64
63 62 61 60 59 58 57 56
55 54 53 52 51 50 49 48
47 46 45 44 43 42 41-40
39 38 37 36 35 34 ЧН 33
32-31 30 29 28 27 26 25
24 23 22 21 20 19 18 17
16 15 14 13 12-11 10 09
08 07 06 05 04 03 02 01

RSS

«НОВАЯ ГАЗЕТА»
В ПИТЕРЕ, РЯЗАНИ,
И КРАСНОДАРЕ


МОМЕНТАЛЬНАЯ
ПОДПИСКА
НА «НОВУЮ ГАЗЕТУ»:

ДЛЯ ЧАСТНЫХ ЛИЦ
И ДЛЯ ОРГАНИЗАЦИЙ





   

2006 © АНО РИД «НОВАЯ ГАЗЕТА»
Перепечатка материалов возможна только с разрешения редакции
и с обязательной ссылкой на "Новою газету" и автора публикации.
При использовании материалов в интернете обязателен линк на NovayaGazeta.RuRambler's Top100

   


Rambler's Top100

Яндекс цитирования Rambler's Top100