NovayaGazeta.Ru
Всё о газетеПоиск по архивуНаши акцииНаши расследованияКолумнистыФорум «Открыто.Ру»Сотрудники редакцииТелефоны редакцииРеклама в газете

БОГОИСКАТЕЛЬ МЕЖДУ ПЕЧКОЙ И ШКАФОМ
Ф.М. Достоевский. «Русский дворянин-семинарист и гражданин цивилизованного мира». Театр «Около дома Станиславского». Постановка Юрия Погребничко
       
(Фото Михаила Гутермана)
    
       
На камерной сцене La Stalla — премьера. Жанр обозначен как «Расследование одного странного самоубийства». В углу камерного зала на оружейный манер лязгают клавиши «Ремингтона». Протоколы следствия проецируются на задник — точно титры немой фильмы.
       Следствием прочитаны несколько страниц «Бесов». Именно — судьба инженера Кириллова, атеиста, пошедшего на смерть во имя своей веры в неверие. С той же истовостью, с какой шли на муки первые христиане, свидетельствуя о Господе.
       
       
Рассохшийся шкаф красного дерева. Труп Кириллова, холщовый монстр, грубо приближенный к подобию человеческому, выпадает из угла. Чины следствия прихлебывают вечный русский чай из вечных русских железнодорожных подстаканников. Арестантка без речей, в суконном каторжном халате, из-под которого выглядывают пожелтелые клочья старого батиста, лунатически драит пол шваброй.
       Идет следственный эксперимент. Все здесь меняют амплуа: Степан Трофимович Верховенский, его деловитый сын Петруша, уездный либерал Липутин и сам Кириллов.
       Спектакль спокоен до заторможенности, до болезненной сосредоточенности на одной мысли. Строго по роману спокоен и сам Кириллов с его тусклыми, устремленными в себя черными глазами. «Бог необходим, а потому должен быть. …Но я знаю, что Его нет и не может быть. …Неужели ты не понимаешь, что из-за этого одного только можно застрелить себя? …Я всегда был удивлен, что все остаются в живых».
       На пике лихорадочных русских разговоров на сцену выходит Юрий Погребничко.
       Именно он тяжелым металлическим баритоном роняет слова Петруши Верховенского:
       — По-моему, вы веруете, пожалуй, еще больше попа.
       Короткая сцена кажется посмертной. Из мытарств души Кириллова в ином мире.
       В легендарном спектакле М.Х.Т. «Николай Ставрогин» (1913) этой линии романа вовсе не было. Сергей Булгаков, посвятивший театральным «Бесам» фундаментальную статью «Русская трагедия», писал об отсутствии Кириллова в постановке Немировича-Данченко: «Может быть, и к лучшему: сцена не вынесла бы этой потрясающей драмы…».
       Эту ли драму тоски о Боге до смертной черты несет сцена La Stalla?
       Или иную? Оцепенение, скудость движения и звука, нарочитая, вызывающая бесстрастность с частой сменой актерских масок есть форма тоски по силе чувства?
       По миру, где инженер Кириллов мог сойтись, как в точку, в одну мысль о бытии Божием. (В принципе ведь юноша стажировался в Швейцарии, ждал в губернском городе вполне заманчивого контракта на постройку моста.)
       По этой самоубийственной истовости «последних мыслей»: «Я всегда был удивлен, что все остаются в живых».
       Театр «Около дома Станиславского» бесконечно перебирает ветхие, вытертые до дыр, измордованные в советской скудости клочья русского ХIX века. Батист под каторжным халатом, железнодорожный звон чайной ложечки о стекло, обрывок «Двух гитар» Аполлона Григорьева, продранный по рукаву тулуп гитариста, усталая барственная сдержанность Верховенского-старшего (хорошо понимающего, что ничего доброго он от «новых людей» не услышит). Клочья его французских реплик о «святой Руси»…
       В конце концов — клочья «Бесов». Остатки того ж пантеона. Лары и пенаты лишенцев.
       Есть семейные лоскуты, изношенные до дыр. А есть зачитанные до дыр.
       «Бесы» ведь на каком месте ни открой — чуть не каждый абзац кто-то повторял до бреда.
       Чур нас, чур. Надо надеяться, никто и никогда не будет так читать Достоевского. Эти люди были совершенно не экранированы, слишком всерьез принимали прописные буквы. Кириллов с его Богом, Шатов с его Отечеством, Мышкин с его Любовью. А то вот еще в разговорах персонажей «Подростка» мелькает один петербургский студент из немцев…
       Этот безымянный петербургский студент из немцев точно сам себе расчислил математически, что Россия не есть великая страна.
       Пошел и повесился: на этом именно основании.
       Тоже ведь — как Кириллов в «Бесах» — бродит нераскаянный и неупокоенный.
       И (ежели бы мы не разучились читать и чувствовать так) приходил бы к кому-нибудь из книжки по ночам до сих пор. Удивлялся бы, что остаемся в живых. И мучил, мучил…
       
       Елена ДЬЯКОВА, обозреватель «Новой»
    
       
От первого лица
       
Юрий ПОГРЕБНИЧКО:
«А сейчас мы репетируем»
       
       
«Русский дворянин-семинарист и гражданин цивилизованного мира» по «Бесам» Достоевского — второй спектакль Юрия Погребничко после пожара в театре. По соседству со сгоревшим зданием главной сцены в Вознесенском переулке открылся еще один «Мариотт». Спектакли идут на Малой сцене театра, которая называется La Stalla, «конюшня» по-итальянски. Когда-то здесь были конюшни купцов Алексеевых, теперь ведет свою тихую дзэнскую жизнь театр «Около дома Станиславского».
       
       — Можно посмотреть сгоревший зал?
       — Идемте. Вот вначале было фойе, над ним были гримерки, там сцена, там, где провал, сидел зритель. Над всем этим — крыша: то есть был крытый двор, и театр существовал в этом крытом дворе. Вы шли по фойе, доходили до края стены, поднимались по ступенькам, направо был зрительный зал. Было три этажа. Мы сейчас находимся на третьем, а первого и второго нет. Дальше за сценой — актерское фойе, технические службы, звукоцех.
       — Вы смотрите в это окно?
       — Меня это совершенно не трогает. Мне решительно все равно (эту фразу часто повторяет Чебутыкин в чеховских «Трех сестрах». За ней на самом деле много чего стоит, и меньше всего равнодушия. — Е.В.)
       — Сколько стоят восстановительные работы?
       — Восстановить нельзя. Можно построить новую сцену. Расчеты, сметы есть. Должны появиться инвестиции, нас должны включить в какую-то программу 2006 года… Но это все годы, годы.
       А сейчас мы репетируем.
       
       Екатерина ВАСЕНИНА
       
20.02.2006
       

Обсудить на форуме





Производство и доставка питьевой воды

Translate to...
№ 13
20 февраля 2006 г.

Обстоятельства
Икра патриотов

За чей счет депутаты отдыхают в Турине?

Армия
Зачем министр пошел в атаку?

Иванов рассуждает на уровне детского сада

«Личный номер». Акция солдатских матерей и «Новой»

Солдата избивали за отказ от контрактной службы

Наши даты
Выводы из Афганистана. Не дай Бог политикам найти для нас очередную войну

Кавказский узел
Кто возглавит Дагестан?

Государство как кровник. Дагестанский очерк

Болевая точка
Разве голодающие в Беслане женщины требуют чего-то невозможного?

Суд да дело
Суд отказал адвокатам Лебедева

Первые лица
«Моя борьба» и «Его идеология»

Чего стесняется президент…

Мир и мы
Богданчиков вез в Лондон акции «Роснефти», а получил повестку в суд

Фридман хотел погонять Осло

Террор
За Лубянкой будут присматривать люди из администрации президента

Штаты победят терроризм в России

Специальный репортаж
Мюнхен-72. «От меня до террористов — 40 метров»

Расследования
Преступление раскрыто. Но преступников нельзя наказывать

Четвертая власть
Жертвы СМИ прошедшей недели

Проспект Медиа
Всеобщая канализация дорого стоит

Зачем Березовский ушел из дома?

К сведению…
Ресин встретит свои 75 на работе

Подробности
Скины зашли на антифашистский концерт

Цена закона
Депортация по-семейному

Власть и люди
Депутаты заслушали больных детей. А некоторым даже и помогли

После выборов
В подмосковном Щелкове опробовали новый вид местного самоуправления

Регионы
Школу сдали в пожарном беспорядке

Маски-шоу для VIP-персон

Отдельный разговор
Крах спичечной фабрики в историческом аспекте

Финансы
«Граждане, сдавайте валюту». Аналитики советуют тратить деньги прямо сейчас

Московский наблюдатель
«Теперь здесь офис». Кто продает детсады?

Новости компаний
Битва за «Связьинвест». Депутат Агеев написал странный запрос

ВАЗ завяз. Новое руководство обещает исправить ситуацию

«Если бравые ребята начнут стрелять, мы их утихомирим»

Интернет
«Власть вероломно войдет в интернет…»

«Стародум» Станислава Рассадина
Жестокие меры обычно принимаются со страху, от неуверенности

Исторический факт
Евгений Евтушенко.
К пятидесятилетию секретного доклада
Н.С. Хрущева о Сталине на Двадцатом съезде


Спорт
Евгений Плющенко забрал свое «золото»

Станислав Петухов: Этой сборной по силам выиграть Олимпиаду

Ольга Пылева: Я не вернусь

Бенефис вратарей из Казахстана

Кинобудка
Берлинский кинофестиваль показывает политизацию Европы

Культурный слой
Министр культуры вступил в сотрудничество с членами Общественой палаты

Театральный бинокль
Богоискатель между печкой и шкафом

Музыкальная жизнь
Блюз крепкий, как виски

За рулем
ГОН на Ходынке. Спецтранспорт ФСО показал, на что способен

Следующий номер
«Новой» выйдет
27.02.2006

АРХИВ ЗА 2006 ГОД
98 97 96
95 94 93 92 91 90 89 88
87 86 85 84 83 82 81 80
79 78 77 76 75 74 73 72
71 70 69 68 67 66 65 64
63 62 61 60 59 58 57 56
55 54 53 52 51 50 49 48
47 46 45 44 43 42 41-40
39 38 37 36 35 34 ЧН 33
32-31 30 29 28 27 26 25
24 23 22 21 20 19 18 17
16 15 14 13 12-11 10 09
08 07 06 05 04 03 02 01

RSS

«НОВАЯ ГАЗЕТА»
В ПИТЕРЕ, РЯЗАНИ,
И КРАСНОДАРЕ


МОМЕНТАЛЬНАЯ
ПОДПИСКА
НА «НОВУЮ ГАЗЕТУ»:

ДЛЯ ЧАСТНЫХ ЛИЦ
И ДЛЯ ОРГАНИЗАЦИЙ





   

2006 © АНО РИД «НОВАЯ ГАЗЕТА»
Перепечатка материалов возможна только с разрешения редакции
и с обязательной ссылкой на "Новою газету" и автора публикации.
При использовании материалов в интернете обязателен линк на NovayaGazeta.RuRambler's Top100

   


Rambler's Top100

Яндекс цитирования Rambler's Top100