NovayaGazeta.Ru
Всё о газетеПоиск по архивуНаши акцииНаши расследованияКолумнистыФорум «Открыто.Ру»Сотрудники редакцииТелефоны редакцииРеклама в газете

КАК В РОССИИ ШТУРМУЮТ ДОМА
Репортаж из города Хасавюрта
       
( = Нажмите, если есть необходимость увеличить = )
     
       
30 января в понедельник никому в Хасавюрте не понадобились будильники. Город проснулся, как в казарме, — по сигналу. В 5.30 где-то заухал гранатомет. Раз, другой через паузу, данную каждому для осознания, что на сей раз, спасибо, мимо… Третий — опять гранатомет… Потом считать перестаешь — зачем? Все встало на места: так на Кавказе начинаются спецоперации по уничтожению части жилого квартала вместе с кем-то, кто там засел. А гранатомет — он давно уже тут используется как военно-инженерное оборудование: сделать пролом в стене, и не важно, кто за ней спит.
       
       
На сей раз операция в поселке Олимпийском, это часть Хасавюрта вдоль шоссе на Махачкалу. В осаде — дом на перекрестке улиц Султанова и Бийбулатова. Тут когда-то жила семья Марьям, но они уехали от кровной мести, а дом сдавали. Тех, кто снял, соседи знали плохо — видели, когда входили и выходили. Обычные чеченцы, каких тут тысячи. Ничем внимания не привлекали, говорят жители соседних домов. Соседей вывели на улицу, и они теперь трясутся, что и их строения пострадают и что-нибудь обязательно пропадет под шумок.
       — Почему нельзя было взять «их» тихо, без БТРов и пальбы? Когда они ходили туда-сюда? Потом допросить, узнать что-нибудь? — толпа соседей возмущена.
       — Потому что никакие там не бандиты. А так — потом их объявят боевиками. Для отчета.
       Резюме толпы таково и неизменно вплоть до окончания «спецмероприятия». Людям в погонах — недоверие тотальное.
       — Все продается тут и покупается, — убеждены люди. — Кто-то указал на этот дом, вот и штурмуют.
       Никакие доводы никого не убеждают, а толпа уже серьезная. Со всех сторон, по всем улицам и переулкам, вдоль оцепления — зеваки. Позади хасавюртовцев, держащихся за оцеплением, — бойцы в белых маскхалатах (в Дагестане снежная зима, и, видимо, так положено проводить спецоперацию). Из белой массы повсюду торчат черно-зеленые гранатометные пики.
       — Они от кого-то прячутся так, что ли? — спрашивает мужчина рядом.
       Но гранатометные пики то и дело перемещаются туда-сюда, «маскхалаты» стреляют сигареты у местного населения без всякой конспирации.
       — Операция закончилась? Можно идти вперед?
       — Да нет. Слышите?
       Действительно, вылетела граната — наверное, из подвала уже почти разрушенного дома. Внутрь того двора не спеша крадутся бойцы в камуфляжах, и опять раздаются гранатные шлепки. Это они выстреливают гранаты перед собой, чтобы все еще живое стало мертвым.
       Толпа будто смотрит надоевшее кино: никакого ажиотажа, буднично. Энергия разворачивающегося рядом смертоубийства никого не задевает. Люди спокойно обсуждают, что там, за дырой от гранатомета, во дворе, лежат три тела: мужчины, женщины, трехлетнего ребенка. «Вот, как всегда, убили ребенка — он что, тоже боевик?..»
       Бойцы, лениво озираясь и позевывая — с поздней ночи на ногах, — делают вид, что не слышат. Весь город, в общем, в какой-то невнятной осаде: будто она есть и будто ее нет, все не по-настоящему. С одной стороны, спецоперация со всеми вытекающими. С другой — в реальность отъявленных бандитов у себя под боком никто не верит, и потому получается общая игра, смахивающая на компьютерную.
       К 13 часам от строения наконец остается лишь остов. А к 15 все почти что кончено. Никто не бросается гранатами, автоматного стрекота нет. К публике выходит двухметрового роста полковник в папахе — заместитель начальника УВД по Южному федеральному округу Сергей Солодовников. Со всех сторон его окружают огромного роста бойцы с израильскими скорострельными автоматами игрушечных размеров, направленными в толпу. Толпе по фигу, никто ни на что не обращает внимания, она лишь судачит: израильские? Или «стечкины»?
       — Убиты три боевика, — объявляет полковник Солодовников. — Имена двух неизвестны…
       — А кто знает тогда, что они боевики? — глухо парирует толпа.
       — Третий — эмир Лечи Эскиев, — продолжает невозмутимо полковник голосом лектора общества «Знание». — В зимний период, в морозы и благодаря спецмероприятиям в горах, бандитам усидеть там трудно — они ищут пристанища. Эти убежали в Хасавюрт. Сегодня при взаимодействии с ФСБ РФ мы показали вам перспективу, что таких ждет. Сейчас началось разминирование дома и обезвреживание. Работает прокуратура. Туда нельзя.
       — А когда будет можно?
       — Может, утром… — полковник неуверенно пожимает плечами, но смотрится в целом браво из-за кольца то ли «израильтян», то ли «стечкиных».
       Толпа комментирует:
       — Они сами сейчас минируют и разбрасывают ваххабитскую литературу, чтобы доказать, что там были боевики.
       — Так, может, действительно боевики?
       — Какой боевик станет носить с собой ваххабитские книжки и сидеть на минах вместе со своими детьми?
       Но полковник Солодовников к досужим разговорам не прислушивается.
       Люди уверены, что во время спецоперации погибли женщина и трехлетний ребенок. Звучит вопрос: «Где их тела?».
       — А вы кто? — полковник, мягко говоря, не рад вопросу, но он хочет быть демократичным и открытым. Посверкав глазами, выдавливает: — Жена Лечиева и дети сейчас дают показания в прокуратуре.
       Где-то вдали, между рядами бойцов в белых маскхалатах, вроде бы поволокли чьи-то тела. Но ничего проверить невозможно: ни сколько убитых, ни кто они, ни характер их смертельных ранений.
       Зафыркал бронетранспортер.
       — Сдвинуться не может, застрял, — продолжает комментировать толпа.
       — Не застрял он… — тихо цедит боец дагестанского ОМОНа, мерзнущий в крайней линии оцепления. — Боевика давит.
       — То есть?
       — Чтобы гранатами не кидался, — отвечает боец, уставившись глазами в размятый, но еще не почерневший снег под ботинками.
       Спустя несколько часов в Хасавюртовской горпрокуратуре подтвердили: одно тело убитого в ходе сегодняшних спецмероприятий разможжено БТРом до полной каши, установить личность не представляется возможным, но, по всей видимости, это и есть Эскиев, и туда ему и дорога, все равно мы бы не отдали его тела для захоронения, поэтому можно, мер к военным не будет…
       Но, может, тело и не Эскиева?
       На Хасавюрт быстро наваливается тяжелый вечер. Из окон горпрокуратуры слышится детский плач. У стойки дежурного копошится женщина с тремя крохами. Это вдова убитого, названного «эмиром Эскиевым». Она жила в «том» доме, и ее с детьми пощадили, не расстреляли, как случалось часто до 30 января в подобных же спецоперациях, когда объявленных эмирами ликвидировали вместе с семьями. Сразу — и никаких вероятных «черных вдов».
       — Куда вы пойдете?
       — Не знаю.
       — Кем был ваш муж?
       — Обычным человеком. Силы оставляют ее, она рыдает. Она уже знает, что тело мужа ей не отдадут, никаких похорон не будет и все вокруг будут бояться ее присутствия.
       
       Анна ПОЛИТКОВСКАЯ, обозреватель «Новой»,
       Хасавюрт, Дагестан
       
02.02.2006
       

Обсудить на форуме





Производство и доставка питьевой воды

Translate to...
№ 7
2 февраля 2006 г.

Расследования
Сочи-2014: Рублевка выходит к морю

Армия
Трагедия солдата Сычева повторяется

Отделение связи
Интернет-сообщество обратилось к президенту Путину с требованием отставки министра обороны

Почему «Тойота» — машина правосудия? Открытое письмо генеральному прокурору Устинову

Первые лица
Путин в джинсах. Пресс-конференция президента стала трибуной отечественных лоббистов

Четвертая власть
На пресс-конференцию президента были отправлены проверенные кадры

Митинги.Ру
Пикет разогнан: ФСБ чистит крышу

Обстоятельства
Закрыт Русский ПЕН-центр

Подробности
Палата нашла себе «Трибуну». Репортаж с первого заседания политбюро ОПРФ

Политические игры
«Единая Россия» еще поборется с терроризмом. А пока «спасает» школьников от занятий в школе

Власть и люди
Граждане, которым параллельно государство

Кавказский узел
Как в России штурмуют дома. Репортаж из города Хасавюрта

Экономика
Повелители труб. Почему строятся заведомо убыточные экспортные газопроводы?

Новости компаний
Чем вызван провал аукциона по «Ямалтрансстрою»?

Мир и мы
Давос-2006: официальной Москве все тяжелее дается язык международного общения

Регионы
В Казани уже не отличают выбранных от назначенных

В Новочеркасске госпитализированы 40 человек

Милосердие
Ане Анохиной нужны доноры крови

Интернет
Даже в интернет-кафе не пустят без паспорта?

Чиновники готовятся к единой переписи интернет-пользователей

Свидание
Владимир Познер: Я взвешиваю смысл того, чтоделаю

Телеревизор
Александр Устюгов: Реалити-шоу, по-моему, профанация

«А кто еще тупее?» Лучшие шутки телеканалов

Кинобудка
«В круге первом». Многоточие между точками разрыва и возврата

Наградной отдел
Вручена самая державная кинематографическая премия России

Каскадерская премия «Таурус-2005»: русские едут!

Театральный бинокль
Специальный репортаж с мастер-класса в Самарском театре драмы

Сектор глаза
Как войти внутрь картины. Разговор с Николаем Сенкевичем

Сюжеты
Как правильно клеить женщине. Особенности работы мужчины по вызову

Личное дело
Станислав Рассадин: Она осталась Леночкой. И Марфой

АРХИВ ЗА 2006 ГОД
98 97 96
95 94 93 92 91 90 89 88
87 86 85 84 83 82 81 80
79 78 77 76 75 74 73 72
71 70 69 68 67 66 65 64
63 62 61 60 59 58 57 56
55 54 53 52 51 50 49 48
47 46 45 44 43 42 41-40
39 38 37 36 35 34 ЧН 33
32-31 30 29 28 27 26 25
24 23 22 21 20 19 18 17
16 15 14 13 12-11 10 09
08 07 06 05 04 03 02 01

RSS

«НОВАЯ ГАЗЕТА»
В ПИТЕРЕ, РЯЗАНИ,
И КРАСНОДАРЕ


МОМЕНТАЛЬНАЯ
ПОДПИСКА
НА «НОВУЮ ГАЗЕТУ»:

ДЛЯ ЧАСТНЫХ ЛИЦ
И ДЛЯ ОРГАНИЗАЦИЙ





   

2006 © АНО РИД «НОВАЯ ГАЗЕТА»
Перепечатка материалов возможна только с разрешения редакции
и с обязательной ссылкой на "Новою газету" и автора публикации.
При использовании материалов в интернете обязателен линк на NovayaGazeta.RuRambler's Top100

   


Rambler's Top100

Яндекс цитирования Rambler's Top100