NovayaGazeta.Ru
Всё о газетеПоиск по архивуНаши акцииНаши расследованияКолумнистыФорум «Открыто.Ру»Сотрудники редакцииТелефоны редакцииРеклама в газете

УРОКИ ФРАНЦУЗСКОГО
Даже в последние годы появлялась новая для русскоязычного читателя литературная классика
       
Михаил Яснов. (Фото Дмитрия Кузьмина)
    
       
Лирический поэт — это человек, профессионально занятый вопросами любви и смерти, Эросом и Танатосом. Никого другого эти два серьезных господина к себе — с целью изучения — не подпускают (сексопатологи и патологоанатомы только фиксируют побочные или конечные результаты их деятельности). А постоянно иметь с ними дело — значит раз и навсегда избрать для себя жизнь на разрыв аорты. Как правило — краткую. Не случайно поэты так часто уходят трагически молодыми. «Кто кончил жизнь трагически — тот истинный поэт» (Высоцкий).
       Есть, однако, поэты, прожившие долгую и — что важно — до конца полноценную творческую жизнь. Гете, Тютчев, Бунин, Тарковский, Липкин… Список не полный. Но закономерность видна и по нему. Все названные, кроме лирического дара, обладали еще одним общим свойством — были тружениками. Вспомним прозу Гете и Бунина, публицистику (в этом случае не важно, какой направленности) и перевод «Фауста» (другое дело, что утерянный) Тютчева и, конечно, бесчисленные переводы Тарковского и (особенно) Липкина.
       По этому же пути — труженика — идет Михаил Яснов, питерский поэт, детский писатель (очень изобретательный, игровой — например, Людоед у него, прощаясь, говорит «До съеданья!») и переводчик франкоязычной литературы. И какой переводчик! Один из тех немногих, кто продолжает традицию великой советской переводческой школы. Причем продолжал он эту традицию и в те годы, когда писатели предпочитали не писать, а рассуждать о конце литературы, издатели штамповали полуграмотные переводы зарубежных детективов и любовных романов, а некоторые официальные поэты-лауреаты переходили на разведение кур.
       Вот краткий перечень сделанного Ясновым как переводчиком и специалистом по французской литературе.
       Подготовил и частично перевел наиболее полные в России по составу и комментариям тома стихов и прозы Гийома Аполлинера (1994, 1999, 2002), Жака Превера (1994), Поля Верлена (1999), Поля Валери (2000), Жана Кокто (2000, 2003), двухтомник Эжена Ионеско (1999). Подготовил к изданию и откомментировал книгу Эдмона Ростана «Сирано де Бержерак» в серии «Литературные памятники» (1997), полностью перевел и подготовил двуязычное издание стихотворений Аполлинера «Мост Мирабо» (1999). В период с 1999-го по 2005 год подготовил к изданию книгу прозы Сирано де Бержерака, две поэтические антологии: «Умственный аквариум» (из поэзии и прозы бельгийского символизма) и «Поэзия французского сюрреализма», а также перевел с французского еще 11 книг помимо перечисленных выше.
       В 2005 году в связи со 150-летием со дня рождения подготовил и откомментировал юбилейную книгу стихотворений Артюра Рембо. В том же прошлом году в издательстве «Наука» антологией «Проклятые поэты» открыл новую серию «Библиотека зарубежного поэта».
       И это все не считая переводов для детей! А среди них — «Бретонские баллады» и «Бретонские сказки» (1995), трехтомная антология французских стихов для детей (1992—1993), книги французских литературных сказок, авторские книги сказок Веркора (1992), Мориса Карема (1999), Эжена Ионеско (1999) и др. Принял участие в переводе фундаментального свода французского фольклора «По дороге на Лувьер» (2001).
       Значительная часть стихотворных переводов Михаила Яснова опубликована в учебниках французского языка и хрестоматиях по французской литературе.
       Вот такие итоги к 60-летнему юбилею…
       Я не случайно указал годы, в которые Яснов перевел и издал книги французских и бельгийских классиков. Во-первых, сколько сделано (!) — и все в постсоветское время, а во-вторых... Все эти годы в нашей литературе ничем значительным отмечены не были. Но, оказывается, новая для русскоязычного читателя литературная классика появлялась и в это смутноватое время! Только читай… Правда, тиражи, конечно, далеко не всегда массовые…
       Как переводчик и детский поэт Михаил признан и отмечен: в 2002 г. стал лауреатом Почетного диплома Международного совета по детской и юношеской книге, в 2003-м получил литературную премию им. Мориса Ваксмахера, которую вручает французское правительство за лучший перевод французской художественной литературы, в 2005 году стал лауреатом премии им. Маршака за лучшие детские стихи.
       И все-таки, уверен, главный дар Михаила Яснова — лирический. Кстати, без него он бы и не смог так блестяще перевести Аполлинера, Верлена, Превера… В конце концов, стихотворный перевод — это всегда второе рождение стихотворения. С помощью другого поэта, пишущего на другом языке.
       Оригинальные стихи Яснов все эти годы продолжал писать и печатать в журналах, у него вышло шесть книг лирики. Но, боюсь, нынешний читатель поэзии ленив и нелюбопытен — чаще заглядывает в интернет, чем в книжный магазин, а интернет, что касается стихов, — гигантская свалка... В общем, без газеты не обойтись.
       Предлагаем вашему вниманию небольшую (в газетном формате) подборку стихов Михаила Яснова разных лет.
       
       Олег ХЛЕБНИКОВ
     
       
       
Михаил ЯСНОВ
       
СУДЬБА — КАК СКРЫТАЯ ЦИТАТА
       
       Москварики и невырики
       Вдоль Москва-реки ходят москварики –
       все начальники ходят, очкарики.
       Вдоль Невы-реки ходят невырики –
       все молчальники ходят, все лирики.
       
       Едет поезд, мигая фонариком, –
       едет в гости невырик к москварикам
       и садится, блаженствуя, в скверике,
       где гуляют сплошные холерики.
       
       Вдоль Москва-реки ходят москварики,
       все грызут пирожки да сухарики.
       Вдоль Невы-реки ходят невырики
       с пивом хрупают рыбьи пузырики.
       
       И глядят поминутно москварики
       кто на часики, кто в календарики.
       И неспешно взирают невырики,
       как ползут под мостами буксирики.
       
       Не годится невырик в историки –
       он гуляет, мечтая, во дворике,
       и блажные его каламбурики
       охраняют лепные амурики.
       
       А тем временем вертятся шарики –
       это думают думы москварики.
       И за это их любят невырики
       и москварикам шлют панегирики.
       
1985
       
       * * *
       У швейной машинки – ни дня передышки:
       карманы, манишки, рубашки, штанишки.
       Машинка поет от зари до заката:
       «Ци-та-та, цита-та, цитата-цитата!..».
       
       Так дальше и вышло – с повтором, с оглядкой
       на ближние судьбы над детской кроваткой:
       на фото ушедших и канувших в ночь –
       узнать, не забыть, пережить, превозмочь...
       
       В соседней квартире и в дальней Сибири –
       везде наши матери шили-кроили
       из легкого фарта и мелкой удачи
       мальчишкам – одежду, мужьям – передачи.
       
       О чем я? О том я, что знался с утратой,
       что стала судьба моя скрытой цитатой
       из общей судьбы, и с годами трудней
       себя обнаружить и высмотреть в ней.
       
       И вправду, оглянешься – как мы похожи:
       все тот же, все та же, все те же, все то же!
       Смотрю, повторяя, как в детстве когда-то:
       – Цитата... Цитата... Цитата... Цитата...
       
1987
       
       * * *
       Талантливые мальчики конца пятидесятых –
       уже по школам, как велось, портреты не висят их,
       и свет медалей выпускных на бархате коробок
       померк при серебре седин и золоте коронок.
       
       Давно идет печальный счет дорогою истертой:
       спились и первый, и второй, и третий, и четвертый,
       и предал пятого шестой, как верный соглядатай,
       и за бугром седьмой, восьмой, девятый и десятый.
       
       Талантливые мальчики уходят без оглядки.
       Я, слава богу, уцелел: я во втором десятке.
       Покинув старые дворы, подъезды, подворотни,
       идет десяток наш вперед навстречу черной сотне.
       
       Уже остались позади и трусы, и герои.
       Уже осталось нас, как встарь, то ль четверо, то ль трое.
       Но давний опыт не избыт и не забыты строчки –
       а это значит: как один, умрем поодиночке.
       
1988
       
       * * *
       Я пошел на выставку Шагала,
       чтобы встретить тех, кто не уехал.
       Оказалось, их не так уж мало:
       были там Наташа, Юля, Алла,
       были Рабинович и Хаймович,
       Саша, Маша, Вова, доктор Пальчик.
       
       Алла говорит: «Мы послезавтра».
       Юля говорит: «Мы на подходе».
       «Там нельзя, – откликнулась Наташа, –
       там нельзя, но здесь невыносимо».
       «В Раанане, – отвечает Саша, –
       тут у нас все очень даже можно:
       можно жить, работать можно дружно».
       «А у нас, под Вашингтоном, душно, –
       Вова говорит, – и нет работы».
       Маша возражает: «Здесь прелестней –
       швабский воздух, пиво, черепица...».
       
       Доктор, доктор, надо ль плакать, если
       Диделя давно склевали птицы?
       
       Рабинович сел на стул при входе –
       он в летах, и у него одышка.
       А Хаймович – тот совсем мальчишка,
       правда, он в Освенциме задушен
       и скользит, как облачко, вдоль зала.
       
       Я пошел на выставку Шагала,
       но тебя на выставке не встретил.
       Только край оливкового платья
       над зеленой крышей промелькнул.
       
1992
       
       * * *
       В пространстве, очерченном снами и зданиями,
       свою дорожку привычно торя,
       жизнь прожита между двумя изданиями
       Академического словаря.
       
       Язык еще не успел измениться,
       перечень новой лексики краток,
       зато к судьбе на последней странице
       приложен перечень опечаток.
       
       И это разумно: на удалении
       в годы придется еще не раз
       вспомнить о правильном ударении
       и построении верных фраз.
       
2001
       
       * * *
       В Новосибирске ставят Мариво –
       страна местами даже ничего,
       и в этой ничего себе стране
       отыщется местечко и по мне.
       
       В конце концов, культура – только пшик,
       и жив еще камаринский мужик,
       он вытопчет и тот надел, и тот,
       глядишь – а сбоку снова прорастет.
       
       Вот и растет: кривое, как-нибудь.
       И вдруг сожмет, и вдруг заноет грудь,
       когда сверкнет из ватной пустоты
       осколок непонятной красоты.
       
2004
       
       
30.01.2006
       

Обсудить на форуме





Производство и доставка питьевой воды

Translate to...
№ 6
30 января 2006 г.

Отдельный разговор
  «Общество против пыток»

Страсбургский суд признал Россию виновной и взыскал 250 тысяч евро

Басманный суд рассмотрит первый иск о ликвидации правозащитного центра

ФСБ без границ

Андрей Сычев, «маленький»

Состояние Андрея Сычева критическое, операции продолжаются

Депутаты Госдумы не хотят спрашивать с министра обороны

За девять лет в нашей армии так ничего и не изменилось

Самая популярная в Российской армии команда: «Стройте!»

Хроника «небоевых потерь» за 2005/2006 гг.

Рядового Беркетова довели до самоубийства и объявили сумасшедшим

Почему повесился рядовой Гутенев?

Министру Иванову пора подумать о сержантской должности

Силовики снова мстят людям, которые написали в Страсбург

ПАСЕ осудила коммунистический режим

Член российской делегации в ПАСЕ нашел геодезическое объяснение ситуации в Чечне

Глас народа: кто подаст в отставку первым?

Небезразличные граждане объяснили Иванову нечто существенное

Митинги.Ру
5 марта общаги выйдут на улицу

Власть
Совет Федерации кардинально меняется

Власть и деньги
Чиновник — втрое больше человека

Цена закона
Новый закон «Об информации…» запретит всё. Даже никнеймы

Люди
Чем грозят гражданину России ошибки в электронных базах данных?

Суд да дело
На суде по делу Кулаева выступил основной переговорщик

Опыты небасманного правосудия

Страна уголков
Фермеры из сибирского села Терпение не учтены в национальном проекте

Московский наблюдатель
За что горпрокуратура преследует мэрию?

Тепло-трасса. Одна ночь в автобусе с бригадой экстренной помощи

Обстоятельства
Отраслевой журнал призывает принять участие в расчистке чернобыльского могильника

Что спрятано на дне Балтийского моря?

Наука
Венера: и дольше века длится день

Новости компаний
«Газпром»: направление южного удара

Покупателя «цинично мотивируют» приобрести спиртное

Регионы
Азербайджан на карте Самары

Краiна Мрiй
Майора Мельниченко никто не слышит

Степан Бандера: Общество разделено, и кому-то это очень выгодно

Спорт
Нашим футболистам нужен как минимум Адвокат

Поле «Магнитки»

Проспект Медиа
Питерское телевидение заслужило федеральную частоту

Телеревизор
Грустный Остап, победивший цензуру

Вы всё ещё боитесь тюрьмы? Тогда мы идём к вам!

Кинобудка
И в кино мы экспортируем оружие

Библиотека
Уроки французского от Михаила Яснова

Свидание
Денис Суханов: Роль Жадова просто подтвердила мой жизненный опыт

Музыкальная жизнь
Непопулярная музыка собирает 2000 слушателей

«Мастерская Петра Фоменко» выпустила альбом песен из спектакля

К сведению…
Сообщаем о наших ошибках

АРХИВ ЗА 2006 ГОД
98 97 96
95 94 93 92 91 90 89 88
87 86 85 84 83 82 81 80
79 78 77 76 75 74 73 72
71 70 69 68 67 66 65 64
63 62 61 60 59 58 57 56
55 54 53 52 51 50 49 48
47 46 45 44 43 42 41-40
39 38 37 36 35 34 ЧН 33
32-31 30 29 28 27 26 25
24 23 22 21 20 19 18 17
16 15 14 13 12-11 10 09
08 07 06 05 04 03 02 01

RSS

«НОВАЯ ГАЗЕТА»
В ПИТЕРЕ, РЯЗАНИ,
И КРАСНОДАРЕ


МОМЕНТАЛЬНАЯ
ПОДПИСКА
НА «НОВУЮ ГАЗЕТУ»:

ДЛЯ ЧАСТНЫХ ЛИЦ
И ДЛЯ ОРГАНИЗАЦИЙ





   

2006 © АНО РИД «НОВАЯ ГАЗЕТА»
Перепечатка материалов возможна только с разрешения редакции
и с обязательной ссылкой на "Новою газету" и автора публикации.
При использовании материалов в интернете обязателен линк на NovayaGazeta.RuRambler's Top100

   


Rambler's Top100

Яндекс цитирования Rambler's Top100