NovayaGazeta.Ru
Всё о газетеПоиск по архивуНаши акцииНаши расследованияКолумнистыФорум «Открыто.Ру»Сотрудники редакцииТелефоны редакцииРеклама в газете

ПЕРВАЯ ИНСТАНЦИЯ. ОНА ЖЕ ПОСЛЕДНЯЯ
Если суд по делу Кулаева будет быстро закончен, то жителям Беслана просто негде будет услышать правду
       
Эмоциональность матерей, которую некоторые презрительно называют "истерикой", — самое эффективное оружие для борьбы с холодной, расчетливой властью. (Фото — ИТАР-ТАСС)
    
       
Во вторник в Верховном суде Северной Осетии потерпевшие отказались покидать зал заседаний, забаррикадировали двери и не выпускали главного гособвинителя, замгенпрокурора по ЮФО Николая Шепеля до тех пор, пока он не согласился поддержать ходатайства о допросе основных свидетелей обвинения (Руслан Аушев, Михаил Гуцериев, генерал МВД Внуков, генерал ФСБ Коряков и т.д.), а также о вызове в суд генерала ФСБ Тихонова, сотрудника ФСБ РСО-А Зангионова (вел переговоры с боевиками) и доктора Рошаля.
       
       
Судебное заседание началось с привычного доклада секретаря о явке свидетелей. Секретарь сказала: «В суд были вызваны Аушев, Гуцериев, Готовалов (стрелял из танка по школе), Внуков, Коряков. Свидетели в суд не явились, по какой причине — неизвестно».
       Тогда встал представитель гособвинения Черчесов и сказал, что Руслан Аушев тяжело болен, поэтому гособвинение предлагает зачитать на суде показания Руслана Султановича, данные на предварительном следствии, и больше не требовать его явки в суд.
       Это предложение не вызвало одобрения у потерпевших. Потерпевшие неоднозначно относятся к бывшему президенту Ингушетии Аушеву, но однозначно считают, что 2 сентября 2004 года он единственный совершил геройский поступок и спас 26 заложников. Показания Аушева для потерпевших безусловно важны. Они даже попросили о возможности обратиться к Руслану Султановичу через «Новую газету» с огромной личной просьбой прийти в суд.
       К сожалению, ни суд, ни гособвинение не поддерживают потерпевших в их упорном стремлении опросить как можно больше свидетелей и очевидцев бесланского теракта. Прокуратура, например, половину из этих очевидцев даже не допросила на предварительном следствии.
       Так, выпали из прокурорского поля зрения такие важные лица, как сотрудники ФСБ Патрушев, Проничев, Анисимов, Тихонов. Трое последних непосредственно были в Беслане, а генерал Тихонов был заместителем руководителя оперативного штаба и руководил боевой операцией по уничтожению террористов.
       Очень важно допросить Патрушева и Нургалиева, которых лично Путин послал в Беслан и которые, судя по сообщению пресс-службы администрации президента, вылетели во Владикавказ, но по неизвестной причине не долетели до места трагедии. Выпал из уголовного дела и заместитель пресс-секретаря президента РФ Дмитрий Песков, который (написано в ситуационной экспертизе, вывешенной на сайте Генпрокуратуры) фильтровал информацию о теракте. Скорее всего, именно этот человек имеет отношение к скандальному мифу «354 заложника».
       Странно после таинственной командировки в Москву (середина декабря прошлого года) ведет себя и судья Тамерлан Агузаров. До командировки он практически выступал на стороне правосудия и удовлетворял большинство ходатайств потерпевших (в том числе и ходатайства о расширении рамок судебного следствия, то есть о рассмотрении всего теракта в комплексе, а не только эпизодов, которые касаются подсудимого Нурпаши Кулаева). После командировки он откровенно заявил, что с судом пора заканчивать, «простил» неявку в суд более 700 потерпевших (это является серьезнейшим процессуальным нарушением) и категорически отказывался вызывать в суд всех вышеперечисленных чиновников и военных. При этом судья никаких мотивировок не дает. «Нет» — и все! Увы!
       
       
Ни судья, ни прокуроры, которые утверждают, что Проничев, Анисимов, Тихонов и т.п. не имеют отношения к делу Кулаева, казалось бы, не понимают главного: какие бы приказы ни поступали из Москвы, которая ужасно хочет поскорее прикрыть бесланское дело, эти приказы нереализуемы. Проще говоря, с потерпевшими, которые смогли провести собственное расследование и теперь владеют всей информацией о 1—3 сентября 2004 года, договориться невозможно. Многие считают, что действия потерпевших слишком эмоциональны, стихийны и категоричны. Мол, нужно быть цивилизованнее. Но, во-первых, воевать за правду бесланцев заставила именно власть. И объявил эту войну именно президент Путин на встрече с бесланцами. Сначала он заявил, что не знал, сколько заложников в бесланской школе. А потом отправил в Беслан прокурора Колесникова, который неуклюже и демонстративно попытался надавить на руководство республики и северо-осетинскую парламентскую комиссию.
       Да, Колесников сел на муравейник, но раздавить муравьев не получилось. И последовавшее награждение Колесникова орденом за заслуги перед Отечеством свидетельствует о плохом понимании сути проблемы. Можно десять раз назначить и снять главу республики Мамсурова, можно завести уголовное дело на футбольный клуб «Алания», можно взять в блокаду бесланские спиртовые заводы, можно говорить в московской желтой прессе о том, что после годичного траура горевать неприлично, можно использовать секту Грабового для дискредитации бесланских матерей, но воскресить бесланское кладбище нельзя. Эмоциональность родителей, оставшихся без детей, и уместна, и объяснима. Более того, именно эта эмоциональность, которую некоторые презрительно называют «истерикой», — самое эффективное оружие для борьбы с холодной, расчетливой властью.
       
       
Во вторник на суде все ходатайства потерпевших о вызове в суд свидетелей отклонялись судьей Агузаровым неумолимо и жестоко. Не выдержала обычно спокойная Сусанна Дудиева. Когда в очередной раз гособвинение сказало, что генералы ФСБ, участвовавшие в контртеррористической операции, не имеют отношения к делу Кулаева и поэтому не подлежат вызову в суд, когда прокуроры в очередной раз посоветовали бесланцам дождаться так называемого основного дела, она начала кричать на судью и прокуроров.
       Сусанна попросила не делать из бесланцев дураков и эмоционально обратилась с вопросом к суду: какое отношение имеют к делу Кулаева уже допрошенные Дзасохов, Андреев, генерал Соболев, а также потерпевшие, попавшие в список свидетелей обвинения? (Дело в том, что в этом списке 69 человек. Допрошены около половины свидетелей. Никто из них НЕ ВИДЕЛ Кулаева. То есть этот принцип отбора свидетелей — видел Кулаева в школе или нет — нарушили сами следователи прокуратуры. А теперь, руководствуясь этим принципом, отказываются допрашивать федеральных чиновников и военных.)
       Прокуроры не смогли ответить на этот вопрос. Тогда Дудиева заявила, что хотя лично ей с Кулаевым все ясно, но факт остается фактом: о том, что Кулаев был в школе, на суде сказали всего три-четыре человека. И то их показания очень сомнительны. То есть за 9 месяцев ничего, кроме этих сомнительных свидетельств и чистосердечных признаний самого Нурпаши Кулаева, судебным следствием не выявлено. Какой вопрос возникает?
       — Лично у меня есть огромные сомнения, что Кулаев был в школе, что он не подсадная утка, — заявила Сусанна Дудиева. — Мы рассматриваем здесь не только вину Кулаева, но и все обстоятельства теракта. Иначе все эти девять месяцев — пустая трата времени. Но мы понимаем, что другого процесса, другого шанса узнать истину у нас не будет!
       
       
Если бы прокуроры промолчали, то, наверное, на этом эмоциональном выступлении Сусанны Дудиевой заседание бы закончилось. Но представители гособвинения решили действовать по привычке. То есть вырвать из контекста сказанного Сусанной Дудиевой одну фразу и «пришить» ее к делу.
       — Вот тут было правильно сказано, — заявил прокурор Черчесов с откровенной радостью. — И потерпевшим, и нам все ясно по делу Кулаева, суд нужно уже заканчивать…
       Потерпевшие, подсознательно давно готовые к такому повороту событий, сначала замерли, потом зашумели. Все сразу. Поднялась Элла Кесаева и… заявила ходатайство об отводе судьи Агузарова. Она готовила это ходатайство давно, но не планировала зачитывать во вторник. Это ходатайство, столь обычное для московских судов, произвело эффект даже на потерпевших.
       Заканчивала читать свое длинное ходатайство Кесаева уже в глубочайшей тишине. На Агузарова было жалко смотреть. Адвокаты попросили 5 минут для совещания с потерпевшими. Судья дал 10 — и вылетел из зала.
       
       
Перерыв продолжался 25 минут. После перерыва к отводу судьи потерпевшие прибавили требования отвести всех представителей гособвинения и поставили под ходатайством свои подписи. В этом требовании объединились две общественные организации Беслана: «Голос Беслана» и «Комитет матерей».
       Судья Агузаров так и не оправился от растерянности. По существующему порядку он должен был опросить мнение всех сторон. Одного за другим он поднял всех потерпевших, потом их адвокатов, потом Кулаева и его защитника. Казалось, судья не верит, что так низко пал его рейтинг доверия среди потерпевших. Агузаров так стремился побыстрее уйти с глаз долой из суда, что даже забыл поинтересоваться мнением прокуратуры. Очень непосредственным был его жест, когда прокурор Черчесов робко напомнил о своем существовании. Агузаров хлопнул себя по лбу и как-то очень горько сказал: «Ах да!».
       После выступления (довольно растерянного) прокуроров он объявил перерыв до 11 часов 26 января. И попытался уйти, но потерпевшие опять не так его поняли. Они подумали, что 26 января будет последний день суда…
       Журналистам тут же вырубили телевизор, по которому мы в соседней комнате смотрим заседания суда. Но из коридора были хорошо слышны голоса женщин. Тут же разнесся слух, что прокурор Семисынова, не раз уличенная в нетактичных высказываниях, опять что-то сказала и ее наконец-то побили. Слух не подтвердился. Прокуроры испуганно и молча сидели на своих местах, потому что в некотором роде оказались заложниками. Бесланские женщины забаррикадировали скамейками оба выхода и уселись в жестком намерении не выпускать прокуроров, пока они не вспомнят о правосудии. Передвигался только судья Агузаров. Нурпашу Кулаева конвой успел увести.
       
       
Журналисты не расходились. Через полчаса вышла Элла Кесаева и заявила, что потерпевшие будут сидеть в суде до 11 часов 26 января, то есть два дня и две ночи. Прокуроров не выпустят, пока не договорятся.
       Журналисты начали передавать сообщения. При мне активно надиктовывали новость о баррикадах в зале суда собкоры «ИТАР-ТАСС», «Интерфакса» и РИА «Новости». Но уже через час собкорам отзвонились, поблагодарили и сказали, что поставить эти сообщения на новостную ленту ни одно из ведущих информагентств не может. Цензура. Зато активно выдавали информацию «Свобода» и «Эхо Москвы».
       …В 21.39 потерпевшие отпустили прокуроров и покинули здание суда. Шепель торжественно пообещал, что суд не закончится, пока не будут допрошены в суде все основные свидетели обвинения, в том числе Аушев, Гуцериев, генерал ФСБ Коряков, генерал МВД Внуков и далее по списку. Также Шепель согласился вызвать в суд и допросить генерала ФСБ Тихонова, доктора Рошаля, основного переговорщика — сотрудника ФСБ РСО-Алания Зангионова, бывшего начальника ФСБ Правобережного района Гайденко. Шепель пока категорически против вызова в суд генералов Проничева и Анисимова, а также советника президента Аслаханова. Но это он пока против.
       
       Елена МИЛАШИНА, наш спец. корр., Беслан
       
26.01.2006
       

Обсудить на форуме





Производство и доставка питьевой воды

Translate to...
№ 5
26 января 2006 г.

Расследования
Булыжник Её Величества

Британцы не оставили камня на камне…

Комментарии экспертов

Вопросы, на которые пока нет ответов

Суд да дело
Зачем Ходорковского отправили в ШИЗО?

Если суд по делу Кулаева будет быстро закончен, то жителям Беслана просто негде будет услышать правду

Процесс над антифашистскими пособниками

Митинги.Ру
Омская оппозиция прошла испытание холодом

«Стародум» Станислава Рассадина
Пожалейте стукачей. У них была своя драма — драма искалеченных судеб

Власть и деньги
Генеральская схема: щедрые рязанские сироты и старики подарили областной администрации 15.000.000 долларов

Обстоятельства
В Россию едут турецкие фуры с морожеными курами

Специальный репортаж
Россию контролируют сотрудники ЦДУ. Репортаж из центра управления энергетической системой страны

Политические игры
Рогозину и его соратникам послан сигнал: блок «Родина» больше не нужен

Навстречу выборам
Неправильные «яблоки». Липецкий избирком подошел к Рубикону

Регионы
Один метр метро. Казанская подземка на 1001-м году

Краснодар вышел на преступную связь с Калифорнией

Инострания
Страсбург схватил ЦРУ за щупальцы

Болевая точка
Пока Владивосток ищет виновных, ему предлагают кандидатуры «виноватых»

Плата за жульё
В Красноярске думают, как обойти запрет Путина не поднимать квартплату более чем на 20%

Московский наблюдатель
Наше собачье дело. Подробности акции «Будем людьми в год Собаки»

Наши даты
Краткий отчет о праздновании Дня студента в МГУ

Подробности
После каникул не все студенты вернутся в общежития

Армия
«Деды» повеселились с тяжелыми последствиями

Люди
Самара простилась с директором Самарского художественного музея

Культурный слой
Госфильмофонд России заложат кирпичом?

Спорт
Секретный медальный план. Спортивные чиновники прочат нам 5-е общекомандное место

Проспект Медиа
Кто заказал доктора Курпатова?

Петербург обрел федеральный голос

Телеревизор
Григорий Остер: Страх не угодить

Свидание
Владимир Меньшов и Вера Алентова: В театре интереснее

Музыкальная жизнь
Аквариумы для мажорной музыки

АРХИВ ЗА 2006 ГОД
98 97 96
95 94 93 92 91 90 89 88
87 86 85 84 83 82 81 80
79 78 77 76 75 74 73 72
71 70 69 68 67 66 65 64
63 62 61 60 59 58 57 56
55 54 53 52 51 50 49 48
47 46 45 44 43 42 41-40
39 38 37 36 35 34 ЧН 33
32-31 30 29 28 27 26 25
24 23 22 21 20 19 18 17
16 15 14 13 12-11 10 09
08 07 06 05 04 03 02 01

RSS

«НОВАЯ ГАЗЕТА»
В ПИТЕРЕ, РЯЗАНИ,
И КРАСНОДАРЕ


МОМЕНТАЛЬНАЯ
ПОДПИСКА
НА «НОВУЮ ГАЗЕТУ»:

ДЛЯ ЧАСТНЫХ ЛИЦ
И ДЛЯ ОРГАНИЗАЦИЙ





   

2006 © АНО РИД «НОВАЯ ГАЗЕТА»
Перепечатка материалов возможна только с разрешения редакции
и с обязательной ссылкой на "Новою газету" и автора публикации.
При использовании материалов в интернете обязателен линк на NovayaGazeta.RuRambler's Top100

   


Rambler's Top100

Яндекс цитирования Rambler's Top100