NovayaGazeta.Ru
Всё о газетеПоиск по архивуНаши акцииНаши расследованияКолумнистыФорум «Открыто.Ру»Сотрудники редакцииТелефоны редакцииРеклама в газете

ЧЕЛОВЕК, ГОРЕВШИЙ НА РАБОТЕ
Главный пиротехник главной киностудии страны спецэффектам учился на войне
       
Владимир Сухорецкий у себя дома. (Фото Сергея Кузнецова, "Новая газета")       Владимир Михайлович Сухорецкий — заслуженный работник культуры и начальник пиротехнического цеха «Мосфильма». До кино у него была война, что научила его — безо всяких пособий, сразу на практике — осторожности и легкому дыханию…
       
       
Потом будет работа с Озеровым и Тарковским, художественные и научно-популярные фильмы, дымы, горение, туманы и фейерверки — словом, мирная жизнь и такой же труд. А пока — война, ноябрь 42-го, шестнадцатилетний Володя — курсант снайперской школы. С декабря 43-го сержант Сухорецкий уже командовал отделением в стрелковой роте (Ленфронт). Ему так и сказали в штабе:
       — Принимай отделение.
       — Так я же снайпер.
       — А у нас нет младшего командирского состава! — ответили ему, и он командовал, пока не ранило под Выборгом летом 44-го.
       По счастью, ранен был легко, оправился скоро.
       В ленинградском госпитале сдружились с сапером Мишей Хариным. Вместе выписались и попали во взвод инженерной разведки. Тогда под Нарвой формировалась дивизия.
       — Саперы! Два шага вперед! — Мишка шагнул вперед. Володя в саперном деле пока еще ничего не смыслил, но тоже шагнул…
       Повезло ребятам с комвзвода лейтенантом Замятиным. Десять дней по шестнадцать часов он дрессировал их, обучая взрывному делу. Заставлял ползать по участку, разыскивая учебные мины.
       — Только вы там не особенно, каждая десятая мина — боевая, — говорил Замятин.
       — Наверное, пугал, — говорит Сухорецкий.
       
       
…Что остается из воспоминаний через 60 лет после Победы? Дороги? Встречи? Имена? Владимир Михайлович помнит многое и многих.
       Было у сапера Сухорецкого четыре комвзвода.
       Первый, тот самый лейтенант Замятин, взял группу — проверить мосты. Позади Печоры, впереди город Выру. Остановились в деревне. И вдруг — немцы. Наши укрылись в амбаре, отстреливались, пока могли и было чем. Фашисты подожгли их из огнемета. Подкрепление пришло к пепелищу. Илья Эренбург в одном из очерков напишет о гибели и подвиге семи саперов лейтенанта Замятина.
       Второй комвзвода, лейтенант Куваев, был человеком четким, строгим и сдержанным. Ни слова лишнего, ни жеста.
       — Стояли мы на передовой, до немецких окопов было метров 150. Офицеры на нейтральную полосу не лазили, а Куваев почему-то полез. В нескольких метрах от меня наполз на мину…
       Третий комвзвода, желторотик, только из училища, все рвался сражаться.
       — Эй, славяне, чего расселись? — кинул он разведчикам из своего взвода.
       — Дальше идти нельзя, там лощина простреливается минометами, — ответили ему солдаты. — Садись, лейтенант, покури…
       — Не стану я сидеть! А вы — трусы! — крикнул он и рванул в лощину. Там и погиб.
       Четвертому повезло, остался жив. Кто-то ведь должен побеждать.
       Саперное дело — ювелирное дело. Ползешь медленно, осторожно, чуть дыша, каждый сантиметр земли перед собой прокалываешь финкой. Стоп… что-то твердое под лезвием. Аккуратно расчистил землю — там продолговатая коробочка. Побольше раскопал ее, открыл крышку. Надо аккуратно вынуть взрыватель.
       — У меня пальцы были нежные, как у часовщика… — говорит Сухорецкий.
       Обезвредил эту — ползешь дальше. От Ленинграда на Карельский перешеек, потом через Прибалтику — Тарту, Ауце — до Кенигсберга.
       Миша, друг, погиб. Мина была с новым взрывателем, нам еще не известным.
       — Представляете, четыре килограмма взрывчатки в руках… Хоронить было нечего…
       Из 25 саперов, что пришли в батальон в одно время с Сухорецким, к победной весне осталось только пятеро.
       
Владимир Сухорецкий (справа) на съемках фильма "Освобождение".
     
       
Нарвский плацдарм — мерзейшее болото. Срубы, что ставили вместо землянок, медленно погружались в холодную жижу. Ставили новые, те тоже тонули.
       Саперы ходили на нейтральную. Полоса была нафарширована трупами. Там лежал батальон «кирасиров». В войну пытались внедрить кирасы — латы для защиты солдат. Они были легкие, пуля их прошивала.
       — Ползешь по болоту — локтем задеваешь гниющую плоть… — вспоминает сапер. — Мухи летали. Огромные, как «юнкерсы». Настоящих «юнкерсов» не было: немецкие окопы слишком близко, не бомбили. Если и попадал какой снаряд, плюхался в болото, не разрываясь.
       …Эстония. Только что взяли Тарту. Очередная гиблая нейтральная: тут остались две наши группы. Посылают третью. К Сухорецкому подполз разведчик:
       — Слушай, сапер, тут немец валяется мертвый. Я его книжку взял. Давай скажем, что захватили «языка», а он по дороге умер, а?
       — Дело ваше, — сказал сапер.
       На следующий день вызвали к начальнику разведки дивизии.
       — Ты комсомолец? Как думаешь, можно врать в боевой обстановке?
       Комсомолец Сухорецкий замялся. Начальник загрохотал:
       — Я что, дурак? Поверил, что вы живого «языка» взяли, да не довели? На, понюхай, — ткнул под нос книжку немца, — чуешь? Этот запах ничем не вытравишь. Ясно, что с мертвяка сняли. Так дело было? Ладно, не рассказывай, сам знаю. Через два дня «языка» не будет — отправлю под трибунал!
       Впереди два сапера, дальше группа захвата, сзади прикрывающие. Нейтральная вся в колючей проволоке, свитой в спираль, спиралей — восемь. Сухорецкому нужно было сделать восемь резов на «спирали Бруно», чтобы проползти сто сантиметров вперед…
       Взяли ракетчика, что отсиживался в пулеметном гнезде. Доставили живым. Реабилитировались, словом, комсомольцы. Потом взяли еще троих.
       «…Проделывая проходы, только во время поисков снял ок. 80 шт. противопехотных мин. 18 января 1945 г. в р-не Ауце Латвийской ССР участвовал в разведывательной группе по захвату «языка». Проделал проход в проволоке и минном поле противника в 8 метрах от траншеи противника. Сержант Сухорецкий пропустил группу в проход, чем обеспечил успешный захват «языка» — немецкого унтер-офицера… Огнем из автомата и гранатами он отсек группу немцев, которые пытались прийти на помощь захваченному немцу…». Это из наградного листа, представление Сухорецкого В.М. (девятнадцати лет от роду) к ордену Славы III степени.
       В самом конце войны награды пропали. Ребята копали наблюдательный пункт дивизии. Жарко. Разделись. Вдруг артналет — и все. Там, куда кинули гимнастерки, — воронка, ни клочка не осталось. Хорошо, сам жив.
       Вместо орденов Сухорецкий полвека обходился колодками. Навалились дети, внуки: дед, мол, надень награды. Бывший сапер написал в администрацию президента, оттуда письмо попало в комиссию по госнаградам.
       — И представьте, не так давно в мэрии мне торжественно вручили и медаль «За отвагу», и орден Славы под моими же номерами, только с буквой «д» — дубликат.
       
       
45-й был победнопарадным годом. Владимир Сухорецкий участвовал в Первомайском, Параде Победы, в физкультурном и октябрьском. Курсанты Московского военно-инженерного училища, в колонне которых сержант Сухорецкий, тоже теперь курсант, шагал по Красной площади, намалевали плакатец: «Курсант МВИУ. Участник четырех парадов» — и повесили на скелет…
       Через год Московское училище перевели в Ленинград и слили с местным ВИУ. Занимались в Михайловском замке (в войну там размещался госпиталь). А красный уголок роты — вот ведь попадание — был в той самой комнате, где убили Павла I.
       Сопроматы, дифференциалы, черчение, физподготовка, стрельба… Училище готовило кадровых офицеров, и руководство надеялось, что фронтовик, опытный сапер-разведчик и к тому времени член партии Владимир Сухорецкий останется. Но тот заявил: «Не хочу быть офицером», — после чего был переведен в батальон обслуживания, став помощником комвзвода по водоснабжению.
       В 47-м Михайловский замок отняли. Сто человек из батальона поехали под Москву, в городок Востряково, чтобы готовить переезд училища.
       Володино подразделение взяло шефство над Переделкинским детским домом. И была там одна воспитательница — красавица Зоечка Карелова (бывшая военная связистка, работавшая на БОДО — «трехклавишном аппарате многократного телеграфирования». Ее не хотели отпускать на фронт, но из действующей армии прикатил какой-то лейтенант, искавший бодиста, посадил Зою на мотоцикл и умчал. Как в кино…).
       Они встречались на танцах в клубе. Конечно, бились с местными пацанами за девчонок. Но при любом исходе сражения девушки предпочитали военных.
       Зоя и Володя счастливо прожили вместе 52 года.
       
       
Демобилизовался в 50-м. Пришел на «Мосфильм». А там все глухо. В 51-м одновременно закрыты 12 фильмов. Нулевые бюджеты.
       Остаются четыре ленты. Однако работка бывшему саперу все же подвернулась. В художественно-документальном фильме «Никитский ботанический сад» Сухорецкий делал дымы.
       Шидловский в своих «Основах пиротехники» приводит формулы. (Если кому интересно, соли меди при горении дают синий цвет, соли натрия — желтый, соли стронция — красный при особых условиях.) Взятые в отдельности, компоненты чаще всего не опасны и не обладают взрывчатыми свойствами.
       — Верно, — подтверждает бывший сапер. — В войну тротилом, например, топили печки…
       Через год киностудия оправилась. Открылась бездна работы. Вот по сценарию нужен туман. А его нет как назло. Зато есть штатная единица Сухорецкий и шашки белого дыма, изготовленные здесь же, в пиротехническом цехе «Мосфильма». Густая пелена — для оператора Сергея Урусевского, снимающего «Историю одной любви» (реж. Пудовкин).
       Для Александра Птушко и его «Ильи Муромца» — панорама степи с горящими кострами. 3000 огней от Сухорецкого. Змей Горыныч должен извергать пламя — пиротехник посадил в бутафорские головы чудища по одному огнеметчику.
       В «Солярисе» Тарковского — ракета, окутанная дымками.
       Пиротехническая бригада работала везде, где были батальные сцены. Сухорецкий использовал напалм, бывший в арсенале американцев во Вторую мировую, чтобы «поджигать» танки и самолеты в кадре. Одним из первых применил в кино тротил, который наилучшим образом имитирует взрыв, — в фильме «Фортуна» Юрия Озерова.
       
Огнеупорный костюм для "Солдат свободы".       
…Сухорецкий был в составе штурмовой группы при взятии Кенигсберга. Будущий режиссер Озеров — тоже. Он тогда поклялся, что, если останется жив, непременно сделает картину о войне. Так и вышло. К 30-летию Победы Озеров снял пятисерийную эпопею «Освобождение». Чуть позже — продолжение «Солдаты свободы». А Сухорецкий стал главным пиротехником на обеих картинах.
       Было это снято масштабно. Внушительно. Дорого. Пять киностудий, специалисты 20 стран, три года съемок в СССР и Восточной Европе, известные артисты в главных ролях, сотни солдат-статистов, танки и самолеты, тонны тротила, дымовых шашек, километры проводов… Это на войне сапер Сухорецкий делал так, чтобы не взрывалось...
       И пусть в этих фильмах, как в любых крупных государственных проектах, много пафоса. Не об этом речь. Фронтовики Озеров и Сухорецкий сделали фильм про то, что знали и помнили. Для тех, кто дошел, и в память о тех, кто не дошел. Их-то было больше, чем живых победителей.
       
       
…Ни разу не случалось у Сухорецкого ЧП на съемках. Однажды он сгорел, да и то по собственному желанию. Озеров хотел план «горящего целиком человека».
       — Я сказал режиссеру, что нет у меня никого, кому я мог бы доверить это дело…
       Жена была в панике. Коллеги сомневались. Главный инженер запретил. Но пиротехник написал бумагу о принимаемой на себя ответственности «за последствия трюка». Сконструировал скафандр из ткани, рекомендованной НИИ текстильной промышленности для металлургов. Сшил отдельные части проволокой. Оделся. Ассистенты дошнуровали. В том скафандре было темно, душно и глухо. Зато герметично. Коллега Николай Баруцков поджег Сухорецкого. И тот медленно двинулся навстречу как будто фашистским танкам, чтобы там, посреди дороги, как будто умереть. 30 секунд в кадре (еще столько же за кадром), три разных операторских плана. Впервые в советском кино человек горел весь, с головы до пят… Так Юрий Озеров получил лучший кадр «Солдат свободы». А пиротехник Сухорецкий — выговор от главного инженера. И 50 рублей за трюк.
       
       P.S. В декабре 2005 года Владимиру Михайловичу Сухорецкому исполнилось 80 лет. Поздравляем! Желаем лучшего!
       
       Виктория ЧУТКОВА
       
23.01.2006
       

Обсудить на форуме





Производство и доставка питьевой воды

Translate to...
№ 4
23 января 2006 г.

Цена закона
Почему до сих пор не принят закон о переносе игровых автоматов за городскую черту

Кавказский узел
Юрий Иванов: Президент из списка свидетелей просто исчез…

«Лица в штатском» — сначала они прятались от террористов, теперь от потерпевших

В Ингушетии продолжают ловить полевого командира «Магаса» (пятого по счету)

Политические игры
Россияне, наша Родина кем-то окружена!

Россия одной ногой в КПРФ

Власть и деньги
На берегу Воронежского водохранилища местные чиновники построили закрытый яхт-клуб

Финансы
Золотовалютный раствор. Все смешалось на счетах Центробанка

Точка зрения
Анатолий Вишневский: Современный город уже не может существовать без притока людей из деревень, сел и аулов

Мир и мы
Поставки оружия в Иран: персидский шах и российский мат

Санкт-Петербург
Саммит «большой восьмерки». Назревают первые скандалы

Специальный репортаж
Корякия, самый раскрученный на ТВ регион Дальнего Востока: жизнь идет своим вездеходом

Милосердие
Паше Леванову нужны доноры крови!

Четвертая власть
Маленькая «пэ» национального масштаба

Краiна Мрiй
«Труба» никуда не зовет

Регионы
Из саратовского интерната сбежала сотня сирот

Директор школы избивал учеников «в воспитательных целях»

Ртуть в шоколаде

Московский наблюдатель
Холода и БОМЖьи милости

Магазин времени
Новогодние каникулы: потери и приобретения

За рулем
Кто и как зарабатывает на окоченевших машинах и их владельцах

Наградной отдел
Ордена за медали и деньги за монеты

Вольная тема
Юрий Рост. «Серебряная муха»

«Стародум» Станислава Рассадина
Дневники композитора Георгия Свиридова и их оценки

Библиотека
Твардовский: от Гринева до Болконского

Люди
Человек, горевший на работе. Где учился главный пиротехник главной киностудии страны

Кинобудка
Хроника блокады «Ленфильма»

Мина при хорошей игре

Наука
Академик Георгий Голицын: Мы живем в межледниковом периоде

Спорт
Александр Стеблин продолжает руководить Федерацией хоккея

Как вылетают из высшей лиги…

Россия еще фигурирует

2005-й: это был год настоящих петухов

Театральный бинокль
Репортаж с фестиваля «Старейшие театры России в Калуге»

К сведению…
Рецепт успеха доктора Эсамбаева

АРХИВ ЗА 2006 ГОД
98 97 96
95 94 93 92 91 90 89 88
87 86 85 84 83 82 81 80
79 78 77 76 75 74 73 72
71 70 69 68 67 66 65 64
63 62 61 60 59 58 57 56
55 54 53 52 51 50 49 48
47 46 45 44 43 42 41-40
39 38 37 36 35 34 ЧН 33
32-31 30 29 28 27 26 25
24 23 22 21 20 19 18 17
16 15 14 13 12-11 10 09
08 07 06 05 04 03 02 01

RSS

«НОВАЯ ГАЗЕТА»
В ПИТЕРЕ, РЯЗАНИ,
И КРАСНОДАРЕ


МОМЕНТАЛЬНАЯ
ПОДПИСКА
НА «НОВУЮ ГАЗЕТУ»:

ДЛЯ ЧАСТНЫХ ЛИЦ
И ДЛЯ ОРГАНИЗАЦИЙ





   

2006 © АНО РИД «НОВАЯ ГАЗЕТА»
Перепечатка материалов возможна только с разрешения редакции
и с обязательной ссылкой на "Новою газету" и автора публикации.
При использовании материалов в интернете обязателен линк на NovayaGazeta.RuRambler's Top100

   


Rambler's Top100

Яндекс цитирования Rambler's Top100