NovayaGazeta.Ru
Всё о газетеПоиск по архивуНаши акцииНаши расследованияКолумнистыФорум «Открыто.Ру»Сотрудники редакцииТелефоны редакцииРеклама в газете

БЕРИТЕ, СКОЛЬКО УНЕСЕТЕ?
Первое серьезное исследование русской эмиграции наших дней написано на французском
       
"Первая эмиграция" в 1990-х. Русский дом в предместье Парижа. (Фото Сергея Кузнецова, "Новая газета")
     
       
Мир открылся. Унылая крепостная оседлость сменилась фантастическими дао Колобка. В 1920-х по джунглям Восточного Тимора гастролировал казачий конно-акробатический цирк (художественный руководитель — хорунжий Заплачный). Казалось, грустный белогвардейский сюжет с мытьем сапог в Индийском океане уже не перешибить. Но теперь наши люди управляют кланами на тропических островах и церемониями в Киото. Помню прочитанное в Сети письмо русского компьютерщика из Африки: «Все программеры этого княжества — мои ученики». И отдел писем «Газеты.Ру» в канун 9 Мая 2005 года. Там писали примерно так: «Поздравляю всех стариков с 60-летием Победы. Мой дед Григорий, связист Волховского фронта, рассказывал… Маша, Пенсильвания». А мэйлов было несколько сотен — от молодых образованных русских со всех концов света.
       Сколько народу съехало из России? Насколько страшна утечка мозгов?
       Вопрос системно исследован только за границей. Это в духе эпохи.
       Монография французского политолога Анн де Тэнги «ВЕЛИКОЕ ПЕРЕСЕЛЕНИЕ. Россия и русские после падения железного занавеса» (Anne de Tinguy. «La grande migration. La Russie et les Russes depuis l'ouverture du rideau de fer» — Paris: Plon, 2004, 662 pp.) — первое фундаментальное исследование постсоветской миграции 1989—2004 гг. Вот краткий дайджест книги. Все-таки тема не чужая. Вроде бы страна, где мы живем, с Россией граничит.
       
       
Первые главы — остросюжетные. В декабре 1990-го из Союза в Израиль уезжали тысяча человек в день. По прогнозам МИД СССР, после открытия границ уехать должны были 20 миллионов душ всех наций: семь навсегда, тринадцать — на заработки. В прессе Европы возникла тема близкого пришествия беженцев из разоренной страны: ждали от двух до тридцати миллионов человек. В Польше руководитель бюро по делам миграции осенью 1990-го признался, что ожидает увидеть на границе «русских, стоящих босиком на снегу».
       Сколь помню — Россия-1990 от себя ждала примерно того же.
       На деле за 15 лет СНГ покинули 4,7 миллиона человек. Все же не двадцать и не тридцать. И не босиком по снегу.
       Мы пошли другим путем. Уже летом 1993-го польские пограничники докладывали в Варшаву: челноки с Востока нашли способ уходить от радаров и тридцатичасовых очередей на КПП. Они ввозят эмалированные ведра и водку… на забытых в СНГ за ненадобностью самолетах сельскохозяйственной авиации.
       На бесхозном (благо не сеяли, не жали) «кукурузнике» имени Матиаса Руста, с контрабандным электроутюгом и «трофейным» кабелем Россия вернулась в мир.
       Глава о челноках начала 1990-х — одна из самых ярких. На крупнейшем стадионе Варшавы, превращенном в рынок, в 1993—1995 гг. вели полевые исследования среди «наших людей» европейские социологи. В 1990-х труженики рынка в Лужниках мечтали поставить памятник челноку. Анкеты, которые цитирует Анн де Тэнги, — тоже памятник, только нерукотворный.
       …Москвичка, 29 лет, сотрудница кабельного телевидения. Зарплата — 10 тыс. руб. Килограмм колбасы — 2 тыс. руб. Прибыль от одной поездки — 100 тыс. руб. Программист, 34 года. Зарплата в НИИ — 20 долл. Прибыль от вояжа — 1500 долл.
       Артель — семеро мужиков. Ездят на рафике из Новосибирска в Польшу. Дорога в одну сторону занимает десять дней. Прибыль на нос — 600 долл. за бросок. С начала 1994 года это была их пятая поездка. Опрос проводили в мае.
       Монография бесстрастна, зато изобилует материалом. Некорректный вывод читатель делает сам. Сколько силы, выносливости, непредсказуемого куража (вплоть до сельхозавиации!) вложено было в этот труд тысячами квалифицированных сограждан. Не меньше, чем в Магнитку.
       Только Магнитка в каждом ларьке была своя. Вроде домны в каждом китайском дворе.
       Соседи — Польша, Турция, Китай — ответили на явление коробейников из СНГ ростом производства. Откуда, собственно, и брался товар. Наши ушли в поток перевозчиков с клетчатыми сумками наперевес.
       В 1994 году границу Польши граждане СНГ пересекли 9,5 млн раз. 80% человекопереходов — челночный бизнес.
       Советские проявили в 1990-х замечательное мужество выживания. Но кустарным методом. И, похоже, полное неумение организовать совместный производительный труд без участия сраженной ударом Софьи Власьевны.
       О национальных стратегиях мелкого бизнеса, как помним, и речи не было. Словно и касаемо человеческого потенциала над страной прогремело зычное благодушное обращение к ближним и дальним: «БЕРИТЕ, СКОЛЬКО УНЕСЕТЕ!».
       В книге много о миграции на Дальнем Востоке, о русских Казахстана и Средней Азии. «Москва не шлет ни сотрудников, ни преподавателей, ни стипендий, ни книг» — ситуация была такой в 1990-х для русских всего СНГ. В 2001 году впервые посланы 30 тысяч учебников русского в Казахстан, 60 тысяч — в Узбекистан. В Ташкенте открылся центр научных и культурных связей со Средней Азией. В вузах России сейчас — чуть больше десяти тысяч студентов из Казахстана. А граждан Таджикистана — всего 220 душ.
       В 1990-х ФРГ тратила ежегодно на каждого «соотечественника за рубежом» 970 DM. Россия на те же цели — 0,25 копейки. (Добавлю: три команды претендовали на создание русского аналога Британского совета или Гете-Института. Реально — очень скромно действует Центр поддержки русского языка. Прочие исчезли на стадии презентаций. Судя по презентациям, жалеть не о чем.)
       Программы культурного влияния в пестром мире «постсоветского Востока», мощные стипендиальные программы есть и у Турции, и у КНР.
       «Русскость» в регионе жива, но лишь обаянием культуры и памяти.
       Далее — итоги эмиграции 1989—2003 гг. из бывшего СССР в дальнее зарубежье. В Германию, Израиль, США за эти годы убыли 3,9 млн человек. В том числе — 1286 тысяч граждан России.
       Израиль. Количество инженеров и ученых на 10 000 душ населения стало после приезда этой волны в полтора раза больше, чем в США (145 человек против 85). Математика, физика, геология, электроника получили мощный импульс к развитию. Произошла сущая технологическая революция. В стране благодаря приезжим из России возникла целая сеть музыкальных школ.
       При этом 91% израильских иммигрантов учат своих детей русскому языку. 57% отдают их в школы, где преподают частично на русском.
       США. В 1991 году журнал Policy Review писал: «Открыть дверь в США русским эмигрантам не означает взять на себя бремя: русские обогатят Америку». В Штаты перебрались 650 тысяч человек из бывшего СССР. В том числе — 16 тысяч спортсменов, четыре тысячи артистов. В 2003 году Нобелевскую премию получил физик Алексей Абрикосов. Медаль Филдса (аналог Нобеля у математиков) получил 36-летний Владимир Воеводский. В университете Миннесоты на кафедре теоретической физики с 1994 года рабочим языком стал русский. Как и в Израиле, выходцы из России создали в США сеть спортивных, танцевальных, музыкальных школ.
       Среди студентов и исследователей, приезжающих в Америку по трехлетней визе, — около 6% россиян. (В среднем это 10—12 тысяч человек ежегодно.) Русские математики и физики составляют 3—4% иностранцев, работающих в США в этой сфере.
       Катастрофическая утечка мозгов — или нормальный академический обмен? Наверно, нет однозначного ответа.
       А в целом сегодня 5 млн граждан США имеют русские корни разной глубины залегания.
       Похоже, при всей нашей общинности русские особо быстры, когда бегут россыпью. 27% новых иммигрантов из России окончили магистратуру (против 9% населения США в целом). 3,8% новых русских американцев имеют ученую степень (во всем населении — 1%). Средний доход семьи недавних иммигрантов — 35 тыс. долл. в год. Средний доход семьи недавних иммигрантов из России — около 59 тыс. долл. Только 5% из них плохо владеют английским. Только 10—15% хотят вернуться в Россию навсегда.
       Что, кстати, отличает наших от китайских и индийских иммигрантов в США. В этих процветающих общинах вернуться на родину хотят многие.
       Но тут, вероятно, кое-что зависит и от самой родины. Пик эмиграции из СНГ в США приходится на 1993—1994 гг. 120 тысяч человек за два года. Думаю, процент академической элиты (и разоренной, и оскорбленной «шоковой терапией») — самой сильной, отборной академической элиты — был тогда особо высок.
       Сегодня ей все еще некуда возвращаться. А платность высшего образования в РФ наверняка увеличит поток мигрантов. Особенно (логически рассуждая) детей той академической элиты, что осталась в России. Платить за образование этой среде по-прежнему нечем. А воспитать тинейджеров, способных выдержать конкурс на любую стипендию, она способна лучше всех в стране.
       В статистике эта утечка большого процента не составит. Но велика ли была эмиграция времен Гражданской войны? Миллиона два от Риги до Харбина.
       А климат на всей этой территории определенно изменился.
       …Далее по странам. Греция. Туда переселились около 500 тысяч этнических греков из бывшего СССР. Польша и Финляндия приняли относительно большие общины этнических поляков и финнов. В Германию за эти годы переселились 2,1 млн немцев из бывшего СССР. Почти вся община петербургских, балтийских, поволжских (а потом — ссыльных, карагандинских) немцев!
       40% уехавших русских немцев составляли дети и подростки.
       Но любопытно, что политика сплошной этнической иммиграции оказалась менее успешной, чем «избирательная» политика США. В Финляндии 80% новоприбывших не имеют работы — и это очень повысило уровень безработицы во всей маленькой стране.
       Похожие процессы идут среди потомков Штольца. Анн де Тэнги ссылается на книгу демографов Барбары Дитц и Хайке Ролль «Юные переселенцы. Портрет промежуточного поколения» (Barbara Dietz, Heike Roll. Jugendliche Aussiedler: Portraet eines Zuwanderer Generation Frankfurt, New York, Campus Verlag, 1998, 212 S.). Только 7,5% «возвращенцев» в ФРГ чувствуют себя воистину немцами. Треть прибывших ощущают себя чужими. Складываются общины и кварталы «своих», во многом похожие на турецкие общины в Германии.
       Часть иммигрантов нашла себя в сфере экономической кооперации между двумя странами. Привязанность к русскому языку, ТВ, интернету остается высокой. Русскую периодику читают 75% «новых немцев». (Да и «американцы» испытывают, по данным социологов, явный сантимент к культуре и языку.)
       Глава «Возобновит ли Франция традиции?» начинается экскурсом в историю. Во Франции 1920-х гг. русских было 400 тысяч человек. Против легенд — только 3% всех иммигрантов. Бельгийцев, поляков, итальянцев во Франции было куда больше. (Легендарных «врангелевцев-таксистов», по архивным спискам, всего две тысячи душ. Горсть людей на великий город.)
       Но эти 3%, пишет Анн де Тэнги, и вправду сумели сделать 1920-е годы эпохой «русского Парижа». Как-то они были заметны в народе…
       В 1990-х Франция отнеслась к русским «в рассуждении, куда бы поехать» намного сдержаннее. 35% новобранцев Иностранного легиона в 1990-х составили славяне (впрочем, это 400 человек). Русские дети появились с начала 1990-х в частных школах Франции (и даже существенно взбили цены на обучение). Но в целом поток новоприбывших был невелик.
       Анн де Тэнги цитирует демографа Жана-Клода Шесне: «Наша страна осталась равнодушна к этой эмиграции, которая располагала такими качествами, как молодость, высокая квалификация, предприимчивость, невысокий уровень требований, хорошее знание иностранных языков». Вместо того чтобы поддержать этот «шанс развития и для людей, и для экономики, и для страны принимающей, и для страны исхода», Франция «уступила монополию приема (этой эмиграции) двум или трем странам: Израилю, США, Германии».
       Автор «Великого переселения» добавляет: эти люди, с их книжной, но пылкой любовью к Франции, могли б «повторить чудо 1920-х».
       …Разноликая информация убеждает русского читателя: все же мы не прореха на человечестве. И это лучший итог эксперимента 1990-х.
       Главный вывод читателя странен для него самого. Запас прочности страны и тяга к оседлости оказались выше, чем казалось нам. («Задержанная эмиграция» в 1,3 млн человек (из Российской Федерации)… не так уж много. По данным социолога Льва Гудкова, в научных обменах за эти годы приняли участие около 100 тысяч человек. Это очень немного. Даже слишком мало, пожалуй.)
       Но и прочность «наших людей» оказалась выше, чем казалось в 1990-м. И помещенные порознь в организованную деятельную среду, в условия повышенной трудности — «наши» часто оказываются сильнее, чем дома. Оборотная сторона «утечки мозгов» — новый опыт неоценимого объема.
       При этом русские, вышедшие в мир, не ассимилируются полностью. Не хотят. Судя по данным исследователя, Россия сегодня — не форма, а содержание. Нет миграционной политики. Нет социальных институтов связей с соотечественниками. Но есть неопределимая и сильная «русскость». Она строит и держит связи, сохраняет свою власть... Сам-мое на фиг нерентабельное — культура и язык — оказалось самым сильным, что есть сегодня у России.
       При открытых границах эмиграция прорастает узлами связей между «странами прибытия» и Россией. Анн де Тэнги предполагает, что эмиграция в Германии и русские общины трех балтийских государств (а это 1 млн 200 тыс. человек) станут значимым мостом между Россией и ЕС. Сравнивает сегодняшнее «русское рассеяние» с общинами китайцев-хуацяо, пронизавшими мир. В экономическом подъеме КНР их капитал и деловой опыт играли важную роль.
       …Кажется, лорд Черчилль делил людей на тех, кто ищет в любой возможности новые проблемы, — и тех, кто ищет в каждой проблеме новые возможности. Анн де Тэнги предлагает нам второй путь. Проблема российской эмиграции видится ей мощным источником возможностей для «метрополии».
       Что ж, в любом случае это взгляд сильного человека. Как ни странно, история эмиграции 1989—2004 гг. говорит больше о нашей силе, чем о слабости.
       
Новая эмиграция? Поэто и актер Олег Жуковский с сыном в Дрездене. (Фото Сергея Кузнецова, "Новая газета")
     
       P.S. Осенью 2005 года «Новая газета» писала о состоянии крупнейших библиотек России. В частности о том, что новые иностранные книги почти не поступают в их фонды с начала 1990-х. Я искала по электронным каталогам Российской государственной библиотеки, Российской национальной библиотеки им. Салтыкова-Щедрина и Исторической библиотеки в Москве исследование Анн де Тэнги. И три книги из ее «Списка литературы» по теме новой русской миграции.
       Возможно, не совладала с каталогами on-line. Возможно, они неполны. (Сайт РГБ предупреждает: не исключены оба варианта.) Но результат поиска таков.
       «Великое переселение» есть только в Исторической библиотеке (теперь — и в библиотеке Французского культурного центра в Москве).
       Монографии Барбары Дитц и Хайке Ролль о юных переселенцах в ФРГ нет ни в РГБ, ни в РНБ, ни в Историчке.
       Книга Олега Иконникова «Эмиграция научных кадров из России» (М.: Компас, 1993) не обнаружена ни в РГБ, ни в РНБ, ни в Историчке.
       Книга Людмилы Леденевой и Елены Тюрюкановой «Российские студенты за рубежом: перспективы возвращения» (М.: Страховое ревю, 2002) есть в Москве. Из Петербурга — on-line не отзывается.
       Вот так — по листку — и готовим почву для внешней и внутренней утечки умов.
       
       Елена ДЬЯКОВА, обозреватель «Новой»
       
19.01.2006
       

Обсудить на форуме





Производство и доставка питьевой воды

Translate to...
№ 3
19 января 2006 г.

Власть
Считайте их в коммунизме

Болевая точка
Ситуация в Шелковском районе Чечни продолжает оставаться критической

Расследования
Беслан. Танки мстили за спецназ?

Ликвидаторы. Как действуют и кому подчиняются специальные группы ФСБ, МВД и ГРУ

Дело о секретных агентах. Как из милиции изгоняют приличных людей

Суд да дело
Кто наткнулся на языковой барьер?

Подробности
Рынку не светят. А он и не греет

Московский наблюдатель
Менты защищают бездомных

Мороз по 70 евро

В темноте, да не в обиде

Страна уголков
Холодный январь 2006-го. Хроника сопротивления

Регионы
Преступность крепчает параллельно с ВВП

Задержан мальчик с погромушкой

Косметический налет

Плата за жульё
Администрация Воронежской области сообщила жителям о росте тарифов. На всё

Власть и люди
Врачи придумали хитрый прием

Жителям Калмыкии приходится покупать справки об инвалидности

Власть и деньги
Саратовская прокуратура требует снизить зарплату госслужащим

Финансы
Похоже, правительство решило удваивать не ВВП, а тарифы в регионах

Новости компаний
Российский автопром вступил в фазу нового передела?

Краiна Мрiй
Отряд не заметил потери Бойко

Новейшая история
Путин возрождает железный занавес. Лукашенко ассистирует

Медицина
Академик Каверин: «Птичий грипп» чрезвычайно опасен

Специальный репортаж
Судьба-картошка. В снегах Псковской области раскинулась небольшая Руанда

Милосердие
«Детский вопрос» находит ответы

Сюжеты
Татьяна Гузова: Не зарекайся от сумы и опоссумов

Вольная тема
Александр Генис. «Танго с говядиной»

Спорт
Не вышло поле перейти. Как умирают футболисты…

Театральный бинокль
Модерн в старом доме

Точка зрения
Критик о театральной критике: Наша профессиональная добросовестность сомнительна

Культурный слой
Первое серьезное исследование русской эмиграции наших дней написано на французском

Музыкальная жизнь
Пожар в степи. Как он горел в Москве, у метро «Проспект Мира»

Телеревизор
Алексей Панин: Телевидение — это фон

АРХИВ ЗА 2006 ГОД
98 97 96
95 94 93 92 91 90 89 88
87 86 85 84 83 82 81 80
79 78 77 76 75 74 73 72
71 70 69 68 67 66 65 64
63 62 61 60 59 58 57 56
55 54 53 52 51 50 49 48
47 46 45 44 43 42 41-40
39 38 37 36 35 34 ЧН 33
32-31 30 29 28 27 26 25
24 23 22 21 20 19 18 17
16 15 14 13 12-11 10 09
08 07 06 05 04 03 02 01

RSS

«НОВАЯ ГАЗЕТА»
В ПИТЕРЕ, РЯЗАНИ,
И КРАСНОДАРЕ


МОМЕНТАЛЬНАЯ
ПОДПИСКА
НА «НОВУЮ ГАЗЕТУ»:

ДЛЯ ЧАСТНЫХ ЛИЦ
И ДЛЯ ОРГАНИЗАЦИЙ





   

2006 © АНО РИД «НОВАЯ ГАЗЕТА»
Перепечатка материалов возможна только с разрешения редакции
и с обязательной ссылкой на "Новою газету" и автора публикации.
При использовании материалов в интернете обязателен линк на NovayaGazeta.RuRambler's Top100

   


Rambler's Top100

Яндекс цитирования Rambler's Top100